Categories
Дельвин. Петербург

Ортогональная соседка

Очередной раз звонок в дверь. Пожилая соседка — взволнованно:

— У меня опять началось! У меня же стояк под 90 градусов! Это из-за вас?

В первую секунду я просто не понимаю, как у женщины — да еще и не совсем молодой — может быть стояк. Или она про своего еще более старшего мужа?

Потом я понимаю всю степень своей испорченности…

Она всего лишь снова искала проблемы со своей канализацией у нас…

28 January 2016. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Джёбри день

Русский сервис. Стою жду в Талеоне французов на экскурсию. Подслушиваю разговор рецепционистки с двумя голландцами.

-Вот ыз “гудафтынун” ин рашун?

-“Добрый день”.

-“Джёбри дэн”. Сэнкс.

Девушка улыбается в три арбузных корки.

-Ю а велком, хев э найс дей.

Голландцы уходят. Девушка — охраннику:

–На кой черт им это “Добрый день”, забудут же через три минуты…

Занавес.

23 January 2016. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Серов взбомбил всех

Последние дни многие то гадают, то подсмеиваются над выставкой Серова — точнее, над реакцией. Особенно, конечно, было весело с выломанной дверью.

В этом есть что-то необычное. Серов — в общем-то достаточно серая, под свою фамилию, личность не то что для мирового, а и для русского искусства. “Персики” и “Европа” — собственно, больше ничего. Про какие-то особенные художественные находки — тут искусствоведение тем более промолчит. Просто милый художник — и тут вдруг такие очереди.

Хочу свою лепту предположения, особенно памятуя достаточно равнодушно (точно не как Серов сейчас) принятого Тициана в (кажется) 2011 в Пушкинском.

В этой выставке, как мне кажется, проявляется вся накопленная усталость людей от ненависти и страха, который льется на нас последние полтора года. Это накапливается уже очень серьезно — и вот оно, проявляется в том, что люди отчаянно хотят уйти хоть куда. Хоть к сероватому Серову. Лишь бы не думать о том, о чем многие уж тем более боятся говорить, ибо есть страх за последствия своих мнений.

Больше ничем объяснить не могу. Особо не рекламировали её, насколько я помню. Да и сам Серов — см. выше.

22 January 2016. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Из Скопье

Новый ученик у меня живет в Скопье. Если что — это Македония, до сих пор спорное и очень необычное образование.

Так вот — как он сформулировал жизнь в Македонии: “Они спорят и конфликтуют со всеми соседями. С Сербией и Албанией из-за близости Косова, с болгарами из-за языка, с Грецией — из-за названия своей страны.”

Поясняю. Косово до сих пор еще более неопределенное образование, чем хотя бы признанная Македония, откуда у страны проблемы. Болгария отказывает македонцам в собственном языке — для болгар “македонский диалект” лишь “третья письменная разновидность”. Ну а греки возмутились сразу — дескать, Македония может быть либо исторический регион Эллады, либо нынешний регион Греции.

22 January 2016. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Сны

Снилась костлявая старуха, которая пришла обнимать меня и полезла в кровать. Я чувствовал ее вонь — и увидел, что это наша покойная хозяйка. Поняв, что ее раскусили,  она тут же превратилась в бескожный скелет с черными пустыми глазницами. Я проснулся от кости, впившейся мне в ребро, и пошел пить зеленый чай…

22 January 2016. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Ой шо я делаю

Не поверите, что я сейчас делаю.

Очередную шанк-пракшалану (чистка организма соленой водой и скручивающими упражнениями), а параллельно — тотальное прореживание своего цифрового барахла, тяготящего меня с 1996, и почти полное избавление от бумажных записных книжек последних 8 лет.

Свобода нах. Кажется, я начинаю понимать, что кто тащит свои черновики в будущее, тот свою жизнь и обрекает на вечный черновик.

21 January 2016. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Одинокие вечера

Я как-то все больше стремлюсь вернуться в такие хоть и редкие, но одинокие вечера, когда Кимас отъезжает к родичам в Сочи. Потому что я понимаю, что все мои друзья остались в Москве, а за два года в Питере так и не сложилось, чтобы можно было в свободный вечер заглянуть к кому-то в гости или просто набрать и сказать — пойдем погуляем. 

Как-то год назад даже задумались, а вот к кому можно нагрянуть? Нас заколебало постоянно сидеть у себя, пусть и с событиями и общим социальным фоном. Но в тот вечер мы так и остались дома.

Замкнутость Петербурга на собственных маленьких кружках я связываю с большей шаговой доступностью людей друг от друга. Ну и в принципе пересекаемостью кругов. Чего не бывает в Москве, где у тебя, даже если ты предположить, что просто на пустое место понаедешь, списки контактов раздуваются в месяц-другой.

Мол, а вдруг чего? Сегодня ему кофе — а завтра еще и вломится в нашу компашку. 

Мне не очень такое привычно. Обычно видишься с друзьями редко, и если получается резко вырваться в какой-то вечер, то это не угроза приватности, а подвиг обеих сторон, за который пьют первый тост.

Сижу дома — читаю материал к своим курсам в итоге. Польза безвылазных вечеров.

20 January 2016. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

На что ж потратили?

Икеа — план:

Одеяло

Лампа

“Это недорого получится.”

Икеа — реальность:

Тапки

Формы для запекания

Одеяло

Тарелки

Простыня

Полотенца

Лампа

Щетка для посуды

Подставка для посуды

USB-лампа для клавиатуры 

“Бля, а чего такого мы на эту сумму накупили?”

18 January 2016. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Девяносто четыре

Сегодня 94-летие бабушки.

Родившись в 1922 году, она сохранила вполне чистую память и сознание.

Она видела почти весь двадцатый век и до сих пор созерцает двадцать первый.

Вот так вот.

18 January 2016. – Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Улица Тринадцатого Января

Ровно 25 лет назад мои литовские друзья — а точнее, наверное, сказать: их родители — отстояли свою независимость. Как ни странно, 13 января 1991 я помню хорошо. Готовились к семейному празднику. Смотрели новости. Что-то там происходит, да, ну вроде должно успокоиться. Через несколько месяцев СССР не стало. Литва выдержала экономическую блокаду и не сдалась. А Россия, увы, действительно идет по пути имперского реваншизма. Я сравниваю, где теперь Россия и где Литва. А казалось бы — у кого еще было больше возможностей и ресурсов начать новую жизнь.

Прекрасное интервью Ладсбергиса вот здесь, спасибо Ева (Ieva Kuzminskaite). Ну и всей нашей вильнюсской братии привет в памятный день.

13 January 2016. — Saint Petersburg (Russia)