Categories
Дельвин. Петербург

Майская заметочка. 2014 для себя

Май 2014 прошёл на ура.

Честно говоря, я и не заметил, как он кончился.

Май 2014 встречали в полночь на Демидовом мосту: начиналась первая из велопрогулок по Петербургу, которые я организую в нынешнем сезоне.

1. За май 2014 провёл пять велопрогулок:

— Ночные дворики;

— Сталинский ампир;

— Велогика: На велосипедах о логике;

— Велоселфи. Стекла со стекла: По новостройкам;

— Велатынь. На велосипедах о латыни

2. Продолжаю преподавать логику, английский, немецкий, французский, финский.

Очень втягиваюсь в преподавание по Скайпу.

3. Перед поездкой в Финляндию финский выводил на новый уровень. Понял, что после финского любой другой язык — рай.

4. Прочитал снова модульный курс “Журналистика в сфере путешествий и искусства”.

5. Собрал вроде воедино все материалы свои и распихал их худо-бедно по папочкам и по мамочкам. Теперь осталось их обработать для презентации.

6. Работаю над подачей книжек в издательство. Это непросто. Дело застопорилось на последнем этапе. Смешно сказать: вёрстка.

7. Вышло небольшое со мною интервью на “Теориях и практиках”. Автор интервью – Дарья Варламова. Тема — как раз мой велолекторий.

31 May 2014. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Экт нэчралли

Скажите-ка мне. А вот с какого перепугу кто-то решил, что “правильный человек” должен вот просто непременно генерировать вокруг себя только положительный контент?

Что за бред и откуда это вы взяли? Что за ханжеское “нужно позитив, у нас негатива и так полно вокруг”? 

Человек с натянутой улыбочкой производит отвратительное впечатление (1) лжеца, который делает вид, что всё хорошо, когда достаточно лишь посмотреть вокруг себя, чтобы понять, что ни хрена не хорошо, и (2) лицемера, который попросту пытается быть всем милым.

Восточные сказки “любовь-во-всём-мире” и “давайте-будем-улыбаться-и-быть-довольными-всем” не имеют никакого отношения к тому, что традиции того же буддизма или йоги несут на востоке.

“Даёшь-позитив”, особенно в наши дни, попахивает каким-то сюрреалистическим откатом к соцреализму. Вроде и реализм. Да только к реализму отношения не имел.

Быть естественным — чем это вам немило?

29 May 2014. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

May Evening

End of the academic year celebration

29 May 2014. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Поправляйтесь

Захожу в ателье по пошиву одежды. Нужно опять подшить брюки: спадают.

В ателье киргизы.

-Все сдэлаем, только сейсяс нет дэвочки, хорошая дэвочка.

-Тогда я позже?

-Да вы можете это и сами сделать.

-Как? – спрашиваю.

-Да лучше проста поправляйтесь.

Обожаю восточный юмор.

29 May 2014. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Что бесит

Я уже понемногу начинаю собирать для себя список вещичек, которые меня в Петербурге вымораживают превыше всего. Если к Москве у большинства в основном претензии наивно-сумбурны, из серии “тамвсепафосноибездушно”, “шумномногонароду”, “каквседорого”, то с Петербургом все конкретнее. Это грязь и хреновое мощение улиц, это дикий информационный шум, это неумение водить машину. Это безграмотность и полное незнакомство с понятием “дизайн”. Это какие-то крысятники на месте когдатошних шедевров паркового искусства. Это некачественные продукты, это засранные дворы, это убитые в хлам фасады. Но самое неприятное – это чувство собственной значимости некоторых петербуржцев. Не то чтобы в Москве этого нет. Просто у нас это маскируется все-таки вежливым европейским отказом в виде “мягкого заминания вопроса”.

То, что я скажу, не относится ни к одному из личных контактов в ленте друзей, потому что высокомерных колхозников с комплексом бывшей столицы у меня попросту нет. К счастью.

Но о мои друзья с нормальным умением общаться, каковых все же офонаренно подавляющее большинство. Объясните мне, почему человек уверен, что если он здесь редактор сайтика или преподает в шарашкиной конторе, то это так мегакруто, что можно в компании своих людей при первом знакомстве гнуть пальцы?

Слушайте, они понимают, каким местечковством это пахнет? Стать известным и быть “крутым” (условно) на пространстве Петербурга – это быть известным и крутым на пространстве Петербурга. Стать известным на пространстве Москвы – стать известным на пространстве страны. Не это ли они прячут – осознание, что за пределами своих шарашкиных конторок их крутизна будет пшик? Не за привычным ли отношением к топосу Петербурга как к территории международной значимости и культуры эти перцы прячут свой комплекс убожества?

25 May 2014. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Cleva boy

Reading the programme in Mariinskij for tonight and pretending to understand.

25 May 2014. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Как студенты изучили два модуля журналистики, или Мой Санкт-Петербург университетский

Вся квинтэссенция современного образования — вот в этой небольшой ысымеске.

Которую я получил за двадцать минут до пары.

Когда уже, выпуская последние пары, мчался на занятие.

“Алексей Александрович, здравствуйте, сегодня наша группа

по журналистике в целом составе прийти не сможет по разным причинам.

Задания у нас есть у всех, до понедельника выполним.

Прошу прощения за нас всех.”

И ладно ещё без единой орфографической, пунктуационной и стилистической ошибки.

Хоть порадовали старика.

“Наша группа в целом составе прийти не сможет.”

“По разным причинам.”

А мы удивляемся, откуда берутся те, кто потом кричит “путинкрымроссия”.

Как тут им не взяться.

С таким-то образованием — да.

И луганское действо “референдумом” назовут совершенно искренне.

Я опять органчиком позужу на свою тему.

Зудел в Москве.

Позужу и из Питера.

Представьте себе, что вот это имеем в Петербурге.

А в каком нибудь…

Мне продолжать?

Или так понятно?

Об.

Ра.

Зо.

Ва.

Ни.

Йеееее.

Yeah.

Кончил.

Закурил.

Но всё же начну с начала…

…Я недолго мучился с вопросом, где мне преподавать в Санкт-Петербурге.

Вернуться к университетской кафедре хотелось весьма и весьма.

Предложение поступило с неожиданной стороны.

А отрекомендовала меня Катюшка Сдобникова — и уже через два дня я шёл на собеседование.

Но и собеседования, наверное, не было бы, если бы не мой блог.

Да плюс как раз сборы в очередную поездку.

Которая очень дорого мне стоила в плане нервов.

Но Украина — отдельная история.

Наверное, отдельная история в почти каждой российской семье.

А не провести ли тебе, г-н Чернореченский, курс журналистики в сфере искусства и путешествий?

Да лихко.

Через несколько часов был готов предварительный план курса, из которого, собственно, вырос весь модуль.

Опубликую-ка я его здесь.

Общий план курса таков: 9 занятий (пар) по два академических часа каждое (всего 18 часов).

Из них 5 теоретических и 4 практических

Теоретическая часть

1. a. Проблема объективности в статьях и блогах. Проблема национальной картины мира в восприятии и освещении событий.

b. Дискурс личного блога и коллективного СМИ. Роль автора и его харизматичности в подаче и восприятии материала.

2. a. Формы подачи в личных блогах и коллективных СМИ (от микроформ Твиттера до полнотекстовых новостных лент). Понятие “лидер мнений” в социальных сетях.

b. Анализ основных ресурсов англо-, франко-, германо- и русскоязычного миров.

3. a. Комментаторское поведение. Проблема этики в комментаторском обсуждении. Поведенческие стратегии модерирования.

b. Проблемы журналистики и блоггинга в современной России. Проблема цензуры и государственного давления.

4. a. Подходы к освещению городских событий. Разница в освещении политической акции и акции уличного искусства.

b. Журналистика путешествий. Проблема внешнего взгляда на чужую культуру.

5 a. Музыкальная журналистика и особенности освещения музыкальных событий. Разница терминологии и подходов при освещении классических и неклассических (рок, джаз, бардовская песня) концертов.

b. Театральная критика. Понимание сцены и режиссёрской (актёрской) работы при освещении событий.

Практическая часть

1. На выбор: (a) освещение городской акции (возможно, политической) или (b) репортаж из путешествия.

2. На выбор: (a) спектакль (театральное событие) или (b) поэтические чтения.

3. Ревю на клубный концерт (неформальная культура).

4. Знакомство с работой пресс-клуба + посещение одного из событий.

Не буду скрывать, что весь курс я разрабатывал практически “на коленке” — руководствуясь тем, что сам для себя теоретически систематизировал за годы ведения блога с моим критиканством и шастанием по миру обзором событий и путешествиями.

Первый прошёл вообще под знаком анализа всей той ереси, которая в режиме реального времени лилась на нас относительно событий в Киеве и Крыму.

Но, разумеется, я не мог вещать только лишь на условиях собственных практических знаний.

Покатил на Крупскую затариваться профессиональными учебниками по вопросу.

Первый модуль к тому моменту я уже закончил.

Намечался второй (полное повторение первого, только для других групп) в мае 2014.

К нему свои знания я и расширял.

Купил вроде бы две книжицы.

Ну университетские учебники как университетские учебники.

“Основы журналистской деятельности” под редакцией про. С.Г. Корконосенко.

“Конвергентная журналистика” Е.А. Барановой.

Каково было моё изумление, когда почти 80-85% из того, что я сам вывел из практики (и что я рассказывал студентам), подтвердилось материалами исследований.

Хотя что греха таить.

Некоторые вещи просто убили наповал.

Как-то в одном из тредов на Фейсбуке Мишка и Ким разговорились на тему какой-то опубликованной мною очередной российской новости.

“Как мне надоели эти вечные новости в будущем времени!” –– высказался Ким.

Мишка, как обычно не лезущий долго за словом в карман, тоже устроил отповедь этой манере письма.

А вот тем не менее — учебник 2013.

Опубликованный задолго до мозгопромывки от Димочки Киселёва.

Задолго до “пора-кончать-с-дистилированной-журналистикой”.

“Основы журналистской деятельности” под редакцией про. С.Г. Корконосенко (стр 167-168)

И самое сложное из того, что приходится донести.

Во времена чуприковщины и мракобесия не может быть никакой журналистики.

Мне трудно объяснить, что нужно валить наши телевышки и пинками гнать борзоблудов, которые уравняли журналистику с проституцией.

С самой худшей её формой.

С проституцией политической.

Эх, я б вообще этот курсéц публично прочитал.

С разбором димусиных вывертов.

Вы вообще понимаете, что “Вести недели” с Дмитрием Киселёвым — это кладезь пропагандистских находок?

Которые после падения нынешнего режима, возможно, как пропаганду Третьего Рейха, можно будет дотошно изучать?

25 May 2014. – Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Cycling

Late at night by bike.

19 May 2014. — Saint Petersburg (Russia)

Categories
Дельвин. Петербург

Реплика из Луганска

У меня не так и много знакомых на Юго-Востоке Украины, однако ввиду обширности круга общения могу раскопать прямой контакт и там.

Итак. Луганск.

Сегодня там проходит референдум.

Или “так называемый референдум”.

Или “референдум”.

Назовём его “попыткой к референдуму”.

Явка то 75%, то 65%; ждём, когда наскребут все 146%.

И решил я позадавать вопросы по вполне понятной причине.

После Одессы лодка раскачана.

Теперь уже ящик Пандоры открыт.

Тот, кто так упорно добивался этого, получил первые посевы ветра.

Ну пожнёт бурю.

Но теперь уже слишком много сил сорвалось с цепи.

Слишком много факторов.

И я решил написать своему контакту в Луганске.

Просто ни из ЛигаБизнесИнформ, ни из РБК уже понять практически ничего невозможно.

Онлайн-паблик из Луганска сливает в единую ленту как ура-заздравное, так и разгромное.

Картина получается противоречивая до чёртиков.

Не спрашивайте, как зовут человека.

Я дал обещание не разглашать.

Допустим, Светлана Н.

Суть: на Посткроссинге недавно получил открытку из Луганска.

И решил задать по старой памяти посткроссера свои вопросы.

Привожу всю беседу как она есть (из переписки станет ясно, что с разрешения собеседника).

Это один лишь взгляд (из, разумеется, многих), который мне удалось получить.

Кстати.

Я бы в архив себе заимел бюллетень с референдумов…

Я отредактировал в ответах только пунктуацию и развернул сокращённые слова.

Алексей Ч.: “Светлана, добрый день!

Некоторое время назад я от вас получал открытку из Луганска, и сегодня мне этот факт актуален. Дело в том, что я преподаю конвергентную журналистику – и в этом году цикл мой завязан на событиях в Украине.

Если вам не очень будет сложно (или если это не покажется нескромным или нежелательным), опишите, пожалуйста, что происходит в Луганске сегодня? Из ЛигаБизнесИнформ и РБК понять практически ничего невозможно…”

Светлана Н.: “Добрый день! Не знаю, поможет ли моя информация, так как она очень субъективна. Город довольно напряжён, бои у нас, слава Богу, не идут, но происходят захваты зданий с небольшими перестрелками, тоже в общем-то довольно страшно. Так как мы граничим с РФ, естественно, здесь процентов 85 – русские и русскоязычные. Город пытаются защитить местные жители, в основном это бывшие афганцы, казаки, чернобыльцы (люди, которые восстанавливали АЭС в г. Чернобыле после её взрыва в 1986), шахтёры. Лично я не знаю, есть ли у нас тут “пророссийские” (как говорит украинское ТВ) активисты. Про “Правый Сектор” ходят слухи, что они есть в городе. Под всей этой неразберихой очень много простого бандитизма. Сегодня в нашей области и Донецкой проходит референдум, но не знаю, приведёт ли это к чему-нибудь положительному. Киевские власти его не признают, тогда как они сами оказались у власти незаконно. Майдан спонсировали Европа/Америка, нас не спонсирует никто, всё на общественных началах, даже на избирательных участках люди сидят по собственной инициативе и бесплатно. Вот как-то так всё и происходит. Все работают в штатном режиме, перебоев с продуктами и лекарствами нет; правда, цены выросли очень (на лекарства аж в 2-2,5 раза). Надеемся, что скоро всё это закончится благополучно.”

Алексей Ч.: “Светлана, спасибо огромнейшее за ответ по поводу происходящего сегодня.

Каким бы “субъективным”, как вы это говорите, ни был ваш ответ, мне он очень важен. Вы не возражаете, если я использую его (без указания вашего имени или с его полной заменой) при обсуждении со студентами и при освещении / аналитике событий?

Спасибо ещё раз за готовность ответить на вопрос, хотя вы могли и проигнорировать.

Алексей”

Светлана Н.: “Да, конечно, Алексей. Если вас ещё что-то заинтересует, пишите.”

Алексей Ч.: “Спасибо вам за готовность ответить на вопросы.

На самом деле у меня остался только один вопрос: кто, по-вашему, ближе к правде освещает события Юго-Востока Украины? Российские каналы? Украинские? Какие именно?”

Светлана Н.: “Мне сложно ответить на этот вопрос, так как новости стараюсь не смотреть. Вот специально посмотрела украинский UBR и российский LifeNews по поводу референдума. На удивление комментарии совпали, хотя потом UBR все перевернула на свой лад. Грустно. Мне ближе то, что говорят российские СМИ, хотя немного и устрашают.”

Алексей Ч.: “Светлана,

спасибо за ваше время, ответы, внимание к моим вопросам.

Мои пожелания вам, близким и стране: скорейшего мира и спокойствия.

Алексей.”

11 May 2014. – Saint Petersburg (Russia)


Categories
Дельвин. Петербург

Инфекционная реальность. Русалки, барабашки и жертва карателя

Мы живём в эпоху, когда синее названо перпендикулярным, а круглое – ишемическим.

Смещение значений – основной принцип при работе с массовым сознанием.

Сознательное смещение значений необходимо для создания контекстной реальности.

То есть такой, которая не отвечает действительному положению вещей.

Но вместе с тем она зачастую является непротиворечивой внутри собственной системы.

Допустим, в некотором предполагаемом мире мы имеем: 2+2=5.

Представим это в виде логической формулы:

r ] (p ^ p),

где r – числовое значение суммы,

] – знак импликации,

p, p – суммируемые объёмы.

В итоге мы получим ложное высказывание:

> r ] (p ^ p)

Либо упростим формулу:

A(x(5))

То есть: имеется некоторое выражение A, которое имеет свойство x (“суммарность”) со значением “пять”.

Допустим, в этом же некотором предполагаемом мире существует и такое: 3+3=5.

Здесь то же самое:

r ] (q ^ q),

где r – числовое значение суммы,

] – знак импликации,

q, q – суммируемые объёмы.

В итоге мы получим новое ложное высказывание:

> r ] (q ^ q)

То же преобразование:

B(x(5))

То есть: имеется некоторое выражение В, которое имеет свойство х (“суммарность”) со значением “пять”.

Оба эти выражения по таблицам истинности имеют свойство “ложь”.

Но парадокс подобной системы в том, что на выходе мы можем получить истинное высказывание.

(Хотя не при всех условиях.)

Таким образом:

A(x(5)) + B(x(5)) = C (x(10))

Всё вместе это приобретает истинностное значение, поскольку в действительном мире имеем: 2+2+3+3=10.

Именно подобная логическая псевдосистема счисления значений находит своё применение в способах создания мифологической реальности в сознаниях людей.

Мы возьмём недавние события в Одессе.

Я не гарантирую, что со временем не произойдёт уточнения того, что же там происходило на самом деле.

Скорее всего, уточнится непременно.

Возможно, будут введены дополнительные члены деления (в нашем случае: “участники событий”, “причины”, “поводы”, “действия”).

Возможно, какие-то вещи будут устранены из более позднего освещения.

Перед нами факт.

Мы имеем два совершенно разных варианта освещения событий в России и в остальном мире.

Я беру в качестве текстов освещения событий за 4 мая 2014.

Телеканал “Россия 1” – “Вести недели”, 20:00.

Расшифровка текста:

“Жертвы карателей: … в том числе – медсестра. Ей был всего лишь 21 год. Как выжить детям Славянска?”

“Родные сожжёных и изувеченных пикетируют здание ГУВД Одессы.”

“В изоляторе те, кто сгореть не успел, – женщины и старики.”

“Сгорел Приват-Банк Коломойского, основного спонсора карательной операции.”

“Бойцы Национальной гвардии в кадре и за кадром – собирательный образ бойца геноцида.”

Далее следует обширное описание (к тексту можно обратиться по имеющемуся видео) событий, происходивших в Одессе.

Подчёркиваю лишь основные применяемые термины к конфликтующим сторонам.

“…спустя мгновения после завершения карательной операции ходил по трупам…”

“…сожжённый дом Профсоюзов – первыми входят именно каратели…”

“…не милиция или пожарные: сюда их просто не пускали радикалы…”

“…искали списки сторонников референдума для дальнейшей расправы…”

“…для них это не оппоненты и не враги – ценнее … вещи, найденные в карманах…”

И далее по тексту.

Теперь разбираем другой угол зрения.

“2 мая <2014 – уточнение моё, А.Ч.> к 16 часам украинского времени я уже знала, что в Одессе случилась драка между футбольными фанатами одесского “Черноморца” и харьковского “Металлиста” с одной стороны и сторонниками “Антимайдана” с другой.

Об этом объявляли в местных новостях.

Это была не первая драка между ними за месяцы конфликта.

Я была уверена, что на этом на сегодня всё.”

Елена Рыковцева “Одесса. Много горя” (“Svoboda.org”)

Итак.

Есть некоторая противоборствующая сторона A, и ей противопоставлена в конфликте сторона В.

У каждой из них есть своё определённое членение – набор индивидуальных характеристик её членов, иерархия, деление объёма.

В итоге получаем С – противостояние.

В логике мы подобные слова называем “соотнесёнными именами”.

То есть: “брат” является именем соотнесённым.

При условии наличия брата есть второй брат, ибо одно предопределяет другое.

Я никому не прихожусь братом, потому что я единственный ребёнок в семье (двоюродных я считаю по более точной терминологии всё же “кузенами”).

Слово “конфликт” оказывается таким же соотнесённым (хотя по принципу иерархического подчинённого членения) именем.

Более точно – “обусловленным” именем.

Проще говоря, “брат” с другим братом это А=В,

в то время как конфликт предполагает подчинённое членение (конфликт обуславливает участие как минимум двух сторон):

С = А + В + … + n

В нашем случае в освещении обеих сторон мы видим двухчленную составляющую конфликта.

Это не отрицается ни одной из освещающих сторон.

Однако цели и задачи ставятся с разных сторон СМИ разные.

Необходимо обратить внимание, что за 10-12 минут освещения на телеканале “Россия 1” слово “ультрас” (футбольные фанаты) звучит только один раз и в телефонной записи некоего комментария.

Как бы невзначай – но это особая сторона разговора.

Больше это не проскальзывает нигде.

Логическое членение объёма оказывается очевидным в обоих описаниях.

Стороны А и В вступили в конфликт С.

Но ровно на этом и заканчивается сходство.

Далее мы проанализируем манипуляцию объёмами и составляющими эти логические объёмы.

Описание городскими (и национальными) СМИ Украины:

E P ( P (a) ^ P (b))

где в общем виде P = фанаты, а уточняющие характеристики – P(a) –

“фанат, являющийся фанатом “Черноморца”, и P (b) – харьковского “Металлиста”,

E Q ( Q (a) ^ Q (b)),

где в общем виде Q = “противники нового режима”.

Из одесского репортажа вполне прослеживается чёткий месседж:

“Начало всех конкретных беспорядков 2 мая 2014 в Одессе коренилось в бытовом городском конфликте между фанатами футбольных клубов и оппонентами, имеющими отличные от них политические взгляды.”

Традиционно турбулентные ультрас решили “поговорить” с оппонентами.

Выходя на бытовой уровень за пределы научного: ну подвернулись под руку.

Под эту формулу вполне подводится узнаваемый в российских городах “разговор” десантников с инопленниками каждое 2 августа.

Однако не это есть цель СМИ в России.

Рассказ (обратите внимание на это) начинается умышленно с конца.

То есть – с результатов того хаоса, где всё смешано в кучу.

Именно “обратное откручивание” из хаоса к преследуемой цели – эмоции – и даёт возможность сыграть на ложном членении объёма.

Преследуемый результат – эмоции, эмоции, эмоции.

При отсутствии конструктивного знания у зрителя.

О том, какие именно преследуются эмоции, мы будем говорить в другой раз.

Когда зайдёт речь о “чувствительных темах общества или конкретной эпохи”.

Мы получаем

E P’ ( P’ (a’) ^ P’ (b’)) –> A’

E Q’ ( Q’ (a’) ^ Q’ (b’)) –> B’

A’ ^ B’ –> С,

где ^ – символ конъюнкции “и”,

где –> символ консеквенции.

P’ – “каратели”, “радикалы”, “ходящие по трупам”

Q’ – “сторонники референдума”, “жертвы карателей”,

и в итоге мы получаем парадокс, описанный выше в формуле с числом десять.

На выходе от суммы объёмов А и В мы получаем тот же самый конфликт С.

Но с совершенно иным наполнением и смыслом.

Как следствие – с иным комментарием.

“Каратели и радикалы (ходящие по трупам) вступили в конфликт со сторонниками референдума, и последние стали жертвами карателей.”

Какие каратели? какие радикалы? какие трупы? кто ходил? какие жертвы?

Всё смешивается в неистовый сумбур, из которого действительно ничего невозможно понять.

Из “непустых” или “непротиворечивых” здесь можно обозначить только имя “сторонник референдума”.

Что такое “каратель”?

Каратель – имя соотнесённое, то есть должен быть “караемый”.

Радикал – имя без чёткого объёма (контекстуально соотнесённое).

Является ли художник, рисующий кровью маленьких котят, разрезаемых живьём на глазах аудитории, радикалом?

Да, является. В художественном контексте.

А в политическом?

Возможно, но необязательно.

“Жертва карателя” — такое же соотнесённое имя, и его суть становится более невнятной, если мы снова обратимся к “карателю”.

Круг замыкается, и логически (по счислению предикатов, об этом позже) можно только свести к абсурду, вскрыв по крайней мере невнятность сообщения.

Что такое “жертва карателя”?

Это те, кто стал жертвой карателя.

Тавтологический круг.

(“Логика – наука о логичном мышлении.”)

(Попробуйте дать самостоятельно внятное определение “жертвы карателя”?

Жертва карателя – это…

Жертва в каком смысле? Жертва до какой степени и с каким исходом? Покарали в какой мере?

Я, например, тоже жертва, скажем, несчастной любви.

Не знаю, как вам, а мне кажется, что проще дать определение “любви”.)

У любого истинного высказывания может быть проведена верифицируемость на ложность.

Допустим, “Вода имеет формулу H2O.”

Высказывание истинное.

“Вода не имеет формулу H2O.”

Высказывание ложно.

“- Вчера Иванов был в спортклубе.

– Неправда, Иванов был не в спортклубе.

– А где же?

– Он был в кафе с друзьями.”

Верифицируемость в данном случае проводится уточнением данных или их опровержением.

В случае одесского освещения событий мы видим возможную верифицируемость через дополнение или опровержение сведений.

“- Это были фанаты “Черноморца”.

– Это не совсем так. У нас есть новые сведения. Это были фанаты запорожского “Металлурга”.”

Теперь поробуйте оспорить выражение:

“- Это были каратели.

– Да нет же, это были никакие не каратели.

– А кто, по-твоему?”

Мы заходим в тупик.

При невнятности термина “каратель” очень сложно говорить о внятности термина “не-каратель”.

Тупик “беспредметного спора” (“слово нулевого значения”, “пустой объём”).

“- Это были русалки.

– Нет, это не русалки.

– А кто же?

– Да так. Домовые. А может, барабашки.”

Если всех людей мы можем условно разделить на фанатов “Черноморца” и не-фанатов “Черноморца”,

то разделить людей на “карателей” и “не-карателей” невозможно и абсурдно, поскольку непонятно, что входит в каждый из этих объёмов.

При всей кажущейся соотнесённости с правилом “третьего не дано” (tertium non datur).

Внутри сумбурного эмоционального сообщения “России 1” люди именно так и разделены.

На “карателей” и “жертв карателей”.

Внятного соотнесения этих объёмов с действительностью вы не получите.

Невнятность сообщения, тем не менее, здесь понятие ограниченное.

Оно невнятно лишь с точки зрения получения достоверной (конструктивной) информации.

Но не с точки зрения преследуемой цели эмоционального (деструктивного) раздражения аудитории.

6 May 2014. – Saint Petersburg (Russia)