Categories
Прочеркон

CityLion’s Modest Congrats

My dearest friends!

The New Year is just around the corner, and soon all of us will be crossing this symbolic threshold. It is always so exciting to hope that something new will definitely start and that all sufferings will be left behind. In the past…

Let me wish you everything. Let the spectre of your life be rich and balanced with snowdrifts and tropical heat, rain and sun, heights and valleys, hellos and goodbyes.

But one thing I want to wish you unconditionally: let there always be someone dear next to you. Never, never repeat Lonely CityLion’s fate…

31 December 2012. – Dzerzhinsk (Russia)

Categories
Прочеркон

Постскриптум. Мой 2012 в анекдотах

Музыка

Анекдот от Кати Антокольской (виолончель)

Звонит человек в цирк.

-У меня есть лошадь, которая, держась одним копытом за перекладину, взмывает под купол и вниз головой играет оставшимися тремя ногами на виолончели ми-минорный концерт Дворжака.

-Ну давайте попробуем,– говорит директор.

Проходит первое выступление. Фурор. Хозяин вбегает к директору:

-Ну как? Ну как?

-Ну… нормально… но всё равно, знаете ли, не Ростропович… нет… не Ростропович…

Литература

Анекдот от маман. Самая наглядная иллюстрация уровня современных нам людей.

Библиотека. Очередь. Деваха терзает библиотекаря за конторкой.

-Дайте мне, пожалуйста, книгу “Скороварка”.

-Ну нет у нас такой книги!

-Нам прочитать задали!

Голос сзади:

-Девушка, вы, наверное, имеете в виду “Титана” Драйзера?

Медики и медицина, цинизм и бесцензурность обсуждаемого

Анекдот, за «перепохабление» которого я предлагаю уже десять лет приз. Ставки начал с шоколадки, дошёл до бутылки шампанского, потом – до ящика. Когда медикам на семинаре я рассказал этот анекдот, они отреагировали так: «Фу-у, Лёха! Пей сам своё шампанское!»

Обычная семья – мама, папа, сын и дочь. Дочка приходит к маме на кухню.

-Мама, мама, я хочу на дискотеку.

-Я ничего не решаю – иди к отцу в кабинет.

Дочка поднимается к отцу.

-Папа, папа, я хочу на дискотеку!

Папа встаёт, выходит на середину комнату и расстёгивает ширинку.

Достаёт причиндал:

-Соси!

-Папочка! Так он же весь в говне!

-Как хочешь. Брат уже на дискотеке.

Философия и обречённость мира

Многие мои знакомые всегда шокируются (особенно по первости знакомства), когда по ночам получают мои смски, полные тоски, пессимизма и горести за катящийся в пропасть мир…

Умер Эйнштейн и предстал пред Господом. Говорит:

-Вот, я умер, теперь уж все равно. Напиши мне формулу Вселенной!

Господь Бог взял в руки мел и написал. Эйнштейн посмотрел, посмотрел, почесал в затылке и говорит:

-Так ведь здесь ошибка!

-Да я знаю, – отвечает ему Бог.

Гид

Анекдот от Дениса Хайкина (Вьетнам). Что такое гид и с чем его едят. Понять это можно – только если сам побываешь в шкуре. Не обессудьте, если пожмёте плечами…

Умирают клерк, бизнесмен и гид. Попадают в ад. Им говорят:

-Есть возможность позвонить один раз своим и поговорить. Но за это – плата: вас уведут резать на кусочки.

Звонит клерк: «У меня всё хорошо… бла-бла-бла…»

Его уводят.

Звонит бизнесмен – то же самое.

Звонит гид. Болтает… без умолку:

-Да, мужики, держитесь… ничего… нормально… ничуть не хуже, чем на земле… – и в том же духе.

Кладёт трубку. За ним не приходят.

Он звонит ещё. Потом ещё.

Удивлённый, он приходит к дьяволу.

-А что такое? Почему меня никто не уводит?

-А ты кем на земле был?

-Гидом.

-А… так из ада в ад звонок бесплатный.

Буддизм

Анекдот от Максима Величко (Вьетнам, старший экскурсовод)

Возвращение к буддизму и к его философии состоялось ровно десять лет спустя после октября 2002, когда мы, напутешествовавшись с Трифоновыми по Франции, вернулись в Россию и были словно рукой приведены на занятия по йоге…Теперь цикл пошёл на новый виток…

Идёт один буддийский учитель. Дождь проливной – а он без зонта. Навстречу его ученик.

Ученик: «О учитель! Что же ты без зонта и мокнешь?»

Учитель: «Понимаешь… В мире нет дождя… Он есть только во мне… потому что так видит моё сознание…»

Ученик кидает зонт на землю, просветлевает, уходит.

Учитель поднимает зонт и раскрывает его:

«Ну и дурак!»

Путешествия, Россия и возвращение

Анекдот, рассказанный Юрием Кутыревым в Сайгоне накануне возвращения.

Вертинскому разрешили вернуться в Россию – и он высадился во Владивостоке.

Сходит на берег. Ставит чемоданы на землю. Вскидывает руки к небу.

-Россия!

Смотрит вниз – чемоданы спёрли.

-Я узнаю тебя!

28 December 2012. – Dzerzhinsk (Russia)

Categories
Прочеркон

Merry Christmas!

My dear friends!

I wish, of course, I could find some more eloquent words for the occasion…

But – shame upon me – I am run out of any inspiration this cold though tender evening…

Or may be that is because no redundant words are necessary.

Because it is just:

Merry Christmas!

24 December 2012. – Dzerzhinsk (Russia)

Categories
Прочеркон

Солнце над мангровыми зарослями

Последние дни и часы во Вьетнаме я ловлю жадно, словно приговорённый перед казнью. Я стараюсь кушать килограммами солнце, воздух, улыбки, впечатления, улицы, здания, мотобайки, машины, историю, общение, язык, деревья, тропические новогоднести. Словом – всё, что я только могу взять от Сайгона, который для меня отныне и навсегда – одна из самых ярких страниц. И город, куда нужно вернуться. Причём не на день-два… А делать что-то большее…

Да что там уж скрывать. Год был сложный, противоречивый, изменивший всё не только в моей жизни, но и в жизни многих в моём кругу. Тем не менее при всём при этом я встаю и громко заявляю: вот по состоянию на сегодня – это был самый лучший год в моей жизни.

В Сайгон примчался Петька Ковалёв – буквально на пару ночей, чтобы отдать мне чемодан, оставленный у него в Муйне ещё в начале ноября 2012. Мы ходили по улицам, что-то обсуждали, а потом сидели вчетвером в очередном и о-о-о-очень буржуазно-пафосном руфтопе. Ночной ветер обдувал нас и колыхал свечи на столах. А мы потягивали вискарик и повторяли любимую фразу Юрия:

-Как же приятно… аж противно!

Утром на советской “Ракете” мы умчались в Вунг-Тау, курортную зона Сайгона: именно сюда съезжаются по выходным сайгонцы оторваться и развлечь себя. Но посреди недели, как это и было сегодня, мы бродили по улицам города, словно в бергмановской “Земляничной поляне”…

Таксисты налетели на нас огромным скопом – стоило нам только сойти на берег: в рабочие дни работы у них, как ни оксюморонно, нет…

Но у меня было своё представление о том, как провести несколько выдавшихся на Вунг-Тау часов. И мы поднимались этими долгими ступеньками к Иисусу – почти точной копии рио-де-жанейровского, ехали в тайский ресторан, заглядывали в пагоды, катались на фуникулёре к самому красивому панорамному виду, осматривали интерьеры Белой виллы, где Думер, французский генерал-губернатор, в начале двадцатого века прелюбодействовал да чревоугодничал…

Но последний парахедик до Тхань-Фо Хо-Чи-Мынь отправляется в 16:30, и вот та же “Ракета” отчаянно зовёт возвращаться в Сайгон. Обратно дороги нет. Завтра вечером… не хочу думать о том, что будет завтра вечером. Пока пусть позвучит последний аккорд.

Ведь я снова обнимался с океаном. Я не говорил ему прощай, но почему-то до скорого.

Ракета промчалась по заливу и влетела в дельту Меконга.

Над мангровыми зарослями разливалось вечернее солнце.

Это был последний мой тропический закат.

19 December 2012. – Saigon (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Ангкор, ещё Ангкор!

Самолёт Сием-Реап – Сайгон, своим шасси коснувшись земли, дал козла и прополз к терминалу. Три бешеных камбоджийских дня промчались, словно двадцать минут. Я очнулся в Сайгоне, пройдя паспортный контроль и снова вспомнив вьетнамский язык.

Наталья и Юрий на пару ночей остановились в отеле, где Юрий жил почти четверть века назад. Он пишет роман о Сайгоне – и сейчас ему необходима атмосфера полного погружения в знакомые пространства, чтобы снова ожили далёкие дни… Конечно, от прежних интерьеров ничего не осталось: даже название с романтического “Сау-Сау” (“Шесть-Шесть”) сменили на банально-туристическое и штампованное “Victory”.

…А я вернулся к себе в клетушку на Фам Нгу Лао. Вернулся, мягко говоря, пришибленный. Сказать, что Ангкор Ват и окрестности стали для меня разрывом мозга, шаблонов и стереотипов, изменением всех пониманий архитектуры, культуры и истории,- это не сказать совершенно ничего. Внешне, конечно, всё нормально и обыденно: я пью утренний кофе в кафетерии недалеко от гестхауза, но внутри злюсь сам на себя от неспособности сформулировать что-то внятное.

Ангкор – это десятки известных и крупных, около сотни малоизвестных храмов, которые в течение столетий переходили от тхеравадинов к брахманистам, от буддистов к махаянистам, потом обратно… и неизвестно, сколько может быть ещё пока неописанных и незадокументированных конструкций, которые разбросаны по труднодоступным местам в большем удалении от Сием Реапа и главных цитаделей – собственно Ангкор Вата, Байона и Та Прома. И всё это – на десятках гектаров…

Если вы приезжаете на один день – вы впустую тратите деньги и время: вы ничего не увидите и не поймёте. Если вы – средний турист без особых запросов (самостоятельное рассматривание руин с чтением детальных описаний), то минимальное впечатление придёт день на третий. Если вы культуролог, историк или профессиональный архитектор, то десять дней – это тот минимум, чтобы хоть как-то поверхностно понять систему символизма, особенности застройки да и просто оценить всё величие кхмерского строительства.

Себя около этих храмов чувствуешь жалким варварёнком выродившейся цивилизации. Да, это строилось рабами, но и замена человеческой строительной силы машинами в наши дни не привела к появлению чего-то хотя бы отдалённо напоминающего древние размах и космичность. Да собственно – Ангкор и есть космос индуистской цивилизации.

И теперь я более не отношусь к европейской цивилизации как-то всерьёз. Кто однажды погрузился в дурман Востока, больше на свою родную ойкумену кроме как снисходительно смотреть не может. Возможно, и интересно было бы взглянуть на Рим, Барселону, Афины, но специально вкладывать усилия в это я не буду. Занесёт неведомыми ветрами – пускай, не занесёт – то меня ждут Мексика, Бразилия, ЮАР, Япония, Австралия, Индонезия, Непал, Лаос… Конечно же – многоликий и необъятный Китай, к которому не без Дзямина у меня распаляется интерес всё больше и больше.

И, откровенно говоря, меня не покидает чувство, что в Ангкор придётся вернуться. Причём очень вскоре.

Слишком уж ни хрена я там, по-хорошему говоря, за три дня не понял…

16 December 2012. – Seam Reap (Cambodia)

Categories
Прочеркон

Тип-тип-тип

Что-то как-то ни одна зарубежная поездка в этом году у меня не обошлась без фокусов. В Израиле меня терзали часа полтора, прежде чем пустили; в Польше похерили багаж; из Вьетнама во второй прилёт сначала чуть не завернули в Москву…

…Подходим к стойке регистрации в аэропорту.

-Извините, у вас паспорт истекает 15 марта 2013.

-И что? – в этой ситуации я уже не выхиливаюсь, а всё-таки перехожу на английский.

-Я не могу вас зарегистрировать на рейс.

-Это как так? Я лечу в Ангкор на три дня, возвращаюсь 15 декабря 2012; при чём тут истекающий срок паспорта?

-Такова регуляция Королевства Камбоджи.

-Эх ты… Ну давай-ка попробуем это с кем-нибудь порешать…

-Вон там девушка в розовом аозае.

Ладно, думаю, ну не улечу – значит, так оно и должно было случиться.

Естественно, я разрулил всю ситуацию – и меня зарегистрировали, подсунув на подпись какой-то левый документ, что у меня не будет претензий к “Вьетнам-Эрлайнз”.

Когда же я проходил пограничный контроль с вьетнамской стороны, пограничник даже глазом не моргнул, хотя, думаю, я у него не единственный, кто летит в Камбоджу: поставил штамп и выпустил в чистую зону…

…Ну а в магазинчиках дьюти-фри на дегустацию выставлялись бутылки вискаря. Юрий подходит к одной из них, берёт два стаканчика, разливает мне и себе.

-Держи.

В красивейшем аозае вьетнамка материализуется около нас в ожидании покупки.

-Ммм,– говорю я, с умным видом глядя на стакан и принюхиваясь,- какой букет!.. Ах!

-Да, и достаточно вкус насыщенный,– подыгрывает Юрий.

Осушив дегустацию одного вискаря, мы подошли к другому.

-Давай сравним этот.

-Давай.

-Да, этот послаще…

-Но у него и консистенция другая.

Мы крутим в руках пластиковые стаканчики, всё так же делая вид, что выбираем. Хотя, надо сказать, купили мы вискарь.

-Смотри,– говорю я,- вискарь “Преподавательский”.

-Это как?

-Ну вот же. Teacher’s.

-О-о-о! Ну это святое…

Нужно ли объяснять, что после небольшой психологической затыки от разговора с авиакомпанией вискарик пришёлся кстати…

-Стоп,- говорю я, просветлев мозгами после третьей,- я что-то не пойму. А вы оценили весь бред ситуации?

-В смысле?

-А почему вообще со мной о правилах въезда говорили представители авиакомпании? Это вообще не входит в их компетенцию.

-Упс, а и правда. Они могут только указать на несоответствие, а как максимум – отправить разбираться с пограничниками, но не принимать решение самостоятельно.

-Что-то подсказывает мне,- говорю я,- что не так и зря я вам говорил про необходимость мелких долларов на вьетнамско-камбоджийском переходе. Чувствуется, пригодятся они мне.

-Да похоже,- поддакивают Юрий и Наталья,- что они хотели тебя развести на бабки. А ты им что наговорил?

-Я им сказал, что нет ни одной директории, которая бы указывала про срок действия паспорта, в частности, “Lonely Planet”, что я во Вьетнаме работаю над проектом уже пятый месяц, что живу здесь, что улетаю 20 декабря 2012, что виза у меня вообще до 9 января 2013…

-Ну ясно. Они, наверное, думали, что ты турист и делов не знаешь…

-Ладно,- резюмирую я, отхлопывая ещё один вискарик,- посмотрим, что будет в Сием-Реапе.

И я насладился полётом, потому что давно научился решать проблемы по мере их поступления.

На камбоджийской границе я быстро заполнил документ (все остальные пассажиры как-то долго чирикались) и без единого вопроса получил визу.

Ещё раз убедился: делайте всё буква в букву, что говорят “LP” и Викитревел. Не ошибётесь – и всё будет гладко. (Я вообще решил себе найти и LP-Russia, в оригинальной версии, не переводной,- чтобы она у меня как настольная директория была.)

О да. Мелкие доллары пригодились: я был готов к ситуации, поэтому в руке у меня предусмотрительно был фирменный элпишный путеводитель по Камбодже.

Я получаю штампик.

-Tip, tip, tip for me?

-Да без базара. Смотри, какая у меня книжка о Камбодже. Особенно посмотри, какой лист титульный.

-Ух ты,- заглянул он и схватил пятидолларовую бумажку. – Хорошая книжка. Добро пожаловать в Камбоджу!

С Юрия стрясли десятку.

О ужас. Неужели – о, следует мне покраснеть! – я? второй раз в жизни? – (первый раз, ясное дело, водительские, ха!) – лапку помаслил?

Хотя… это и правда чаевые.

Ведь я же дал после штампика, а не до.

12 December 2012. – Seam Reap (Cambodia)

Categories
Прочеркон

Семь реплик о Вьетнаме и вьетнамцах

1. Во Вьетнаме нет официальной религии, однако и нет насаждаемого атеизма. Есть подлинная свобода вероисповедания, которая становится залогом того, что мракобесие (по типу российского осредневеченного православия) здесь невозможно. Храмы и пагоды являются прежде всего центрами притяжения, куда можно и нужно прийти, чтобы хоть ненадолго удалиться от суеты гиперразвивающейся цивилизации. Не отказываясь от своих постулатов и принципов, не адаптируя их под секуляризированность вкусов, не идя на поводу у массового сознания, религиозные общины  предложили людям самое ценное из того, что они могут и должны предложить на настоящем этапе: островок спокойствия среди городских гудков и криков.

2. Я понял, почему во Вьетнаме я рыбу ел, давясь и преодолевая приступы дурноты. Они жарят селёдку…

3. Во Вьетнаме не принято попрошайничать. Если ты нищий, ты должен работать – и тебя поддержат те, кто чувствует себя финансово лучше. Поэтому здесь продают лотерейки. За всё время я встретил попрошаек только в “классическом контексте” – на выходах из храмов и пагод.

4. С кем больше всего дерёшься – с тем крепче потом дружишь. И кому бы как не Вьетнаму, прекрасно помнящему о событиях последних двух-трёх столетий, сейчас подсчитать все обиды да выставить счёт США, Франции и Китаю. И тем не менее. Все красивости советско-вьетнамских дружб для вьетнамцев – лишь одна из красивостей истории. Как остальные красивости. Они не смотрят в прошлое так фанатично, как мы. Они не цепляются за то, чего уже нет. Этим сыт не будешь и не построишь завтра. Они смотрят в будущее. И поэтому сейчас самые крупные торговые и культурные партнёры страны – это США, Франция и Китай.

5. Здесь слишком философски относятся к смерти, чтобы иметь страх перед рождением новых детей. Поэтому командно-распределительная система (в частности, регулирующая деторождение) – просто неизбежность.

6. Первое слово вьетнамских детей – “мама”. Второе – “хеллоу”. Улыбке учатся, пожалуй, до первого слова. И именно здесь впервые захотелось воскликнуть: “Какой милый ребёнок!” А не садануть его по надутым щам и сказать: “Улыбнись же, кусок бурдючины!”

7. С вьетнамцами непросто наладить подлинные дружеские отношения, но если уж вьетнамцу стрельнёт в голову, что ты его друг…

11 December 2012. – Saigon (Vietnam)

.

Categories
Прочеркон

Этот крошечный Сайгон

-Ну а теперь вкусняшки,– резюмировал Юрий, потерев бороду, закрутив потуже бутылочку купленного в Далате вискаря и отложив палочки, которыми ел мясо неизвестного животного.

-Добро! Пойдёмте! Есть одна кафешка.

Вёл я в кафешку, честно говоря, совсем другую, но Наталья остановилась и замерла перед той, где мы пили чай с бубликами ещё в августе 2012. Всё неслучайно – в миллионный раз убедился я.

-Кстати да. Пойдёмте.

На подносах бултыхались выбранные бублики-пироженки, и мы поднялись на второй этаж. Я открыл стеклянную дверь… и уже двадцать секунд спустя обнимал Лёшку и Таню Марковых – своих таких родных и, разумеется, так часто встречаемых на улицах родного Сайгона.

Без сплетен невозможно – и мы перетирали все последние слухи околотка.

-Откуда у тебя этот клык? – Марков пополнил список тех, кто мне задаёт этот вопрос.

-Это ему Хай подарил,- ответила за меня Таня.

-Да, именно так. Вот такие у меня друзья,- довольно подтвердил я.

-А Хай уехал из Муйне к себе в Хюэ.

-Почему?

-Он женится. Нашёл себе красотку девятнадцатилетнюю…

-Молодец какой: время зря не терял,- хихикнул я.

И мы обкручивали другие темы.

-Ладно, Лёшка, нам пора,- сказал Марков. – У нас автобус в Муйне. Мы озонатор приезжали менять.

-В Москве-то будете в январе 2013? У меня остановитесь?

-Нет… только ближе к лету…

Секунду спустя они лёгкими прыжками бежали вниз по лестнице.

Тропическая ночь взяла своё, и я стоял на бордюрчике улицы Ле Лой, остекленело глядя в сполохи мотобайков, мчавшихся мне навстречу.

Смысла возвращаться даже на неделю в Муйне больше не было.

10 December 2012. – Saigon (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Снег, снег, снег!

Долго ждать не пришлось – и уже совсем вскоре весь Сайгон был завален снегом. Город лепил снеговиков – осторожно, нежно, как будто ожидая, что они вот-вот развалятся и растают. А снег пушисто ложился вдоль магазинных витрин, снежинки бесчисленными армадами липли к фасадам, заигрывая с вечерним ветром и щеголяя своими гранями в неоновых огнях… в декабрьском закатном солнце…

Зимняя заморозь заволокла окна кафешек, расползаясь и двоясь своим отражением по зеркальным поверхностям стоящих на тротуарах столиков.

А в самом центре прохожие осторожно переступали через сугробы, дабы не угодить в эти кучи снега, грудившиеся в самом-самом центре города… у самых-самых крупных торговых центров…

Кое-где снежинки игриво раскачивались на зеленеющих ветках, веселясь и радуясь от души, глядя свысока на погружающийся в предновогоднюю суету город.

…К вечеру зажглись ёлки, которые спешно прихорашивались весь день, чтобы не опоздать к вечерним огням… с огнями, мерцающими на первом снеге Сайгона…

Когда же тропическая ночь уже совсем взяла своё, то по всем этим ватным сугробам, мимо гуашевых оконных заморозей, мимо поролоновых снеговиков, вдоль пластмассовых ёлок и среди фарфоровых снежинок в Сайгон понаехали обозы полиуретановых Санта-Клаусов и упряжки проволочных оленей…

Раскрылись окна. Завелись бутафорские патефоны – и из них по воздуху разнеслось уже классическое бони-эмовское “Jingle Bells”.

И улицы наполнились снегурками: молоденькие упругокожие сайгоночки понадевали красненькие шапочки и такие же ярко-красненькие мини-юбочки, оголив на облизучую зависть свои сладенькие попочки. От одного взгляда на которые всё внутри бьётся, колотится и прыгает. От одного взгляда на которые словно становится ненадолго прохладно.

…В Сайгон тоже на всех парах мчатся Рождество и Новый год…

6 December 2012. – Saigon (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Одурманивающее дыхание Сайгона

Что и откуда в тебе, Сайгон? Где прячешь ты свою бешеную силу – в каких расщелинах меж раскуроченных домиков и глянцевых небоскрёбов? В чём секрет улочек твоего центра, где по утрам ты будишь криком петуха на соседней крыше и гудками автомобилей, везущих клерков в сверкающие офисы?

Что помнишь ты о минутах, когда над тобой фатальной стрекозой взмывал последний вертолёт? Где же твои шрамы, Сайгон?

Как же залечил ты эти раны так скоро и так втихаря, что не нужно было два раза повторять – “встань и иди”?

Твоей исполинской мощи, Сайгон, не просто хватило, чтобы подняться и пойти, а чтобы взмыть и взвихриться в заоблачные дали, выдирая и вытаскивая из пропасти вдобавок и всю страну.

Расскажи, откройся, признайся, как из камбоджийской рыбацкой деревушки за два столетия ты вырос в азиатского богатыря, который стал объектом преклонения и вожделения, камнем преткновения и целью стольких поколений – от простых жителей и путешественников до военных и политиков…

Покажи, где эта твоя батарейка, куда и в какой аномальный разлом воткнута подзарядка, что тебе даже и спать не требуется…

Где твоя гримёрка и как ты умудряешься незаметно для всех – на глазах у изумлённой публики – перевоплощаться в сотни характеров, образов, лиц, голосов?

Ох уж этот твой заразительный хохот, Сайгон, эти твои забиячности без тени высокомерия или каприза, Сайгон, эта твоя тропическая страсть, которую не порушили драмы, Сайгон, которую не затушить ни ливнями, ни диоксином…

Что в этих мистических сменах масок, когда к ночи, укутываясь в миллионы лампочек, ты превращаешься из серьёзного биржевого дельца в уличного прохиндея, из-под полы торгующего соблазнами, что так приятно вкушать, но что так стыдно озвучивать даже с самим собой один на один?

И на твою всесметающую энергию никто и никогда не смел покуситься, чтобы её – разрушить: ты всегда был цитаделью, которую необходимо – взять.

Потому что только в тебе,- в таком, каков ты есть,- и кроется твой феномен несгораемого феникса.

“Нужно быть аккуратным и спокойным”, – осмотрительничает Ханой.

“А смысл?” – задиристо отвечает Сайгон.

И с термоядерным рокотом срывается миллионом своих мотобайков в броуновский хаос улиц.

И если Ханой всегда будет умудрённым другом, чьими устами говорит опыт, то Сайгон даже через годы останется проказничающим и шаловливым мальчишкой, всякий раз совращающим на ночные безумства…

Раскосоглазым вертихвостом…

Вертихвостом, который одурманивающе поправляет свою чёрную как смоль чёлку…

Он будет смотреть на тебя вечно сверкающими щенячьими глазами, хватать за руку, и, не дожидаясь согласия и ни о чём не спрашивая, тащить тебя в вязкое… сладкое… запретное…

4 December 2012. — Saigon (Vietnam)