Categories
Дельвин. Постскриптум

Маленькая заметочка для себя. Июнь 2017

Я тут получил вопрос-иголочку, мол, зачем я пишу “заметочку для себя” публично. Отвечаю: я адепт открытого и прозрачного цифрового общества, в котором, как в “Nosedive”, отвечаешь репутацией за каждый чих. И где нельзя врать и лукавить, скрывать и извиваться — серьезный репутационный риск.

Люди месяца: Настя и Генри Линнала, с которыми я провел неделю в Хельсинки, практикуя финский с утра до ночи. Результат: обнаружил, что понимаю со слуха уже и песни.

Событие месяца: подготовил к открытию курс-видеокнигу “Латинский язык: Лингвистический конструктор” на Степике. Это же работа над современным форматом новой цифровой эпохи — интерактивными скетчами, с одной стороны, и упражнениями-общением с другой. За этим — будущее.

Города месяца: Петербург, Москва, Вязьма, Колпино, Хельсинки, Мянтюхарью, Лахти.

Преподавал: французскую литературу, английский и английскую литературу, риторику, древнегреческий, финский, итальянскую литературу,

— Провел два семинара для старшеклассников в Вязьме, в “Квартире Номер Два”: журналистика/блоггинг и театральный мастер-класс с чтением современной американской литературы;

— Провел прогулку по Преображенке на английском из цикла “Moscow For Advanced Explorers”;

— Вел прямой репортаж с Марсова поля во время протестных гуляний 12 июня 2017;

— Отснято несколько микророликов для видеоблога.

Рабочие языки из неповседневных: древнегреческий, румынский.

30 June 2017. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Постскриптум

На пяти метрах квадратных

Моя жизнь замкнулась в последние несколько дней в пяти квадратных метрах кухоньки на Коломенской, где я готовлю к запуску на “Степике” курс латинского конструктора 1 июля 2017. Я не знаю, много или мало — 300 записавшихся на латынь, но по мне — после скучающих университетских группок из десяти человек, где только с одним или двумя поговорить было о чем, — триста желающих добровольно (!!!) изучать эту “гнилую антикварную ересь” — увеличение в 150 раз.

Видеокнижку надо напидарасить и привести в нестыдный вид, чтобы не краснеть. А как хочется гулять. Позвать какого-нибудь умного парнишу (или чтобы парниша позвал меня) — и чтобы пощебетал мне над ухом в целях разрядки моих мозгов.

Но моя каморка пока полна лишь латыни — и я, как сумасшедший шляпник, разговариваю с Катоном, Цицероном, Гаем, Тиберием, Марциалом, Овидием и Сенекой. Ну хоть с кем-то.

Но они мне вроде еще не отвечают. Значит, пока сумасшествие в пределах нормы.

29 June 2017. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Постскриптум

За блокировку!..

Да что там заблокировать Телеграм. Ну подумаешь. Ну просто 6-8 миллионов рассерженных горожан поставят антиблоки. Правда, туда примкнут и тупые пёзды обоих полов, которые доселе “тока для фотачек из Тая” его не развивали, а пользовали. И которые однажды утром таки поинтересуются, чо за хуйня творится.

Куда интереснее весь Интернет вырубить. Вот я бы тогда забронировал место на руфтопчике с видом на Манежную, заказал бы дорогой попкорн и вишневую сосу-солу. И стал бы ждать, что будет через час. И на каких стенах появятся комментарии. И как будут выставлять лайки и дизлайки в оффлайн-режиме.

26 June 2017. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Постскриптум

Наказание свободой

Вы когда-нибудь слышали сакраментально-истеричное: “Все! Живи как хочешь!”? Я вот сейчас подумал. Это, наверное, только в России может подобная фразочка говорящим совершенно искренне восприниматься как страшнейшая угроза. Всё! Я наказываю тебя свободой действия! И ты очень пожалеешь, что крепостное право отменено было в 1861! Ты еще приползешь ко мне на коленях, сожалея, что вынудил наказать тебя разрешением делать, что хочешь!

И да, вы представляете себе, я не просто хочу жить так, как я хочу, не просто имею на это право. Что самое смешное, вы у меня его и не забирали и забрать ну совсем никак и не могли, чтобы, возвращая, угрожать возвращением.

Бля, какой же абсурд. А ведь есть те, кто по-настоящему верит, что страшнее угрозы не придумать.

Ну скажите честно — слышали же такое?

25 June 2017. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Постскриптум

Здесь

Здесь такая тишина.

Здесь такая благодать.

Здесь такие спокойные люди — без страха и заморочек.

Здесь такие запахи от цветущих кустарников.

Здесь такие белые ночи — и правда белее, чем в Питере.

Здесь так все ненапряжно.

Здесь так все расслабленно.

Что хочется чуть ли не безмятежно нырнуть с балкона этого шестого этажа вниз головой, если только на секунду задуматься над тем, что творится всего в 400 километрах.

15 June 2017. — Helsinki (Finland)

Categories
Дельвин. Постскриптум

Помощь волонтерам

У меня уже очень давно запланирован Хельсинки и практика финского: буду выверять курс финского перед запуском на Степике. Поэтому сейчас хватаю блаблакар и еду. Но есть клич, тем не менее.

В прошлом посте я написал, что эти стервозники из ФСИНа мурыжат людей с передачками — на человека по 15-20 минут (опись делают, бля). Я не смог дождаться. И отвез в штаб на Достоевского, 34 (“Открытое пространство”). Там дежурит несколько человек, и у них не хватает рук, чтобы адресно доставлять передачи.

Если есть возможность, то помочь ребятам из штаба можно либо предложив свою волонтерскую помощь, либо принеся продукты им самим, либо на передачки задержанным.

У спецприемника я подслушал — непроверено, — что ночью в Гатчину увозили не только новых, но и уже находящихся там.

15 June 2017. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Постскриптум

Говно нации

Посмотрите на тех, кого один какбыжурнализд назвал вчера “двумя процентами говна”. Это те, кто умеет самоорганизовываться. Это те, кто будет ждать своих друзей около ИВС. Это тот, кто сметет эту блядскую кучку преступников, ни с хуя хватающих на улицах наших коллег, друзей и возлюбленных. 

Это мы. И скоро роли поменяются. Только кто будет носить еду и сигареты хуйлам — большой вопрос. 

No photo description available.

15 June 2017. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Постскриптум

Рим — это свобода

А видеокурс-книгу, — этот экспериментальный и пока не до конца протоптанный новый формат цифровой эпохи, — по латинскому языку и римской литературе мы несмотря ни на что на “Степике” 1 июля 2017 откроем. Это гимн Свободе. Той Свободе, которую у нас никто не заберет, потому что она — в нас самих. И все классические тексты: литература, право, философия — учат этому. Просто нужно откинуть выученную беспомощность.

И презрительное “Да кому вы там нужны с вашей латынью” — уже лично для меня не сработает. Так получилось, что — и меня это коснулось в самые ответственные моменты последних штрихов. Когда я писал последние видео. Следующий шаг — это когда будут вламываться ко мне в студию, в аудиторию, хватать меня на сцене или на конференции.

И в одну ночь латынь перестала для меня быть “чеховским человеком в футляре”, как однажды колко подъебнул Паша Чикалов. Нет: реальность — вот она. Мы с Пашей же сегодня полночи и простояли вместе у Фрунзенского суда, ожидая, что будет с Лешей Белозеровым, нашим видеоредактором, который в числе той тысячи был схвачен 12 июня 2017. Результат: 10к штрафа и 7 суток ареста. За прогулки в честь Дня России.

И Леше же Белозерову я и сделаю посвящение всей этой почти годовой работы: Rusthenia libera erit — Россия будет свободной.

14 June 2017. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Комментированная история текстов

Повседневность Риккардо Фольи

Разочарование — одна из излюбленных тем Риккардо Фольи, и врывается он на международную арену в 1982 с пронзительной песней “Повседневные истории” (“Storie di tutti i giorni”). Причем именно в восьмидесятые он и перешел к философским и очень обобщающим текстам. В которых без труда прочитывается и наше разочарование в той любви, которую мы так ждали, а она оказалась не картинкой из детства и не принц, — и вот мы покидаем возлюбленных; и отчаяние оттого, что мы не в состоянии преодолеть инертность общества, что у нас или у наших детей нет таких результатов, как мы бы того хотели; и опускающиеся руки, когда ты ничего не можешь против системы, которая жрет тебя и ломает твои кости; и болезненное откровение, что нашего творчества на самом деле никто не ждет.

И очень символично, что на фестивале в Сан-Ремо, где в 1982 и прогремела эта песня впервые, разочарование победило счастье: Ромино и Аль-Бано со своей “Феличитой” были вторыми.

Споем эту песню с пословным подстрочником и комментарием.

Storie di tutti i giorni (истории всех дней, т.е. повседневные)

Storie di tutti i giorni (истории всех дней, т.е. повседневные)

vecchi discorsi sempre da fare (старые разговоры всегда делать, т.е. разговоры, которые нужно постоянно вести)

storie ferme sulle panchine (истории, застывшие на скамейках)

in attesa di un lieto fine (в ожидании веселого конца)

storie di noi brava gente (истории о нас, хороших людях)

che fa fatica s’innamora con niente (которые делают тяжелый труд, влюбляются с ничем, т.е. моментально)

vita di sempre ma in mente grandi idee (жизнь всегдашняя, т.е. обычная, но в уме великие идеи).

Un giorno in più che se ne va (один день еще, который уходит прочь)

un orologio fermo da un’eternità (часы, остановившиеся на вечности)

per tutti quelli così come noi (для всех таких, как мы, которые)

da sempre in corsa sempre a metà (дают всегда бег, и всегда посередине, т.е. бегут, но не прибегают)

un giorno in più che passa ormai (один день еще, который уходит, увы)

con questo amore che non è grande come vorrei (с этой любовью, которая не есть такая большая, как я бы хотел).

Storie come amici perduti (истории, как друзья потерянные)

che cambiano strada se li saluti (что меняют дорогу, если ты их поприветствуешь)

storie che non fanno rumore (истории, которые не делают шума)

come una stanza chiusa a chiave (как комната, закрытая на ключ)

storie che non hanno futuro (истории, которые не имеют будущего)

come un piccolo punto su un grande muro (как маленькая точка на большой стене)

dove scriverci un rigo a una donna che non c’è più (где написать строчку женщине, которой уже здесь нет).

Un giorno in più che se ne va (день еще, который уходит прочь)

un uomo stanco che nessuno ascolterà (человек усталый, которого никто не выслушает)

per tutti quelli così come noi (для всех таких, как мы, которые)

senza trionfi né grossi guai (без больших триумфов, но и без больших трагедий)

un giorno in più che passa ormai (один день еще, который проходит, увы)

con questo amore che non è bello come vorrei (с этой любовью, которая не такая прекрасная, как я бы хотел).

Storie come anelli di fumo (истории, как кольца дыма)

in un posto lontano senza nessuno (в месте далеком без никого, т.е. пустынном)

solo una notte che non finisce mai (только одна ночь, что не кончается никогда).

Un giorno in più che se ne va (один день еще, который уходит прочь)

dimenticato tra i rumori di città (забытый среди шума города)

per tutti quelli così come noi (для все таких, как мы, у которых)

niente è cambiato niente cambierà (ничто не изменилось, ничто не изменится)

un giorno in più che passa ormai (день еще, который проходит, увы)

con questo amore che non è forte come vorrei (с этой любовью, которая не такая сильная, как я бы того хотел).

14 June 2017. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Постскриптум

Dies Rustheniae cum maximo splendore celebrata

Hodie, 12 Juni 2017, dies nationalis, aliter Dies Rustheniae apellata, cum maximo splendore celebrabatur, cum orchestris, musica, theatris popularibus in viis oppidorum. Et autem cum multis civibus pacatis sine causa culpaque comprehensis.

Mane dux oppositionis, Alexius Navalnis, omnes in ambulationem festivam secum convocavit. Ille, quia non procul ab domo sua in custodiam captus erat, participare non potuit. Sed populus Moscuae et Petropolis absterriti non erant et sine duce in viam principalem Moscuae, Tverskaiam, vexilla russica tenentes convenerunt; in Petropoli multi in Campo Martis conflixerunt.

Disciplina publica armata, rusthenice OMON appellata, contra cives inermos arma ceperunt et multos atrociter detenerunt, quia ambulatores vexilla nationalia et anates flavas in manibus habebant.

Symbolum motus intercessionis tamen anas flava est. Hoc de investigatione Alexii Navalnis venit: primus minister Rustheniae Dmitrius Medvedevus domum separatam pro sua anate habere dicitur.

Numerus obsidum maximus in Petropoli, urbe metropolitana septentrionali, est: 900; in Moscua circiter 700 in carcere manere traduntur.

12 June 2017. — Moscow (Russia)