Categories
Прочеркон

Да, гусь, стебусь путан-дур

После совместного просмотра очередной дозы инсталляций (среди которых – Эрвин Вурм в ЦДХ на Крымском Валу и, кстати сказать, его интересные и концептуально оригинальные видеосъемки по типу эшеровских «невозможных объектов», а также инсталляции, видео и живопись в галерее Винзавода, среди которых хочется особо отметить работы Звездочетовых) с товарищем Курицыным было прийдено к опчему знаменателю, што Чернореченский таки готов представить и свою дозу бреда, какового в его головушке хоть отбавляй. Особенно если мускату нальют да гашику самокруточку на халяву подгонют…

Итак…

Проект инсталляции.

Тиски. Из них торчит три ноги – синяя, зеленая и белая. На центральной – валенок. Название: «Перпендикулярный лук всегда платит только треть». Сопроводительный стих:

«Валежник вновь, как Рубикон, родился,

изгнав четырнадцать чертей.

Не будет больше мост дымиться –

там есть разгадка для ночей».

О вкусах, конечно, не спорят, но до сих пор спорят о том, что же вкусом считать, а что – нет. Можно, конечно, делать умный вид и прикрываться красивыми разговорами о «переходе из периферии в центр», но это давно перешло в общие места культурологических анализов. Да, так можно неплохо объяснить, как происходит движение от аутсайдерского явления если не к центральному, то, по крайней мере, к рационально включенному в имеющуюся матрицу культуры, но при всей привлекательности подхода есть у него один существенный недостаток: он слишком попахивает эпиметейством. Он может объяснить постфактум, но никак не скоординировать в оценке имеющихся в культурном пространстве явлений. Даже нахождение «в гуще событий» того или иного процесса не гарантирует четкого, безоговорочного определения артефакта как «талантливого» или «бездарного».

Напомню из логики: достаточно одного КОНТРПРИМЕРА для разрушения ВСЕЙ категории. Так, утверждение «Любой талантливый человек, общающийся с себе подобными и находящийся в центре культурной жизни своего времени, имеет четкие представления о вкусе» будет разрушено одним контрпримером: достаточно вспомнить Готье, Бизе, Аполлинера и многих других, кто писал открытые письма, протестовал и требовал убрать «чудовищную» башню инженера Эйфеля (комментарии нам сегодняшним, думается, излишни).

В эпоху полного слома каких бы то ни было ориентиров в современной жизни (мы все же еще не до конца «цифровое поколение» и не отдаем себе полностью отчета о последствиях перехода в новое измерение, где все искусства, черт не дери, снова возвращаются в первобытную синкретику под кодовым названием «дизайн») полагаться на чужой вкус оказывается куда более опасным, чем столетие назад, поскольку при всей открытости взгляда человека на новое никто в своем здравом уме уже давно не возьмется судить. Кто знает – тот молчит, а кто говорит – тот не знает: еще в Древнем Китае говорили.

Не проще ли принять за аксиому, что каждый должен делать то, что считает нужным, но и параллельно не мешать другим? Пусть звучит идеалистически – о чем писалось парой эссе раньше, но на то и творчество – штоп вещать об идеале.

Посему кто даст гарантию, что сегодня популярный Вася Пупкин не канет завтра в Лету, а баклан Чернореченский с тремя разноцветными ногами не войдет в историю как «репрезентативный элемент эпохи начала XXI века»?

23 July 2008. – Moscow (Russia)