Categories
Телеграф. Хроники

Историко-симптоматическая болтовня

Как бы никаких намёков. Просто несколько исторических событий с цитатами. Период: 1930 – 1936. Страна: СССР. Но… ничего не напоминает? ни о чём не заставляет задуматься? никаких симптомов не просматривается?

16 июня 1930. Введение так называемого «декретного времени». Фактически оно действовало (с несколькомесячным перерывом в 1991) до 2011.

2 февраля 1930. Постановление Совнаркома о введении международной системы счисления времени по часовым поясам.

27 декабря 1930. Постановление СНК СССР № 807 «Об организации концессионного дела в СССР». По этому документу иностранные концессии в СССР были объявлены вне закона. Наиболее частый повод запрета – «подрывная деятельность».

10 июля 1932. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 10.07.1932 «Об утверждении Положения о добровольных обществах и союзах».Любое добровольное общество должно быть зарегистрировано.

12 февраля 1933. Постановление ЦК ВКП (б) «Об учебниках для начальной и средней школы».

Выдержки из постановления. Орфография и пунктуация соответствуют времени написания постановления. Выделение жирным шрифтом – моё (А.Ч.).

Непременным и решающим условием проведения в жизнь обоих постановлений ЦК как в отношении устранения отмеченного коренного недостатка школы, так и в отношении перехода всего обучения на новые устойчивые программы и методы преподавания является наличие по всем предметам стабильных учебников, призванных ликвидировать существующий “метод” нескончаемого “проектирования” учебников.

Между тем в результате неправильной линии Наркомпроса и его органов в настоящее время не только отсутствует в советской школе стабильный, общепринятый и удовлетворяющий требованиям науки учебник, но подобный пробел считается, оказывается, в руководящих кругах Наркомпроса РСФСР признаком “революционных достижений” последнего.

Установить, как правило, что каждый учебник должен утверждаться коллегией Наркомпроса после предварительного тщательного его рассмотрения с тем, чтобы никаких изменений не могло быть внесено в учебник без специального на то постановления коллегии Наркомпроса.

Отменить существующий порядок издания учебников самостоятельно каждой областью, краем и автономной республикой РСФСР.

17 декабря 1933. Постановление ВЦИК, которое 7 марта 1934 оформляется в виде закона. Мужеложство (именно м+м, но не ж+ж) карается сроком до 5 лет.

Нарком юстиции Николай Крыленко в 1936:

«Гомосексуализм — продукт морального разложения

эксплуататорских классов, которые не знают, что делать…»

Доклад зампреда ОГПУ Я.С. Агранова И.В. Сталину:

«ОГПУ при ликвидации очагов гомосексуалистов в Москве выявлен,

как гомосексуалист, заведующий протокольной частью

НКИД Флоринский Д.Т. Он сообщил,

что в 1918-м году являлся платным немецким шпионом…»

Историками отмечается примечательный факт, что дела гомосексуалистов рассматривались как политические.

15 мая 1934. Совместное постановление СНК и ЦК ВКП(б) относительно исторической унификации.

Большая Советская Энциклопедия, Т.9, 1956. 2 изд. описывает так:

Марксисты-ленинцы исходят «не из исторических аналогий и параллелей, а из изучения окружающих условий» (Сталин И. В., Соч., т. 4, стр. 306). В постановлении от 16 мая 1934 СНК СССР и ЦК ВКП(б) осудили т. н. школу Покровского, к-рая своими ложными вульгарно-социологич. установками мешала развитию советской историч. науки и оказывала вредное влияние на преподавание истории: «Вместо преподавания гражданской истории в живой занимательной форме с изложением важнейших событий и фактов в их хронологической последовательности, с характеристикой исторических деятелей — учащимся пре­подносят абстрактные определения общественно-экономических формаций, подменяя таким образом связ­ное изложение гражданской истории отвлеченными социологическими схемами» (цит. по сб.: К изучению истории, 1937, стр. 18).

17 октября 1935. Борьба с порнографией – постановление ЦИК СНК СССР.

Постановление ЦИК СНК СССР

«Об ответственности за изготовление,

хранение и рекламирование

порнографических изданий, изображений

и иных предметов и торговлю ими»

17 октября 1935

Предложить правительствам союзных республик дополнить уголовные кодексы союзных республик статьей следующего содержания:

«Изготовление, распространение и рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений и иных предметов, а также торговля ими и хранение с целью продажи или распространения их, влекут за собой — лишение свободы на срок до пяти лет с обязательной конфискацией порнографических предметов и средств их производства».

СЗ. 1935. № 56. Ст. 457.

27 января 1936. Публикация замечаний И. Сталина, С. Кирова и А. Жданова в «Правде» по поводу нового учебника истории СССР. Примечательно, что эти замечания к конспекту датированы 8 августа 1934, то есть опубликованы полтора года спустя.

В конспекте не даны условия и истоки национально-освободительного движения покоренных царизмом народов России, и, таким образом, Октябрьская революция как революция, освободившая эти народы от национального гнета, остается немотивированной, равно как немотивированным остается создание Союза ССР.

Авторы конспекта слепо копируют затасканные и совершенно ненаучные определения всякого рода буржуазных историков, забывая о том, что они обязаны преподать нашей молодежи марксистские, научно-обоснованные определения.

Мы считаем необходимой коренную переработку конспекта в духе изложенных выше положений, при этом должно быть учтено, что речь идет о создании учебника, где должно быть взвешено каждое слово и каждое определение, а не о безответственных журнальных статьях, где можно болтать обо всем и как угодно, отвлекаясь от чувства ответственности.

Нам нужен такой учебник истории СССР, где бы история Великороссии не отрывалась от истории других народов СССР, – это во-первых, – и где бы история народов СССР не отрывалась от истории общеевропейской и вообще мировой истории, – это во-вторых.

И. Сталин

А. Жданов

С. Киров

24 May 2013. – Sochi (Russia)

Categories
Телеграф. Хроники

А если попробовать вот так?

Несколько дней после возвращения в Москву я провёл в какой-то печальной экзистенциальности.

Ну… это не значит, что я всё время безумцем ходил в пижаме по квартире, тосковал и кидался на стенку.

Вчера писал, например, к сегодняшней БГЛ статью – “Непройденный маршрут”.

Но время от времени всё равно, – то сам с собой, то за обедами с Ильёй, – я давал волю признаниям.

Признаниям в чём?

В том, что всё-таки не могу понять: то ли вернулся с другими мозгами и глазами, то ли действительно деградация налицо за две недели отсутствия.

Я понимаю, что бесполезно пытаться протестовать против разрушенного научного, творческого и образовательного фундамента в стране – здесь ничего не попишешь и уже не под силу хоть что-то изменить.

Я понимаю, что бесполезно тем паче говорить про гражданское общество – про откидывание нас на уровень пещерных шимпанзе со всеми этими охотами на ведьм от правозащитников до нетрадиционалов.

Я понимаю, что разрушена журналистика, которая на мировом уровне – что газета “Зауральский разнорабочий” или “Прикубанская листовка”. С этим всем я столкнулся вообще напрямую.

Я понимаю, что не переломить сложившиеся методики воровства и кумовства, распилов-откатов и через это невозможности найти финансирования (это актуально мне в свете тупика с продвижением моих арт-задумок дальше уровня “на-коленке”).

Всё это не под силу не то что простым людям, но и, наверное, сильным кулаком. Просто потому, что чистка нужна по принципу капремонта. Гнать поганой метлой всех. И начинать сызнова. Как после Потопа.

Но должен же быть какой-то компромисс? От твоего осознания, что ты ничего не решишь и никак мозги не приложишь, не должно же разрушать своё собственное существование? Что проку?

Окей. Поступить по-другому, что ли?

Не более ли действенным окажется процесс созерцания происходящего, наблюдения без истерик, а с любопытством за тем, как деградируем?

Будем посмотреть.

17 May 2013. – Sochi (Russia)

Categories
Телеграф. Хроники

Моя эпоха

Я часто думаю, что любое общество в какой-то мере похоже на зверя. Если зверь хочет жить, он будет сопротивляться и цепляться за каждую возможность. Защищать себя. Кусаться. Царапаться. Пытаться выкарабкаться. Но когда силы уходят, он просто смиряется. И его нельзя в этом обвинять. Скорее всего, он сделал всё, что мог.

Если наше общество неспособно защитить само себя, покорно заглатывает собственное уничтожение, значит, оно признаёт своё последнее издыхание. Ему уже ничто не поможет. Бесполезно делать уколы, пытаясь оживить. Бесполезно тормошить. Насаживать припарки. Бесполезно провоцировать. Бесполезно плакать. Бесполезно ласкать. Бесполезно взывать к небесам.

Не живём мы ни в коем разе ни в какую “эпоху тотального безразличия”. Мы живём в эпоху тотального умирания.

И мы должны это понять и принять. Мне не кажется, что мы оправимся от этой болезни. А если и оправимся, то будем уже не теми, что в моменты наивысших культурных и научных взлётов.

Слишком сильно разрушена наша гражданская жизнь, ведь мы позволили разбросать себя по норам. Мы согласились с подходом “лишь бы меня не трогали, а на соседа наплевать”. Но когда приходят за нами, мы мечемся в истерике, моля о  помощи. Хватая за руки. Но видя пустые глаза. Ровно те, которыми смотрели и сами, когда так же в точности умоляли нас. В этом и есть наша морально-этическая опора. Мы не приучимся заступаться за ближнего своего ни за сутки, ни за год, ни за пять. Этому учат поколениями.

Слишком сильно извратили нашу политическую жизнь, раз любой подобный дискурс не ведёт нас к каким-то философским рассуждениям, но сталкивает к копошению и мерзкому барахтанию в каком-то давно нечищенном нужнике.

Нас уничтожили в художественной жизни, раз любое проявление протеста мы уже с криками восторга готовы объявить “искусством”. Забывая о том, для чего оно нужно и каково оно – современное искусство там, где ему не выкручивают руки и не режут глотку.

Да. Не нужно взывать к совести умирающего зверя – “не умирай, не болей”. Он сворачивается в калачик и всё равно болеет, всё равно умирает. Печально глядя на тебя.

Не нужно пытаться взывать к совести апатичного общества – “восстаньте, проснитесь”. Общество уже понимает, что ему ничто не поможет. Каждый хочет дожить и умереть в одиночку. Каждый так выбрал; а кто же ещё, если не каждый из нас? Не за нас же кто-то придумал не интересоваться, что происходит в собственном подъезде, когда там раздаются взволнованные крики и призывы помочь? Разве не мы сами замираем под дверью и подло ждём, “когда же там всё  кончится”?

Да и власть не делает ничего нового под солнцем. Она – проводник природного действия, естественного и привычного по учебникам зоологии со школьной скамьи. Добивать больных и выделяющихся. Ускорение процесса. Ведь несопротивление налицо. Грех не воспользоваться.

Не обвиняйте пустые глаза, равнодушные и апатичные, которые вы встречаете повсюду: в метро, на улицах, на трассах, в городах и деревнях. Просто пожалейте и попрощайтесь. Подумайте, что у вас они немногим лучше. Если не в точности такие же.

Мы могли бы многое.

Но что-то где-то пошло не так.

В конце концов, не мы первый этнос, который угасает.

Значит, и трагедии в этом нет.

Если мы уйдём, останутся горы. Моря. Реки. Солнце.

Всё продолжит вращаться без нас.

И оно всё будет таким красивым-красивым.

Закат над вершинами…

Бескрайние степи…

Едва волнующаяся океанская гладь…

Так уж получилось. Не в наших силах.

16 May 2013. – Sochi (Russia)

Categories
Телеграф. Хроники

Неизмышлённости и другое

Ромка Устинов подготовил обширный отчёт (с тоннами фотографий) по проведённой совместно с УЧС Абхазии спасательной операции в горах Абхазии.

Знаете, фантастическая вещь: жизнь людей расставляет по своим местам.

Подкидывает то, что им предназначено судьбой.

Моя роль была в этой операции скромная, но вложенная мне от природы: информационная.

Я должен был оперативно всполошить всех, убедиться, что вертолёт вызван.

И уйти в тень.

Сесть за компьютер.

И сразу написать об обстоятельствах то, что было на самом деле.

А не измышления нечистых на руку руссоязычных смишников.

Вот лежит у Ромки душа ко всем этим беспокойным лазаниям по зарослям со спасаками.

Нравится ему ночевать чёрте где.

Нравится ему выполнять что-то на грани возможностей человека.

И он это получил сполна.

И есть подозрение, что потащит его жизнь по этой спасательской стезе.

Или около того.

Ну и снова с запозданием.

10 мая 2013 вышла следующая глава из книги “От вскрика до образа”.

Интерлюдия-практикум: “А у нас во дворе”.

Сегодня с Натальей Алексеевной совещались по поводу судьбы цикла.

Всего будет 40 эссе.

После этого будет готовиться к публикации книга.

То, что опубликовано на сайте, станет “первым изданием, Интернет-версией”.

Опубликованное на бумаге станет “вторым изданием, расширенным, отредактированным и дополненным”.

14 May 2013. – Sochi (Russia)

Categories
Телеграф. Хроники

По следам Беслана и оценки для Сочи

Сижу в аэропорту Беслана.

У меня нынче что ни событие – всё что-то новенькое.

То трагические встречи на горных реках.

То разгромленные города Восточной Абхазии.

То ночевание в нищебродках.

Но и слава Богу.

Как говорит мама , только в сложностях жизни и в схватках с нею рождается Стержень Человека.

Но и приобретаются новые друзья.

Так что сегодня вляпался и я. Куды ж без этого.

Стандартная аэропортовская история.

Приезжаю.

А самолётик-то и отменили.

Самое смешное, что на карточке – ноль копеек и ноль рублей.

Ребята, сидевшие в кассах, помогли выбить за бешеные деньги бронь-место на 15:30.

Мама закинула деньги через банкомёт в Дзержинске.

Подключились к “операции по спасению” все: Ромка, Илья, мама.

Даже Олег Ичетовкин – и тот удивлённо спрашивал, почему я в Скайпе из Беслана.

Но дальше было круче.

Представитель авиакомпании сначала пригласил в каморку пить кофе.

Разговорились.

-Поехали – бесланскую школу покажу.

-Эм… а тебе вроде как работать надо, нэ? – смотрю я на него и его “Паука”, которого он раскладывает на компе.

-Ничего. Работа не волк.

Завёл машину – и мы поехали.

Школа производит шокирующее и удручающее впечатление.

Этот зал, который до сих пор хранит пробитые стены, обгоревшие лесенки для лазания, выломанные окна.

Мы поднялись на второй этаж.

В ту комнату, где расстреливали взрослых.

Откуда скидывали трупы.

Где сидели снайперы.

Равно давит и мемориал “Город ангелов”.

Выжившие одноклассники приходят и регулярно чистят, ухаживают.

А ещё больше давит – личный рассказ участника событий.

Его двоюродный брат сам погиб там.

Показал мне его могилу.

Сын учился в четвёртом классе, выжил.

Сейчас в Петербурге.

А Аня Никифорова прислала ссылку на начатое нами небольшое исследование.

Дело было так.

Мы с ней погуляли по Сочи.

Порасспрошали народ.

И за обедом в “Трапезной” на Роз решили замутить вот такую вещь – социологический срез города перед Олимпиадой.

Установили 20 параметров. После наблюдений поставили оценки.

И мы придумали: Аня будет вести дневник – наблюдения за изменением. От 2 до 4 раз в месяц (надеюсь, интерес её не ослабеет).

Социологи, покритикуйте наши наблюдения: мы делаем это из интереса, по наитию. Будем следовать рекомендациям.

13 May 2013. – Beslan (Russia)

Categories
Телеграф. Хроники

Городские Львы стерегут Терек

Я во Владикавказе.

Сижу в литературной кафешке на втором этаже книжного магазина.

На 440 рублей купил аж пять книжищ про язык, историю, архитектуру Осетии, и ещё книги с драмой и поэзией.

В купе от Сочи до Владикавказа ехал с супругами из Южной Осетии, которые мне рассказывали про события 2008, а я многие вещи просто записывал под их диктовку.

Взял их координаты.

В поезде ночью выяснил, что под хард-рок мне спится лучше. Проснулся в два часа, когда Edda Művek кончилась и началось “Море” Дебюсси.

Город вполне уютный, только, конечно, инфраструктура развита недостаточно.

Самое впечатляющее – субботняя барахолка на несколько кварталов в районе ул. Куйбышева.

Осетинские пироги, конечно.

Над Тереком на мосту стоят Городские Львы и Львицы.

Пластика – ах!

Но напрягает полицейская проверка. Я сидел на лавочке, а на соседнюю присели ребята с рюкзачками.

Такие же, видимо, как я. Понаехали на выходные.

Тут же к ним подошли полицейские проверять документы.

Мне не очень понятна логика.

А вот позабавила беседа с осетинской бабушкой:

-Тебе сколько лет? – спросила она.

-Тридцать два.

-О, да по кавказским понятиям ты ещё ребёнок!

Ну-ну.

9 May 2013. – Vladikavkaz (Russia)

Categories
Телеграф. Хроники

Кастовая принадлежность

В метро я всегда ловлю на себе взгляды, когда либо открываю книжку с трудночитаемым названием по-русски, либо вообще какую-нибудь ересь на языке, который подавляющее большинство сопассажиров видит первый (и последний) раз в жизни. Я, естественно, не мальчик-зайчик, на которого, чуя сырость меж нох, заглядываются молоденькие девочки и женатые мужчины среднего возраста, недополучившие впечатлений, когда надо было не стесняться. Нет, отнюдь нет. Если на что-то и смотрят, то только на то, что у меня в руках.

Ещё более внимательно на меня смотрят, если я что-то пишу в своём блокнотике. Некоторые даже заглядывают через плечо, стараясь посмотреть на мои каракули.

Но сегодня произошло нечто.

Мне Юля Трифонова на днях подарила молескиновскую книжку для скетчей. Аженда ежедневная молескиновская у меня уже многие годы, но ей в метро я не пользуюсь (зачем?); а вот скетчевая (стильная, с чёрной резиночкой и фирменными страничками) – первая в жизни. И такой реакции я не ожидал.

Сажусь на Лубянке. Чтобы из Москвы вернуться в своё Преображенское. Открываю початый молескинчик: там я прописал концепцию студии, анонсы на следующие мероприятия, там же у меня расписан и субботний маршрут. Начал писать черновик нынешней “Пятницкой БГЛ”.

Напротив меня сидит девушка – вся такая в очочках, но, ск, фигурястая и глазёнки умные. Если бы, ск, не встреча в 19:00 с хозяйкой… Вперилась в мою книжечку. Смотрит то на неё, то на меня. То на неё, то на меня. Комсомольская. Она уже изнывает и понимает, что ей выходить, а мне дальше. Что поделать.

Входит дама. Я ей уступаю место. Встаю напротив какого-то подпитого перца лет за 60. И тут уже становится не очень по себе. В ушах Яначек со своими струнными квартетами. А мужик меня сверлит взглядом сверху вниз и снизу вверх. Ну окей. Сверли. Я пишу дальше.

Вот и Преображенка. Выходить. Перец вскакивает и бежит за мной. Наклоняется ко мне. Я вытаскиваю наушники.

-Молодой человек, я вижу, вы творческий. Можно я вам прочитаю свою миниатюру, которую только что написал?

-Ну давайте, – ухмыхмыкиваюсь я.

Он прочёл четверостишие, из которого запомнилась лишь рифма “говно” и “всё равно”.

-Отличная эпиграмма!

-Правда здорово? – просветлел он.

-Ага.

И дальше… Если учесть, что до открытия дверей – какие-то десять-двенадцать секунд:

-У меня чекистское прошлое, – с чего-то продолжает признания он, а дальше и того хлеще. – Ich habe fünf Jahre in Deutschland gewohnt!

-Wirklich? Das ist so interessant!

-Sie sprechen Deutsch? Ihr Deutsch ist perfekt!

-Na danke!

-А вы что пишете?

-Сейчас – книгу о знаках и символах в искусстве.

-Ух ты!

Я ему пожал руку и поторопился к выходу.

Чудеса молескиновские, воистину аминь-аминь-аминь.

11 May 2013. – Sochi (Russia)

Categories
Телеграф. Хроники

Прогулки для эстетического мазохизма

Брожу по Сочи, словно по сюрреалистическому ужастику. А сочинцы повторяют одну и ту же мантру: “Как же вы задрали с вашей этой Олимпиадой.” Вашей.

Пыль от дикой и нелепой, бессмысленной и бессистемной стройки в Адлере (а лучше так: “в Гадлере”, “в Задлере”) отпугнула тех, кто когда-то отдыхал там регулярно. Да и хозяев многих хибар, на которых красовалась самодельная табличка “Сдаётся комната”, согнали прочь, лишив кормушки. Но это их дела – курортные.

Более страшно то, что даже сами сотрудники Оргкомитета промеж себя называют “ёбаный стыд на весь мир”. Которого все опасаются в весьма обозримом будущем. Задумка строительства нового, якобы сверхсовременного города лично мне ясна: нынешняя власть замахивается на новаторский уровень Петра Первого. Мол, вот и мы построим ещё один Петербург. Отгрохаем новый Сочи. Международного класса и всё такое.

С чем/кем тягаемся? С дубайскими высотками? С Заха Хадид? Не смешите меня. Я и так чуть не плачу.

Конечно, здорово, что на примере Сочи, впервые за пределами Москвы и Петербурга, в нашей практике появляется общероссийский архитектурный дискурс. Эстетическое обсуждение творимого. Однако печальны обстоятельства рождения этой практики.

А вся нелепость, чудовищность и абсурдность заключаются вот в каких моментах.

Когда строился Петербург, во-первых, Пётр (понимая, что на момент начала строительства у русских зодчих не хватит сил и способностей) пригласил итальянцев, которые и сами строили, и русским помогали учиться. А во-вторых, насколько я помню из истории, Пётр лично возился с чертежами, по сто раз переделывая и оттачивая. Вплоть до момента, когда при очередном требовании всё снести и перестроить, отступил, ибо зодчие взбунтовались, умоляя не трогать уже сложившееся.

Про суммы – это пусть потом Счётная палата “внезапно” всех удивит откровениями: “А ты батюшки с матушкой! Надо же! Итить, разворовано!”

Проанализируем то, что видим.

1. Театр всегда начинается с вешалки. И первое, чем будет встречать Сочи в 2014, это аэропорт, по уровню примерно напоминающий ухоженный сарай в Сием-Реапе, куда приземляются ангкор-ватовские посетители. Меня не убеждает рассказ: дескать, “ты не знаешь, что было здесь десять лет назад”. Если город претендует быть витриной страны на весь мир через семь месяцев, то и отвечать он должен всем ультрасовременным требованиям. А не демонстрировать шокированным прибывающим “зимний садок” в санаторном стиле семидесятых. Причём это невозможно назвать “умышленной стилизацией”. Стилизация должна производить впечатление до миллиметра продуманной, но никак не пыльности и небрежности.

2. Безвкусные и наспех сляпанные “проекты” из стекла и железобетона, которые сорняками торчат среди когда-то логично смотревшегося городского пейзажа. Сочинцы мне рассказывали, что почти все эти высерыши стоят пустые. Скупают в них квартиры москвичи и питерцы, но сочинцы сами знают, на каких почвах стоят эти дома и что с ними будет при ближайшей сейсмике. Какой у них есть риск медленными и изящными движениями поползти по склонам вниз. Кстати, в 2013 уже, как мне Роман Устинов поведал, было что-то похожее на землетрясение. Потом якобы втирали: это были “проверочные колебания” для анализа устойчивости. Правду нам не откроют, но Сочи действительно стоит в сейсмозоне.

3. Полная нерешённость проблем дорог, транспортного сообщения и городской навигации. Дороги остались такими, какими были в семидесятые. Узенькими, едва пропускающими две машины. Дизайн остановок просто чудовищен, а уровень самосознания людей, которые тут же расписывают все свежие стикеры-указатели своими граффити, откидывает мыслями если не в пещерный век (там хоть Альтамиры создавались), а в девяностые. В сцену из “Окна в Париж”, когда шокированная француженка, оказавшись в озверелой Москве, смотрит на то, как парень ни с того ни с сего крушит телефонную будку. Транспортное сообщение настоятельно требовало, как ни фантастически звучит, метрополитен. От Весёлого через Адлер и Красную Поляну хотя бы до центра Сочи. Про возможность что-то найти по стрелкам и указателям я вообще молчу. Это тихий ужас дизайнера.

Разумеется, изначальная сталинская задумка была в русле его принципов градостроительства: создать незыблемый образ, монументальный и неразрушимый. Для этого доминанты города и были поручены не кому иному, а К. Алабяну (Морвокзал, 1955) и А. Душкину (Желдорвокзал, 1952). Особняком стоит монументальный Зимний театр, который Сталин поручил некоему К. Чернопятову (1934-1937) – архитектору, который словно выложился в этой постройке, больше ничем так особо и не прославившись. Теперь же город представляет аморфную массу, которая, что самое обидное, с простотой и наивностью советского колхоза, не имеет даже фирменного стиля.

И катать гостей на чём будем? На разбитых девятках и пятёрках абхазцев? На вонючих газельках? Убейте меня за углом куском балки от строительства, если я не прав.

Хотя остаётся одна надежда. А давайте по обыкновению помолимся? Не, архангелы уже не помогут. Разве если двум русским святым, которые единственно по-настоящему, похоже, нас и оберегают: вездесущий Жареный Петух и дядюшка Авось.

Скорее всего, правда, получится, как с празднованием 300-летия Петербурга. Заляпают наспех фасады и насадят временный фантик-обёртку. Который испарится через месяц после закрытия.

В общем, грустно это всё.

Лично для меня прогулки по Сочи сейчас – просто эстетический мазохизм.

9 May 2013. – Sochi (Russia)

Categories
Телеграф. Хроники

Гагринское. Передышечное

Сегодня я мог бы и вернуться в Адлер, но решил тормознуть в Гагре на одну ночь.

Вкратце: 1-5 мая 2013 у нас были заняты под внезапно вклинившееся в нашу жизнь приключение.

Две вещи, которые его омрачили: смерть двоих, пусть и незнакомых, людей да враньё СМИ.

Да, меня шокировали оба события: и откровение уровня “капитан-очевидность”, и смерть.

В остальном хочу сказать: только горы и только они, наверное, и в состоянии дать тебе возможность проверить себя.

Твои физические возможности.

Твоё психологическое состояние.

Твоё умение ориентироваться в ситуации.

Ну а то, что я чуть сам не сорвался и чуть не попал под то самое бревно,- “мёртвую ловушку”,- то тут всё ерунда.

С таким же в точности успехом меня могла бздымкнуть и машина на собственном перекрёстке, когда тёплым майским утром я вышел бы за мороженкой.

Так что.

Уж если суждено – то будет.

Но лучше пусть погибнуть мне даст Бог в горной речке или ещё где-то как-то так, ибо “уж лучше, чем от водки и от простуд”.

6 мая 2013 за мной к Ромкиному дому в Адлере заехал Олег Ичетовкин со своей мадамой – и я для них проложил маршрут по Абхазии. Встретились в Гагре с моими питерскими друзьями-социологами – Димой Воробьёвым и Леной. И вместе помчались на развалины Лыхны.

Поужинали в Афоне и распрощались. С Олегом и его мадамой доскочили до самой почти восточной части, сколько позволяли два с половиной дня и подвеска.

Были в поствоенных Очамчире, Илоре, Гадауте.

Очень пожалел утопленного во Вьетнаме фотоаппарата.

Получилась бы не просто репортажка, а и даже художка.

Сейчас они уехали обратно в Россию, а я тихонечко отпыхиваю в Гагре.

Завтра обратно в Россию.

Встречусь с Аней Никифоровой – и во Владикавказ.

8 May 2013. – Gagry (Abkhazia/Georgia)

Categories
Телеграф. Хроники

“Я не хочу быть в новостях”, или Как реально пишутся новости

Я, конечно, всегда рассказывал анекдот:

Брежнев и Картер бегут стометровку. Картер выиграл, Брежнев проиграл.

И вот что написали советские газеты: “Наш лидер пришёл вторым, американский – предпоследним.”

Я всё это знаю. Мозгами и в теории.

Только теперь ещё и столкнулся со всем напрямую.

В своё время я расскажу, как наша группа во главе с Ромкой Устиновым стартанула пешком от Рицы к перевалу Анчхо.

Как мы ночевали в горах. Как переваливали и пришли к непроходимой горной речке Пыв. Как до Псху мы не дошли.

А долетел только Ромка на вертолёте, присоединившись к спасакам.

Про речку, в которую я сунулся и сам чуть не сорвался насмерть.

К счастью, мы с мамой оба идём парадоксально параллельно жизнями, ибо она тоже колесила в моём возрасте по горам.

И философски относится к опасностям там: “Горы – это горы.”

Так что не побоюсь потом со ржачем рассказать про этот мой опыт от незнания.

…И как нашли парня в шоке у воды.

Погибла в реке его девушка и его друг.

Я расскажу, как Ромка Устинов попросил двоих добровольцев вести Кирилла обратно на Рицу.

Как с Антоном Макаренковым, у которого самого побаливало колено, мы вызвались, чтобы вновь в горный домик успеть до темноты.

В каком шоке на переломанном колене Кирилл поднялся за нами.

Как мы на следующее утро оставили его в доме и вдвоём спустились вызывать МЧС.

Сегодня – другая тема.

Как пишутся новости и что мы потребляем.

Понимаю, что мелочь на фоне всемирных ваших заговоров.

Просто – пример на призадуматься.

Вот вам скрин влитого в эти Интернеты.

И после – правда.

Сравните сами.

Я не спал всю ночь.

Ибо в эту пропасть (и безответственность к произносимому) я заглянул своими глазами.

В бездонную пропасть смишной лжи.

Новый точечный рисунок

1. Группа была действительно из пятерых. Но двое от Ауадхары повернули назад. Мы встретили их, когда поднимались сами (они спускались). Они приняли нас за иностранцев, поскольку Антон меня попросил устроить “the English-speaking club”. С Ольгой Агафоновой и Андреем Старых мы потом встретились около больницы в Гагре. Я не могу передать их состояние души. “Вот видите, Алексей, мы и встретились второй раз. Я вас приняла за иностранца с вашим отличным английским.” И в шоковых слезах перешла сама на потрясающее оксфордское произношение. Реку переходило трое в сцепке. Не пятеро.

2. Они переходили не третьего числа, а второго. То было после второй нашей ночи в палатках: первомайскую ночь мы барагозили с абхазами в палатках у Рицы, а в ночь на 2 мая 2013 в горном домике я зажигал с народом театральные игры. Никто ещё не знал, какой сюрприз ждёт в полдень за перевалом…

3. Река Бзыбь течёт от Рицы к Гагре. Это уже пипец какое искажение. Это на другом склоне. Река называется Пыв. Просто написали то, что нашли в Сети близко к запросу “озеро Рица”.

4. Вадим Масленников и Александра Питиримова – так правильно. Я лично переписывал данные Александры с паспорта и под скрупулёзную диктовку записывал фамилию Вадима, поскольку нужно было передавать на пост.

5. Никаких спутников не было, чтобы его спасать. По его словам, его каким-то чудом и выкинуло на камень, где он (как минимум) и побил колени. Но подозрение на перелом. Я не понимаю до сих пор, как он дошёл вверх (!!!) от Пыви до перевала Анчхо с нами 15 километров.

Три абзаца – извращено всё.

Представьте, что творится в остальных сферах ньюсмейкинга…

Произошло: “Тётка в транспорте не заплатила за проезд и начала материться.”

Сообщили: “Пьяный мужик ограбил часовой салон и сломал руку охраннику.”

Ах, да.

За беготнёй и суетой забыл.

1. Христос Воскресе!

2. Вышла очередная глава из моей книги “От вскрика до образа” – “Бег в большом городе”. Интерлюдия-практикум, посвящённая городским пространствам. С первым фотоиллюстрированием от Марка Чернышёва.

5 May 2013. – Gagry (Abkhazia/Georgia)