Categories
Дельвин. Петербург

Немного фривольности на посошок лета

Хорватия. Помер. Кемпинг у моря. В общей зоне, где раковины для мытья посуды и стирки, мечутся от одного крана к другому две шумные итальянки. Я вхожу и смотрю на них, не понимая, какую же раковину они занимают, а какую могу использовать я. 

Но мне тоже надо кое-что вымыть, и я, не найдя слов на итальянском, не нашел ничего лучше, чем спросить их на латыни: “Estne hoc aquae balneum liberum?” (“Есть ли эта водная ванная свободная?” — но нужно понять, что для них это звучало так же, как если бы кто-то к вам обратился на древнерусском: “Яко бяше сия ванная водна освободена?” — или в этом духе.)

Дальше — сцена на миллион. Итальянки, ошалев от латыни, может, даже решив, что я — молодой кюре в загуле, забились в угол, к дальней раковине, и смотрели на меня огромными глазами все то время, пока я, с голым торсом и на латыни, мыл свои мелочи.

Бьюсь об заклад, это их первый — и, может, последний, — раз, когда к ним в кемпинге обращаются на латыни.

May be an image of Aleksej Czernorzeczeński

Фото: на одном из диких пляжей, всем привет из божественной Хорватии.

27  August 2016. — Pula (Croatia)