Categories
Прочеркон

Старая волынка о главном

Внутри категорий высокого (элитного) и низкого (массового) сместились не элементы и страты, а самая возможность (вследствие всеобщей образованности) утверждать нечто о самом себе. Проект «Просвещение», конечно, принес свои плоды, но и оказался не без побочного эффекта: не-элитой себя считать мало кто хочет. Все хотят быть эталонами.

Но как можно утверждать нечто о себе, если утверждение ложно? Разве это не так и трудно опровергнуть?

Ответ подсказывают мозаики мастерских Фролова в Спасе на Крови. И легкая дымка понимания, что современный творческий мир такой мощи не произведет. Измельченность мира художественного необходимо привела к обмельчанию категории элитарного: «элитарно все, что не продается в соседнем ларьке». Ныне это – достаточное основание.

Обмельчавшие объявляют себя элитой потому, что нет таких мастеров-«маяков», при взгляде на которых благоговейно не захотелось бы называть себя термином, не имеющим никакого к тебе отношения. Наличие мастера-ориентира позволяет каждому в относительном выражении занять реально предназначенную нишу. Нет и такого лидера, за которым можно было бы безоговорочно пойти: чей духовный, эстетический и творческий опыт действительно обладал бы непререкаемым авторитетом.

С другой стороны, искусство превратилось в маркетинг, однако настолько ли это плохо для самого искусства? Может, не бывает плохого и хорошего способа, но бывает неверное его использование? Взглянуть еще раз на мозаики… Какими бы ты ни обладал талантами – без невероятных финансовых затрат вряд ли что-то появилось бы в этом соборе.

Нет ничего постыдного в том, чтобы продать свой талант. Есть постыдное в самой лжи, когда в современном мире именование вещи определяет и ее бытие. Как назовешь – так ее и потребят: подашь под красивой наклейкой и соусом – счавкают и дерьмо за конфетку.

В ситуации отсутствия «маяка» не-элиты воспользовались ситуацией и мгновенно начали заполнять место, которое освободилось: борьба за сферу влияния. Примерно схожая ситуация сложилась с противоборством внутри течения Карма-Кагью, где оспаривается законность нынешнего духовного лидера (Кармапы), поскольку китайская сторона настаивает на подлинности воплощения нового Кармапы – китайского (не тибетского) происхождения (с целью подчинить красные шапочки себе).

Более того, с теми, кто полагает себя элитой, невозможно спорить: отсутствие объекта для сравнения не дает возможности аргументированной отсылки к каким-либо имеющимся достижениям в синхроническом срезе (в диахроническом срабатывает эффект пиетета к эпохе).

Таким образом, задача заключается не в собственно преодолении клипового сознания (каковое всегда было имманентной характеристикой человека, лишь проявившейся в эпоху заппинга), а в предоставлении подлинно эталонного и качественного продукта, который бы понимался всеми как элитный.

При этом, однако, необходимо развести понятия «элитное восприятие» и «массовый маркетинг». На элитном уровне продукт не будет растиражирован, хотя на уровне массового сознания может и должен быть использован как выгодный семиотический ресурс, ибо каждый имеет право на свой пласт культуры.
Только кому-то – улыбка Джоконды, а кому-то – вопрос о том, не рисовал ли да Винчи самого себя.

11 October 2009. Saint Petersburg (Russia)