Categories
Прочеркон

Полное пи…!

Не так давно Олег привлек мое внимание к прекрасной метафоре, которую мы все знаем с детства, но вряд ли задумываемся о ней…

А если поразмыслить – истинно…

Что бы мы ни делали, упирается в тупик непознаваемости мира… В стену невозможности что бы то ни было в нем, кроме самих себя, изменить. Образно говоря, вся наша деятельность – это извлечение новых порядков числа π. Конца и края не будет. Даже периода. Ни рациональной дроби, ни сюжета, ни смысла, ни развязки. Как хороший яой.

И движение по замкнутому кругу обессмысливается еще больше, если не с кем разделить весь абсурд существования и всю суету.

Я возмечтал уехать из Москвы. Из России. В Африку. В Мозамбик.

Если нет возможности пожертвовать собой ради чего-то, что пригодится здесь, если Бесконечное в тебе не нуждается (а оно ни в ком не нуждается, если уж честно), если нет возможности обрести йоговский душевный комфорт, если нет возможности в чьих-то глазах отыскать нежность приятия, значит, стоит пожертвовать собой хотя бы ради чего-нибудь конечного, конкретного, мизерного. Авось, кому пригодится. Потом. Когда-нибудь.

А в Мозамбике опасно. Безнадежно. Безвозвратно. Поставлю, например, целью собрать лингвистический, этнографический и музыкальный материал: ведь такое ни один нормальный человек не будет делать на здравую голову. Малярия, всяка дрянь из болот, войны; в общем, без возврата. Больше двух лет не протянешь. Соберу хоть крупицу научного материала в опасных условиях: о суржике португальского и о местных традициях, запишу в ноты местную музыку… Хоть что-то на благо потомков. Раз в моей деятельности проку нет и никому это ненужное.

Предвосхищу возможное обвинение: ни о каком суициде речи нет. Я это не приемлю. Напротив, я хочу проверить свою жизнь. Ведь если мне не судьба там загнуться, то и все комары покусают не меня, все пули пролетят мимо, туземцы съедят не меня…

Если мы ничего не можем сделать в этом мире, значит, нет смысла жалеть себя и уж тем более свою копеечную жизнь. Пусть горит без остатка.

Журнал – тоже суета.
Но если мне что-то втемяшивается в башку, то я – только откладываю. На год, на пять, на два десятилетия. И я – все равно рано или поздно доберусь до Мозамбика…

14 October 2009. —  Moscow (Russia)