Categories
Прочеркон

Секты всякие нужны?

 Любой маломальский фанатизм у меня вызывает подсознательно отторжение и оборонную стойку: отбой сектантоподобности. В последние месяцы мне как-то кучкой стали попадаться люди (это впервые за двадцать-то пять лет лингвистической жизни!), воспринимающие всерьёз эсперанто. И ладно бы просто всерьёз – но они чуть ли готовы не на живот, а на спину защищать мёртворожденный проект, приписывая ему мифические уникальности и открытия.

Реалистично мыслящие учёные всерьёз не воспринимают искусственный язык. Вот что пишет Людмила Цирлина в статье «Глобализация и лингвистика: вавилонское столпотворение или “язык-киллер”?»: «Кроме кучки энтузиастов (например, приверженцев эсперанто) никто не горел желанием его (искусственный язык – А.Ч.) освоить. Почему? Ведущие лингвисты считают, что искусственный язык бесперспективен, так как это не опирающаяся на конкретный исторический опыт, и не несущая эмоциональной нагрузки совокупность графических, фонетических и семантических единиц. Язык становится глобальным не благодаря своим особым структурным свойствам, или лексическому объёму, или великой литературе, культуре, религии, созданной на нём в прошлом. Все эти факторы могут лишь мотивировать кого-то освоить данный язык, но ни в отдельности, ни в совокупности они не в состоянии привести к всеобщему распространению такого языка. Язык становится международным по одной основной причине: политическое влияние его носителей.»

Решил спросить своего научного. МЭК мне ответил так: «Интерес? Только если чисто спортивный – как проект по созданию наднационального языка. А увлечённость – ну вызывает улыбку…»

Но меня это удовлетворило не до конца. Что насторожило и показалось странным: когда вполне лингвистическими и эстетико-философскими методами начинаешь показывать нежизнеспособность придумки (отсутствие наполненности концепта, связи с культурой, ориентированность всё на тот же романский ареал…) – эсперантист встаёт в поведенческую позу, и повадки до дрожи напоминают… хаббардистов и новоакропольцев.

От возникшей в голове аналогии я вздрогнул – и начал раскапывать вопрос. Вот на что натолкнулся. Статья 1989 – эстонский эсперантист из Тарту, О.Б. Ткаченко, который почти открыто подтвердил мою догадку о схожести идеи эсперантства с сектами мягкого типа (как, в принципе, «Новый Акрополь», который особо ничего не требует от участников, но идейно держит накрепко):

«Внутреннюю идею человеческого братства, стоящую выше этнических, расовых, языковых и религиозных предубеждений, разделяющих народы, он (Заменгоф – А.Ч.) пытался развить в нейтральную общечеловеческую религию – гомаранизм (или гиллелизм), связанную с эсперанто. <…> Разумеется, разные политические группы в эсперанто-движении вкладывают в эту идею неодинаковое содержание, но тем не менее она объединяет и до сих пор значительную часть эсперантистов. Этим, по-видимому, объясняется и то обстоятельство, что эсперантское движение с самого своего начала до сих пор выступает как активная миролюбивая сила.»

Интересно, что о сектантских характеристиках эсперанто в Сети не так много материалов, хотя кое-что есть: я, видимо, не единственный, кто задумался об этом.

Справедливости ради нужно признать: находка, что винительный падеж действительно является главным и достаточным залогом свободного порядка слов,– вот это гениально. Но что из этого?

P.S. Надо сказать: прочитав грамматику и даже полистав «поэзию на эсперанто», я невольно улыбнулся: а что, хороший способ спрятать свою бездарность – никто же не оценит художественных качеств! Пиши сколько влезет!

10 July 2010. – Moscow (Russia)