Categories
Прочеркон

Ужасы включены в стоимость программы!

То, насколько небезопасно жить в России, осознаешь тогда, когда в маленьких городах расслабляешься и ведешь себя, как в мегаполисе.

Совершенно неожиданно приехала в отпуск наша бостончанка Ленок Рейд (в нашем школьном щенячестве Маслова), с которой полночи я, она и Андрей Скворцов колобродили, вспоминая детство, сравнивая Америку нынешнюю с Америкой моих студенческих дней, делились новостями за последние пять лет, обсуждали планы, говорили о том, что плохо и хорошо там, что плохо и хорошо здесь,– и дернул нас черт собраться, скажем, не у меня, а «выйти». Что, как я убеждаюсь уже не раз, в нашем городке чревато.

Надо сказать, что в редкие передвижения собственно по Дзержинску (кроме ежедневного похода до вокзала) я стараюсь от греха сховаться в такси. А тут вот уж воистину решил «выпендриться»: сел в троллейбус. Еду, ничего не подозревая, отвечаю на какое-то сообщение,– как вдруг некто малоадекватный сзади пытается вытолкнуть из троллейбуса, да еще выхватывая у меня из рук коммуникатор… Всегда держу его крепко, потому как боюсь уронить,– и коммуник остался при мне, а пьяного отморозка таки удалось отстранить и отшвырнуть на выход…

И тут уж не знаешь, чему удивляться в нашей дикости больше: риску подвергнуться разбойному нападению при десятках свидетелей средь бела дня – или тому, что у нас в магазинах швыряемый на прилавок товар не кладут в пакетик, как к тому привыкла Лена, и что на весь город нет ни одного общественного туалета.

Пользуйтесь частным транспортом в малых городах. Целее будете.

29 April 2008. – Dzerzhinsk (Russia)

Categories
Прочеркон

Самообуздание и твердость

Восточные философские системы – в особенности в их озападненном виде – занимают достаточно воинствующую позицию в отношении самообуздания. А твердость в жизненных позициях считают вредоносной. Правда, некоторые, как Дешикачар, не предлагают отказа от того-то и того-то во имя постижения абстрактных вселенских тайн, однако такая конечная цель (читай: самоцель) просматривается.

Не знаю, как долго еще я бы формулировал, если бы не фраза из романа Амели Нотомб «Страх и трепет» («Stupeur et tremblements»), которую сам же притащил студентам на экзамен. Француженка, приехавшая работать в Токио, отвечает своему японскому боссу, дающему, в силу некоторых событий, кажущийся нам абсурдным приказ «забыть японский язык»: «Le cerveau nippon est probable­ment capable de se forcer à oublier une langue. Le cerveau occidental n’en a pas les moyens» (Японские мозги, может, и в состоянии забыть язык, но сознание западное к тому не имеет средств).

Наше научное миропонимание предполагает уход чего-то одного и приход взамен другого. Мы не устроены, чтобы отказаться и не получить ничего взамен. Это не хорошо и не плохо. Это так есть.

Итак, несколько неосторожных выводов, которые, на мой взгляд, неплохо балансируют развитие, не сталкивая его в фанатичную однобокость.

Чтобы не быть подверженным быстрому «износу» системы, рекомендуется снижение эмоциональных выбросов вовне. Противовес: следует стремиться к увеличению твердости в самооценке (не путать с самолюбованием!), самоподаче и постановке собственных целей (любого характера). Проще говоря: простое подавление эмоций приводит к комплексам.

Чтобы не тратить время – не впадать в тщеславие, рекомендуется снижение зацикленности на собственном «наследии» и на «самокопании» («самоугрызениях»). Противовес для освободившихся силы и времени: повышение качества любого исполняемого действия.

Наконец, о физической фазе. Неплохо снизить «роскошность» потребляемой пищи (организм тратит очень много усилий на усвоение тяжелой еды), но не без противовеса: повышение концентрации на комфорте тела: на его гибкости и легкости дыхания.

Просто? элементарно к исполнению? граничит с «банальщиной»?

Попробуйте. Буду рад, когда получится и когда ощутите больший комфорт.

Маленькое ПыСы. Почти 12 лет я задавал себе вопрос, почему, в отличие от моих друзей, я не пользуюсь мало-мальски «спросом». Я не был избалован вниманием девушек: ящики и телефоны не ломились от признаний поклонниц (позднее студенток). Тогда я подумал: хм, может, произвожу впечатление гея? Присмотрелся: да и парни не вот уж рвались ко мне. Отчаялся; плюнул на тех и других. Потом задумался, что же мне мешает успешно выполнять свои профессиональные и творческие задумки. Отсутствие мозгов? поддержки? таланта? идей? Тоже плюнул и стал многое делать абы как. Постепенно построение отношений с миром вовне и извне приводило к нарастанию дискомфорта. Урегулировал себя по трем пунктам выше – и «проблемы» тех двенадцати лет почти отпали как не имеющие значения.

28 April 2008. – Dzerzhinsk (Russia)

Categories
Прочеркон

Предпасхальные размышления

Есть одна несбыточная предпасхальная мечта: отслушать службу где-нибудь в глухой деревушке, где лишь священник, певчие да несколько прихожан. Где покой. Где праздник. Где настоящее предвосхищение Величайшего Чуда. Где блеск свечей вперемешку с восковым амбре, которое стекает благодатью по стенам, иконам, украшениям, коврам, одеяниям, люстрам, хорам откуда-то с макушки купола, а может, и из еще более высоких высот и заоблачных облаков…

И, что самое главное, подальше от наших оголтелых православных фанатиков, зыркающих огненными взорами и шипящих проклятия только потому, что понимаешь все не так, как хочется им. Ты для них еретик, которого нужно сжечь. Или четвертовать. А когда ты вызываешь у некоторых подобные вожделения, как-то поневоле становится неуютно.

Но увы, увы, увы. Поехать не к кому. Вырваться некуда. Так и сейчас, когда на Пасху опять застреваешь в городе, лучше не портить себе настроение созерцанием благочестивых старушек,– к тому моменту с изрядно покоцанными куличами,– которые, озверев от поста, смысл которого понимают еще меньше, чем сами священники, распихивают друг друга, стремясь пролезть поближе к алтарю и к батюшке. Те из них, которым это удается (после локоточно-кулачного боя в дверях), благовейно закатывают глаза и, преисполненные просветленной веры, продолжают рычать: «Куда лезешь, нахал?»

А потом теми же устами шепчут: «Аминь». И самозабвенно крестятся.

Не меняется ничего со времен зощенковских наблюдений.

26 April 2008. – Dzerzhinsk (Russia)

Categories
Прочеркон

Две равные неравные половинки

Какой бы абстрактной и умозрительной ни была линия Экватора, что-то все-таки кардинально разнится в сознании северян (нас) и южан.

Мы тут рассуждаем о “глобальных” кризисах, о “мировых” войнах, о “всеобщей” угрозе и так далее. Мы самоуверенно говорим о “всемирной” безопасности, но в объеме этих понятий южная часть планеты отсутствует по определению. Весь кипеж устраивается в Северном полушарии. Южное живет своей размеренной жизнью – плевать Австралия, Бразилия и Новая Зеландия хотели на суету северян: ни Первая, ни Вторая мировая (претензия нашего сознания просматривается даже в самом именовании феномена) их не затронули.

Но почему же так произошло, что там, где вода крутится в обратную сторону, по-иному устроено и сознание? Ведь территорий, народностей и мозгов для агрессивных философий хватило бы с лихвой. Однако менталитет очевидно другой. Или меняется, стоит лишь ступить за Экватор?

P.S. Автор этих строк уже успел излазить много уголков Северного полушария, но на Южное так до сих пор и облизывается вопрошающе…

25 April 2008. – Dzerzhinsk (Russia)

Categories
Прочеркон

Золото! Золото! А вот кому золота?..

Получил (точнее, с боем вырвал) гонорар от “Центрполиграфа” сразу за два разговорника! Главный дядя местной конторы чуть не лопнул от собственной же великодушности: “Так и быть, выплатим!”

Общая сумма составила аж шесть тыщ рублев! Держу купюрки, руки дрожат, и я млею, млею, млею: что ж делать с такими деньжищами-то?

Как раз, кстати, звонил договариваться с агентом по поводу поиска жилья в Москве, так как родители уже окончательно и бесповоротно в Нижнем Новгороде, – придется снимать. Возьмет он за свою неимоверно сложную, несопоставимую по временным и интеллектуальным затратам услугу ровно два раза полученную мною сумму. Податься, что ли, агентом по недвижимости?

Или вот еще заманчивое объявление на престижную работу: менеджер по клинингу, в скобочках – уборщица… А, нет, это не для меня. Мозгов не хватит. Мне надо грубую интеллектуальную мощь куда-то деть; пожалуй, вот: логистик на складе, в скобочках – грузчик…

Все профессии в России престижны. И материально заманчивы. Выбирай на вкус – не ленись только. Но вот эта мне нравится больше всех: масс-медиа консультант-промоутер. В электричках газеты продавать бишь. Всегда в дороге, всегда в общении, всегда со свежайшей печатной продукцией…

Да, пожалуй… Завтра же!

24 April 2008. – Nizhny Novgorod (Russia)

Categories
Прочеркон

Вот и кончилось теплое лето…

Ушел я без лишнего пафоса – просто тихонечко затворив дверь… Думал, не дождусь дня, когда 305 ГМУ – единственная моя французская группа в этом году – сдаст экзамен, ставящий точку в десятилетнем пребывании в НГЛУ.

Прекрасная учеба – заслуженные оценки. Так держать и не останавливаться на достигнутом! Ведь вся интереснейшая наша жизнь еще только начинается!

Елена Анатольевна Ванчикова слушала и присматривалась к своей будущей группе – вдвойне приятно, что осталась она довольна. И было немного грустно расставаться у деканата, когда в пустом коридоре я в ее лице прощался со всеми.

Да и в поздравлении моим теперь уже бывшим студентам что-то не давало покоя. Ну конечно! Это те, кто остается. Каково им, знающим о туманном будущем когда-то крупного университета, который коридорно уже прозвали “ЧП Рябов”? Даже не берусь представить себе их чувства, но головная боль им обеспечена.

Ибо давно настойчиво циркулируют слухи, что заявление на “разгосударствление” Лингвистического университета уже лежит на подписи у Фурсенко… Если это правда, то тут уж точно пиши пропало.

А это значит, что дипломы превратятся в пшик на красивой бумаге. Скорее всего, тех, кто сейчас еще учится, заставят платить.

Это неприкрытое рейдерство против Университета направлено на разгон студентов и на захват престижной территории. Ясный пончик, что платить одуренные бабосы за обучение на филькину грамоту никто не станет, а до выдачи диплома гособразца нужно пройти сертификацию и получить лицензию. Чхать они хотели морочиться.

Но, друзья, самое возмутительное не это. А то, что все промолчали, хотя знали… Достаточно вспомнить, как мало впечатлило обсуждение в конце января и в начале февраля. Просто проглотили, как будто так и должно быть…

В России как запрягать – тогда лягать. Многих 1 сентября 2008 просто поставят перед фактом. Кто-то рьяный наверняка ведь захочет брыкнуться. Да поздно будет: Рябов – царь, Гриценко – царевна, Бухаров – царский министр. И заживет народ – красота!

23 April 2008. – Nizhny Novgorod (Russia)

Categories
Прочеркон

Сделала аборт? На расстрел!

Последние дни город наводнился пафосными плакатами с отчаянным рукозаломным призывом «не губить жизнь» – да еще и со ссылочкой на заповедь: «Не убий». Оформлены листовочки в державно-патриотическом стиле и криво пропечатаны витой русской графикой на форматной бумаге А4 не самого лучшего качества.

Не имеет значения, кто инициатор очередного крестового похода против абортов (а вкупе еще наверняка достанется презервативам, таблеткам от беременности, геям и лесбиянкам – завсегда чудный повод), вспомню только протесты в традиционно консервативных странах испаноязычного ареала (в 2007 их было особенно много). И не столь давнишнюю беседу в «Русском столе» на Минина после воскресной службы в Храме Михаила-Архангела в Кремле, когда один из подобных активистов мне самозабвенно рассказывал о проведенных «в области» «выставках» и «лекциях». Они с абортами борются. На полном серьезе чуть ли не разрабатывают «законодательные инициативы» всяческих репрессий…

Контраргументы мои, как и следовало ожидать, услышаны не были, ибо не так легко говорить с человеком, у которого, в случае отсутствия логического возражения, за пазухой есть камушек в виде слова «догмат». И пойди поспорь.

Человечество же пытается решить проблему абортов в излюбленном стиле, то есть с полной реализацией абсурдности своего мышления. (Про требование запрета презервативов у меня вообще нет слов: что на это скажешь?)

Давайте на минуту допустим, что мы действительно хотим истребить аборты и моносексуальные браки (вопросы «На хрена?» и «Кому они мешают?» оставим в стороне), но зачем же сезама не с той стороны взламывать-то? Человеку же обязательно дай что-нибудь кому-нибудь запретить, влезть в чужую жизнь (опять же оставим в стороне проблему, почему не с себя начать). И глухо, как в танке, если задавать вопрос: «Господа протестующие, может, для начала подумать, а почему в обществе наметилась тенденция делать аборты?». Может, вместо маниакально-навязчивых угроз горения в геенне огненной, эффективнее было бы задуматься, а не влияет ли социальная ситуация на нежелание рожать ребенка? И начать с подъема уровня жизни. А ведь в стареющих социумах моносексуальные браки – вполне адекватный ответ нежеланию заводить детей, при стремлении к априорно естественной семейственности самого существования человека.

Нет, на решение вопроса «Почему?» религиозные активисты не пойдут. Там же уйма дел! Всю систему ворошить надо: опросами устанавливать причины, анализировать, создавать условия для полноценного функционирования семьи, материально мотивировать интерес к беременности, тем самым стимулируя и пресловутую численность населения…

Работа это все нудная и тяжкая – а посему неинтересная. Куда веселее собрать толпу бездельников да пошуметь в воскресенье где-нибудь на центральной площади; и чем крупнее город – тем лучше. Паблисити, мать ее! Камеры, газеты…

И разойтись в полной уверенности, что сделано богоугодное дело, которое зачтется.

20 April 2008. – Nizhny Novgorod (Russia)

Categories
Прочеркон

Репортаж с верхних нар

Радостный тук-тук колес “Ярмарки” снова не дает мне покоя… Такой привычный путь из Москвы в Нижний – и он же непохожий на все остальные. Я тихонечко лежу на верхней полке, стараясь не дышать и не шевелиться: все равно не усну…

Перевариваю прошедшее. И снова осознаю: какой бы ты ни был самый-рассамый сильный путешественник, даже если ты уже прошел огонь, воду и медные трубы (или трупы), все равно не может не зудеть и не сосать под ложечкой (или просто сосать), когда необходимо сделать очередной шаг (или шах) в неизвестное,- даже когда почти на сто процентов ты уверен в успехе.

Но только идеалистическим романтикам под силу немыслимое. Они верят в безумное и добиваются своего – зачастую меньшего по сравнению с мечтавшимся, но все же. А прагматик скажет: это невозможно. И останется при своем. Если вообще не откатится назад…

19 April 2008. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Еще минута – и доверяю!..

Не люди нам покоряются, падая ниц, а мы покоряемся тем, на чей комфорт присутствия – пусть даже за сотни миль – мы рассчитываем. Желанных мы не можем удержать иначе, как словами: “Я не смею задерживать тебя”.

И отнюдь не города простираются перед нами: добровольно не раскроют они свои сокровища. Только мы сами можем подчиниться их правилам, дабы однажды украдкой вырвать то, что нам и так принадлежит: подобно Маугли, вошедшему в пещеру с золотом для битвы со змеем…

Только сегодня утром – вчера сознание было слишком воспалено и притуплено, чтобы проникнуться по полной программе,- до меня дошло: ведь отныне и мне придется снова покориться тебе, Москва, как бы я ни отвык за многие месяцы и годы: твоим недетским законам, твоей прожорливости людской энергии, твоей силе и твоему драйву…

А Надюшка Кобякова вырвалась на обеденный час из своего офиса в Оружейном переулке и теперь сидела рядом со мной в “Крепери де Пари”… Она поглядывала на часы, зная, что ее дневной перерыв не вечен, хлебала крем-суп огромной ложкой – вальяжным жестом деловой дамы, звякала крышкой чайничка, рассчитывая, что так он быстрее и лучше заварит чай, и пророчествоала: “Ну вот теперь и ты будешь здесь. А это значит, что видеться будем еще реже…”

Уже спустя несколько минут она вспархивала на крылечко своей конторы, махала мне рукой, как Гектор Андромахе, и говорила “пока”. А я уносился в покрытый мелкой дождевой пленкой город, пытаясь приучить себя к мысли, что отныне уже все будет совсем не так…

Я уже почти подчинился..

18 April 2008. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

В Москву! В Москву! Там все слилось – и не только для сердца…

Святая обязанность каждого российского гражданина – поесть в Макдо на Тверской после успешного завершения миссии, суть которой ясна посвященным (порадуйтесь за меня!), но о которой публично я расскажу чуть позднее. Пока немного секрет.

Сейчас же оттягиваюсь, засыпая на ходу, после почти пятичасового марафона по промозглому городу, встретившему меня запоздалым апрельским снегом и пронизывающим до костей ноющим ветром.

Сижу под огромным экраном, транслирующим, в насмешку над посетителями, жующими чизбургеры и гамбургеры вперемешку с Кокой и Колой, чемпионат по пауэрлифтингу, и вспоминаю, что вот уже полгода не был в столице. С ходу поражает изменение в ней: народ в метро и на улицах словно стал спокойнее. Приглядываюсь и понимаю, что не так и далек от истинности наблюдения: людской поток стал настолько плотным, что бежать и нестись, всех расталкивая, просто уже негде. И некуда. Мегаполис подмял таки всех под себя, превратив жителей в медленно текущую реку…

Пора возвращаться. Засиделся я на Волге.

17 April 2008. – Moscow (Russia)