Categories
Прочеркон

Стало обручальным нам Садовое кольцо

В предисловии к книге Гюнтера Грасса «Katz und Maus» кто-то знаменитый (об этом можно судить по тону повествования) пишет (имени автора не знаю, поскольку русские перепечатки издательства «Каро» не считаются с авторством предисловий): «Schauplatz dieser … Novelle ist das Meingebürliche Danzig, dessen innere und äußere Topographie Günter Grass LITERATURFÄHIG … gemacht hat» («Местом действия избран мещанский Гданьск, чью внутреннюю и внешнюю топографию Гюнтер Грасс сделал ЛИТЕРАТУРОПОРОЖДАЮЩЕЙ»).

Перекодируя в герменевтические термины, мы можем говорить, что текст оказывается тем более наполненным, чем более семантически богат ресурс географических названий, имен, реалий и символов. Посмотрим на тексты:

1. «…лежат в земле сырой // Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой» (слова Е. Винокурова – музыка А. Эшпая);

2. «Мы по Невскому катались // на кобыле без узды…» (скабрезная частушка);

3. «…но и Молдаванка, и Пересыпь // обожают Костю-моряка» (одесская песня);

4. «Я вышел пройтись в Латинский Квартал, // Свернул с Кэмден-Лок на Невский с Тверской» (Б. Гребенщиков).

В самом деле, общекодифицированным в русской концептосфере оказывается топонимика Москвы и Петербурга (в скобочках заметим, что в нашем сознании наполненность топонимики Киева и Одессы неотделима от русской сферы), тогда как топонимика иных географических мест оказывается лишенной затекстуальной привнесенности, что зачастую и отличает текст «столичный» от «нестоличного».

Если кому-то на глаза попадалась книга Пелевина «Священная книга оборотня», то (если более или менее быть в теме того, чем автор наивно играет и что пытается безуспешно спасти в предисловии, где якобы заключением эксперта признается «некачественность» литературного текста) нельзя не заметить, что разговоры проститутки о Виттгенштейне вызывают улыбку, а чуть позже тому, кто проходил по молодости увлечение оккультизмом, станет смешна и сама претензия на «китайские загадки» (при этом достаточно прямолинейно вываленными).

Причина же кроется именно в отсутствии у автора той самой «культурно предрасположенной компетенции» (в силу национальной принадлежности), которая и придает тексту «пустое» звучание (ср. ранние стихи Пушкина – в большей своей части переводные из греческих и римских, где имена богов в точности так же, в отличие от Байрона, не несут семантической нагрузки).

Латинская поговорка гласит: Non locus ornat hominem, sed homo locum – Не место украшает человека, а человек место. Таки процесс обоюдный. Нельзя писать литературу без предварительной семантической компетенции символьных структур, но и нельзя создать новое, не стремясь, как Грасс со своим Гданьском или Азимов со своей «Академией и Империей» расширить или создать новые, концептуально наполненные миры.

2 June 2008. – Moscow (Russia)