Categories
Прочеркон

Превратности моей фамилии

Мы с Кимом и Олегом после двух недель нервотрёпки таки запустили в новой версии сайт Прочеркона. Муки по поводу формы решены – теперь дело за наполнением. А поскольку он предполагается и как медиа-площадка, то можно регулярно следить за его ростом и обновлениями. Ещё его нужно щёлкать на предмет текстовых ошибок и технических багов.

Для раздела «Медиа о нас», естественно, нужно, наконец, было полюбопытствовать, что и где пишут про, собственно, нас, таких классных и замечательных. И тут натыкаюсь на феерическое…

Егор , с которым, к сожалению, давно и лишь опосредованно общаемся лишь в сети, перепостил на одном из сайтов цитат кусочек из моей вопросно-ответной сессии. Первый же комментарий к моей цитате пробудил меня лучше, чем дымившаяся рядом szklanka czarnej kawy. Всегда говорил – утро начинать надо с чтения анекдотов.

Итак, меня процитировали. Ссылки на непроверенные ресурсы не даю принципиально – Гугль вам в помощь, кому ежели любопытственно.

«Голосовать, скорее всего, имеет смысл за такую партию, которая катализирует наш отъезд из страны. Алексей Чернореченский. Выборы.»
«Я вам помогу с отъездом, даже и без выборов. Куда ломанётесь? В США? Германию? Или сразу на историческую родину?»

Первое моё умиление было – а к кому, собственно, он обращался? От кого реакции ждал? Какая жалость, что некому ему было ответить: назад в африканские пещеры или на пальмы (или где там наша историческая родина) я не хочу. И опять меня улыбнуло прошлое – я унёсся в последний год в Лингвистическом  университете…

…Стоим мы трое около окна в холле – спевшиеся тогда так вкусно и здорово: я, Юля Некрасова и Оля Голубинская. Рядом стоят какие-то то ли перваки, то ли втораки.

-Не хочу я в следующем году на эту полулогику-полусемиотику. На фиг нас этим пичкают? И вообще, про этого Чернореченского такое рассказывают – как таких вообще допускают до преподавания?
-Так и допускают. Чего непонятного – Бурчинский, Чернореченский…

Мы рухнули в истерическом хохоте все трое. Особенно Голубинская.

Шёл апрель 2008. Через две недели меня больше, к счастью для меня и вящей радости тех мелких, не будет в стенах этого достославного заведеньица. Ещё три месяца спустя во Франкфурт уедет Юля, а Оля отправится в Колорадо… История, видимо, навсегда умолчит о том, что же во мне было  «такого», и о том, узнала ли когда-нибудь малышня причину нашего гомерического гогота…

30 November 2011. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

С Христом на знамени обкомовском

Насколько себя помню, никогда ничего не перепечатывал у себя в ЖЖ с каких-то политических ресурсов. Но сейчас у меня вынос мозга настолько силён, когнитивный диссонанс настолько разрывен, что просто не могу удержаться.

Молчу про весь цирк, который устроили с поясом, перекрыв пол-Москвы на несколько суток и парализовав центр, молчу про всю дикую смесь тотемного колдунства для излечения бесплодия с прикармливающейся официально религией… но когда уже читаешь такое, невольно вспоминается вот это:

“Умом Россию не понять:
то синхрофазатрон, то лапоть.
Нельзя отсюда уезжать:
отсюда можно только драпать!”

и Шендерович начала девяностых:

«Люблю Отчизну я, но странною…» —
Глаза б мои уже не видели
Ее вокзалов лавки банные,
Аэропортов накопители,

Свово пути через Вселенную,
Ее развинченные поиски,
Духовность эту офигенную
С Христом на знамени обкомовском…

От прочитанного капеерефского шедевра шестерёнки стёрлись настолько моментально, что я распечатал шедевр и присобачил на холодильник… Теперь можно не сомневаться в том, какое нас ждёт будущее…

По милости Божией и при упорной работе коммунистов по возрождению России соборно со всем народом нашей страны можно будет отодвинуть сползание нашей Родины в пучину кризиса и беззаконий. За это молются все православные граждане страны и призывают силы небесные помочь народу завершить 20-летний цикл бессмысленных и потерянных лет. И принесение с Афона этой святыни – пояса Божией Материи – знак не случайный. Поэтому, получив благодать от этой православной реликвии, Геннадий Зюганов как лидер крупнейшей оппозиционной партии страны – партии всего народа – готов с верой и решительно завершить предвыборную кампанию КПРФ и выполнить предвыборные обещания партии, всех народно-патриотических сил перед избирателями, гражданами страны.

28 November 2011. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Давно не меняли…

Если что-то начинает тяготить, значит, с этим нужно прощаться.
Комфорт и ровность состояния – это как финансовая прокладка. Её можно и надо согнать с себя, дабы пустить в ход.

Все боятся именно разрушения привычной повседневности. Но ничего в этом нет страшного. Дивиденды окупятся.

Комфорт и ровность даются людям для того, чтобы они обленились и проверились на подвижность.

А всегда молчать и проглатывать то, что не нравится,- не дело. Если зрить в корень, то происходит это лишь из боязни перемен и вторгающегося хаоса, который мало кому представляется живительным.

21 November 2011. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

И снова еду…

В общем, снова где-то еду. Снова темно, снова в ушах то ли звон, то ли музыка; снова рядом притулился стакан то ли чая, то ли разведённой краски с сахаром. Цивилизация, клин.

-Ты остаток-то года на уикендах в Москве хоть будешь? – спрашивают меня вчера ребята после лекции Антона .
-Буду. Теперь – буду. Кроме…
-Понятно,- прерывают они меня.

Да я и не сопротивляюсь. Я теперь только тем и занимаюсь, что куда-то еду. Сейчас еду к родителям. Сапсан режет мрак Владимирской области: рассвет в девять – половине десятого встречаю какой-то завороженностью. Сам не знаю, почему. Может, ещё и потому, что два года назад ровно таким поздним загадочным рассветом и желанной пургой в глаза на Невском меня принимал предновогодний Петербург. Тот самый Петербург, который я не понял в шестилетнем возрасте, но который двадцать лет спустя принял тепло и без остатка…

…Эпичный эржидовский Интернет вылетает через каждые пятнадцать минут – но какой, блин, уже ветер цивилизации дует по матушке нашей Расее. Не пройдёт пятисот лет – и дядюшка Вифи будет с нами в каждом парке и на каждой скамеечке…

…С эфиром вчера ничего не получилось. И проблемка-то пустяковая оказалась – техническая мелочь, которую, казалось, можно было предусмотреть, ан вот всё равно, как бы Ким ни говорил про “надо-предполагать”, никогда угадать не сможешь. Во всяком случае, всё остальное работает. Всё отлажено – и это радует. Олег записал подкаст с Денисом Морозовым – результат будет выложен на следующей неделе. Тогда же ожидает и следующая попытка. Гостя ждём не менее интересного.

Ещё раз благодарю всех, кто подключился и ждал старта. Приносим, разумеется, и извинения: не всегда и не всё бывает гладко. Надеемся на понимание, но нас подбадривает ваше дружеское участие и терпение.

Пока же покоматожу чуть-чуть в Дустенбурге. Заходите, если кто поблизости. Там рядом с домом ещё два года назад, блин, блинную открыли. Всё не могу сходить заценить, что за гастштетт.

19 November 2011. – Dzerzhinsk (Russia)

Categories
Прочеркон

Метро. Поток. Дюссельдорфизация

Допустим, кто-то хочет нанести удар по Германии. Вопрос – какой город должен стать первой мишенью? Франкфурт? Гамбург? Берлин? Мюнхен? Бремен? Функции настолько размазаны и распределены по стране, что потенциальному агрессору атаковать нужно государство только целиком. Вряд ли кто отважится. Поэтому оно крепко и устойчиво. Ну а на общегосударственной стабильности покоится устойчивость цивилизационная. Децентрализация. Дюссельдорфизация. Города по 700-750 тысяч с распределенными между ними функциями культуры, экономики и политики – иного выхода не будет. Крупные города должны стать своеобразным инкубатором, местом притяжения инициативы, местом пробы и сбора единомышленников, но как только городская структура начинает тормозить развитие успешного проекта, почти на государственном уровне должен поощряться выход на периферию. Удачное начинание само должно стать притяжением для тех, кто ищет продолжения развития. Как в Штатах: собрался и уехал туда, где больше платят. Но мы гордые, блин. Учиться положительному опыту других не хотим. У нас ‘третий путь’ – свои шишки при изобретении велосипеда. И пусть весь мир поржёт.

18 November 2011. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Метро. Поток. Электропоезда

Давно я не был в передовых странах вроде Египта. Расслабился, блин. Силу тогдашнего контраста по возвращении, конечно, до сих пор помню, но притуплённо. Уже плохо верится, что где-то есть большие дикари, чем мы. Определенно надо, надо привести себя в чувство. А то уже не пойми на что внимание заостряю. Но очень понравился вчерашний перл. Не могу его не. Из Раково заказали такси специально, чтобы приехать к электричке на Москву. Таксист честно привез нас за 10-15 минут. Пока выгружаем чемоданы, слышим чудные вещи: ‘Электропоезд Правда – Москва с отправлением 11.45 проследовал в 11.32. Следующий поезд в 13.40.’ И не е$#т. Разок в Индию на месяцок, как Устинов Ромка,- и поселок Правдинский раем покажется…

17 November 2011. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Груди, ноги, каблучки

И вот я разговорился о женских грудях, ногах и каблучках…

…Она сидела в холле рядом со мной и утончённым жестом – выверенным, но без всякой напыщенности – разворачивала конфету. В бумажном стаканчике плескался отвратительный пакетный чай, который она держала почти как ребёнка. Согревала пальцы.

-Я уже десять лет работаю инструктором – учу ходить по подиуму. – Она бросила взгляд в сторону зала, где под музыку дефилировали молодые анорексийные кобылки.– Сейчас они получили задание, которое я и проверю через пятнадцать минут…

-И-и-и-и,– ещё пока с умеренным интересом протянул я,– как долго этому учатся и как часто переквалификация?
-У них редко бывает переквалификация. Не успевают. Потому тут они учатся сразу шесть недель, а потом их разберут.
-То есть – редко? И что значит – разберут? – я оторвался от своего чая и посмотрел на неё в упор. Она не повела бровью, как будто бы рассказывая о чём-то ординарном.
-Как товар. Здесь нет нежностей. Модель на подиуме, танцовщица канкана, актриска второй роли – всё это в глазах модельеров и организаторов не более чем товар. Причём скоропортящийся. Три-четыре года – и на их место придут другие. Это бесконечный цикл: восемнадцатилетние будут всегда.
-Вполне логично. Но… что происходит с… этими?
-Я могу только догадываться. Посудите сами – им по сути дана только красота, причём они плохо верят в то, что красота эта не вечна. И чаще всего они не учатся ничему. Если у них и есть формально какое-то образование, то вряд ли работодатель потом будет готов платить только за один диплом. Смотрите, как они друг перед другом вертятся…
-Ну а вы-то как? Вы были разве не такой же моделью в юности?
-Была… но мне, что ли, звёзды улыбались. Когда я выиграла первый конкурс, отец поставил условие, что я учусь на заочке, зарабатываю деньги, а потом получаю второе образование. Сначала я сопротивлялась, но меня убедила мать. И я не пожалела. Я смотрела на то, что происходило в этой сфере и понимала: долго продолжаться не сможет. На последнее выступление прилетел отец. Я сразу сказала, что заканчиваю карьеру и иду учиться на инструктора физкультуры. Он только улыбнулся, и мы молча поехали в аэропорт. Летели мы тем же самолётом, что и мои более молодые,– теперь уже бывшие,– коллеги. Многие из них были первый раз на подиуме, и им казалось, что вот – только-только начинается восхождение. О падении не думала ни одна. Они гордо несли голову, не глядя на других пассажиров. Им было восемнадцать – двадцать. Им нужно было только, чтобы ими кто-то восхищался. Это потом они поймут, что главное – это когда ты любишь и о ком-то заботишься…

Она помолчала и посмотрела на часы. Оставалось ещё минут пять. Девчонки всё вертелись друг перед другом, ходили друг вокруг друга, деловито поправляя движения.

-…Отец посадил меня около иллюминатора, и рядом с ним я сидела, словно за большой, непроходимой, безопасной стеной. Я была уже стара – и осознавала это без тени кокетства или трагичности. Самолёт начал набирать высоту, а девчонкам уже не терпелось поскорее вскочить с мест и начать дефилировать между рядами. Они знали, что на них будут смотреть женатые мужчины, а женщины будут исходить завистью. Они хотели дразнить собой. Когда было разрешено вставать, им всем почти сразу захотелось припудрить носик, спросить что-то у стюардессы, подойти друг к другу… И все были на каблуках… Самолёт наполнился запахом их духов, он кружился вместе с турбулентностью – и тут-то я впервые и наглядно увидела, что такое – споткнуться на ровном месте. Самая высокая из них,– лишь на год меня младше, но из самых звёздных,– пошла в бизнес-класс… к директору… Я сидела совсем неподалёку и видела всё. В турбулентности ковровой дорожки запутался её каблучок, и она потеряла равновесие… И всё бы, может, кончилось конфузом и надменной шуткой, если бы она не влетела на колени соседу – большому, неуклюжему, по виду далеко не интеллектуалу. И пил тот горячий кофе… Подскочив от ожога, он отбросил девчушку в сторону – на стальной подлокотник… Вывих ноги, шрам от виска до губ… карьера девчонки была предрешена… Через три года я увидела её бортпроводницей на каком-то второсортном поезде. Я приехала встречать из Питера делегацию финнов – она стояла на продрогшей платформе и прятала ладони в рукава потасканной формы… Меня она не заметила или не узнала… Извините, мне пора проверять выполненное задание…

14 November 2011. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Гроза России

Ура! Я снова вырвался из Москвы в столицу Вселенной – деревню Раково. Нынче польская физиотерапия параллельно совпала с семинаром «Краса России»: свезли сюда штук шестьдесят барышень с модельными размерами, и ходят они по терренкурам, как по подиуму,– цок-поцок, на мужчинок вокруг не смотрят, хотя определённо хотят чего-то эдакого и большего, потому скандалят немилосердно со всеми подряд, не зная, как ещё привлечь внимание, нос в небеса – но цок-поцок. Ох уж эти фыфы… Сразу припоминается одна фыфыфы, которую нам в Питере предложил Ентинзон: «Ну… будет у меня для вас полчасика… возможно…» – досвидос.

Одна такая фыфыфы в розовой кофточке цок-цок-цок в зал с андрюхиными аппаратами:
-А ет’тренажёры?
-Да,– смеётся Давыдов Саша. – Хочешь попробовать?
-Ой… да я бы… ой, я бы пресс качнула. Да какой смысл без гантелек аще.
-А попробуй.
-Да чо пробовать-то, а? Я пресс аще могу тысячу раз сделать, да.

И цок-цок-цок-цок – фыфыфы…

…Сижу в холле (тоже публичное пространство, кстати сказать,– ещё один мой buzzword наряду с «пленэром») с нетиком в обнимку – вот они, цок-поцок мимо меня по плиточке, цок-поцок, такие дурочки, такие милашки, но такие цок-поцок, цок-поцок, цок-поцок… Все по ним вокруг ссутся, а я только слушаю – цок, цок, цок, цок, молодые кобылочки, цок-поцок.

Сам я свежим воздухом и отсутствием суеты доволен аки конь: Мирека по-русски я более-менее говорить выдрессировал – и теперь всё время кроме теоретических лекций я предоставлен самому себе. Ну… не считая вечерних мероприятий…

12 November 2011. – Rakovo (Russia)

Categories
Прочеркон

Метро. Поток. Икар

Тот, кто утрачивает мечту сам, зачастую желает другим утратить её тоже. Вспоминается советский мультфильм – помню его визуал смутно: Икар готовит крылья для полета, умные греки сидят на берегу, разводя рассуждения. Икар взлетает, но доносящиеся со всех берегов сентенции превращаются в камни на крыльях – и Икар падает. Наше общество гарантированно дает не взлет, но падение. Взлет любого прогресса идет вопреки системам стереотипного мышления. Причем мышление это самовоспроизводится: неудачник и закомплексованный наблюдатель начинает склоняться к консерватизму, затягивая в него остальных.
И далее всё мчится по возрастающей цепи.

10 November 2011. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Фу, фу, фу – но продолжайте!

Предпраздничная пара по французской литературе началась относительно бойко, но даже у безупречной группы настроения были явно предуикендные: обе пары в четверг пришлись на самый хвосток – дальше ожидалось три дня загула…

Ну да – Ларошфуко, здорово; ой, Бомарше, конечно, тоже ничего так; Мольер там, Вольтер…

В общем, что греха таить: я тоже уже был мысленно в Петербурге. У нас ведь внутренний прочерконский праздник поглобальнее будет: 4 ноября сподобились родиться одновременно и Олег , и Ким .

Первая пара подходит к концу.
-Ну,- говорю,- давайте теперь последнего персонажа до перерыва. У кого Маркиз де Сад?
-Ой, а это что – тот самый? – спрашивает одна из самых романтишных и утонтчонных.
-Он самый,- хмылюсь я.

Выходит рассказчица. Когда она добралась до самого интересного момента в творчестве – интересное началось и у нас:
-Так, из творчества де Сада мы можем установить, что именно его жестокие игры стали прототипами ныне использующихся плёток и даже БДСМ.
-Ой, а что такое БДСМ? – спрашивает уже у меня та самая романтишная.
-Ну… как вам сказать…
-Ну как есть…
-Могу литографии того времени показать…

Ищу. Показываю.
-Ой, фу, фу, фу, Алексей Александрович! Какая гадость! Но продолжайте – интересно же!..

9 November 2011. – Moscow (Russia)