Categories
Прочеркон

Хомо дубиенс? Хомо дубиенс!

Щеночки, еще только-только отряхнувшие молочко с губ, мчатся за кумирчиком-кумиренком, выклянчивая автограф и исходясь вожделениями.

Страшная участь. Не дай Боже. Ибо кумиры летят с пьедесталов руками той же толпы, что сейчас их раздирает в исступленном протягивании блокнотов и ручек.

Неокрепшему мозгу вполне естественно ухватываться за авторитет: инфантильное переложение решения на чужие плечи. И у многих инфантилизм длится до конца дней. Вася сказал… Дмитрий Иваныч сделал… Маша заявила…

Средневековье. Только в мегагипертекстовом варианте. Не ссылаешься и не млеешь на большого – значит, ты никто.

Толпы в исступлении бегут за новоявленным тельцом, умасляют миром, украшают розами, вознося внешний лоск и моду в приоритет перед собственным независимым мнением.

Подлинное признание авторитетности – это критерии (1) “ты крут здесь и сейчас” и (2) “ты относишься ко мне хорошо и не желаешь мне зла”. Остальное не достойно преклонения.

Но самостоятельность дорогого стоит. Зачастую – исключения из стада. “Разве можно быть поэтом, если ты не любишь Мандельштама?” или что-то подобное.

Тридцать лет назад в Штатах запустили социальную программу “Question authority”: до такой степени самим американцам обрыдло идолопоклонство перед начальниками. Ставь авторитет под сомнение – ставь его под сомнение уже сразу, как только тебе с фанатизмом говорят: “Уау – смотри!”

Но нашей ментальности до этого – как до Марса пешком.

22 May 2009. — Moscow (Russia)