Categories
Старый блог

“С просеки на проспект” – беседы об архитектурном символизме Советской эпохи

Обложка:

В. Егоров

“Варшава: V Всемирный фестиваль молодежи и студентов за мир и дружбу.

Торжественное шествие польской молодежи”, 1955

(Колонна польских спортсменок проходит по площади имени Сталина)

Кратко. Анонс и афиша моего прощального события 30 марта 2013, которое пройдёт в Дзержинске (Россия, Нижегородская область).

Итак. 30 марта 2013 в 18:00 в кафе “Чашка времени” (Дзержинск, проспект Ленина, 49) пройдёт моё прощальное событие. Ну так получилось. Что это значит – прощальное событие? Это значит, что я закрываюсь на масштабную реконструкцию всего-всего. В офлайновом варианте появлюсь только тогда, когда, помимо официальной институализации АНО “Площадка актуальных искусств и наук”, у меня будет своё помещение в Москве (студия “Городской Лев”). Плюс мне надо вернуться к преподаванию. Что-то я подзабыл и подзабил. Пора.

А норка такая понятным образом будет и пространством, где буду с единомышленниками воплощать то, что давно лежит в планах, и моим “домиком”. У всех должен быть свой домик. Ага. Вот. Ну так повелось в нашем символическом мире. Но на это нужно большую копеечку. Её надо искать, копеечку. А это нескоро, ага.

Вести мероприятие должен будет Артём Филатоф .

Идея пригласить меня рассказать об символизме архитектуры и дизайн афишек-приглашений принадлежат Александру Грейдеру. Всё достаточно, на мой скромный взгляд, стильно.

734259_371637192949438_1727815821_n

Km690TZx-Lg

Posted on 21.03.2013

И всё же

527757_490592807661491_1228752716_n

Обложка:

Zhang Zhaoming

“Ink on paper”, series

Кратко. Как-то так. Для большинства – почти ни о чём.

Чёрные очки солнцезащитные.

Если бы всё было сладким, как Русалка в Копенгагене.

А мне понравился телевизионщический термин.

“Перезапуск” – хороший термин.

И был бы до-минор.

Ты говоришь, что не развеешь тишину.

Что ты просто не в состоянии.

Но разве это теперь требуется?

Кто сказал, что моя ночная тишина требует развеивания?

Или что в этой ночной тишине тебе нет замены?

Весь вопрос не в этом.

Весь вопрос в том, когда мой поезд снова вернётся на покинутую станцию.

Categories
Старый блог

Телеграф-39. Закрытие “Телеграфа”, или Прощание на неопределённый срок

Обложка:

Михаил Алдошин

“Прощание на вокзале”

Кратко. К какой саморефлексии вёл жёсткий стиль Телеграфа. Что я, наконец-то, готов признать вслух и во всеуслышание. Думаю, больший результативный сгусток всех полуторагодичных размышлений и невозможен. Благодарю всех друзей, кто в последние недели многое из этого со мной обсуждал, не догадываясь, какие жернова перемалывают информацию внутри. Спасибо Ольге Чернореченской-Маме, Наталье и Юрию Кутыревым, Дэну Патину, Дзямину Ли, Роману Барменкову, Илье Трифонову, Юлии Некрасовой,  Александре Альбер, Дмитрию Каталевскому, Артёму Филатофу, Олегу Ичетовкину, Надежде Кобяковой, Петру Чуприкову, Екатерине Антокольской. В этом посте сугубо личное. Ну и это же станет моим прощанием из ЖЖ. Возможно, надолго.

Вчера в четыре утра я это разослал. Для начала – самым близким. Из них кто-то хмыкнул. Кто-то ответил понимающими текстами и долгими телефонными разговорами. Кто-то промолчал. Кто-то тихо нажал «удалить из друзей».

Это уже неважно. Важно, что жёсткий стиль Телеграфа сделал своё дело. Он помог мне переступить через себя. Через страх сформулировать и выговорить невыговариваемое за 15 лет. А ужас в квадрате – чётко признаться во всеуслышание. Ты обязан уметь это делать. Особенно если ты – публичный человек.

Да и вообще. Умение просто и внятно выговорить то, что мучает, и есть проверка, насколько сам ты чётко понимаешь, что происходит. Насколько ты не загоняешь всё внутрь, множа ещё больше и отмахиваясь от разгрёба завалов.

У меня был долгий кризис в 2012. Во Вьетнаме я нащупал почву. Пропитался тамошней буддийской спокойной средой. Думал: вот он – ответ. Но в России вышел на новый виток кризисных размышлений. Потому что что-то не так в моей жизни. Я отмахивался от самопризнания, что всё-таки всё – во мне.

Прощаюсь из ЖЖ, наверное, надолго. А эпилог «Телеграфа» – десять моих кошмаров в порядке убывания. От самого страшного…

(1)    Я так и не закончил нормального музыкального образования. Мои метания с консерваторскими эпопеями кончились тем, что я отказался от доведения дела до конца. И день ото дня я откладывал планы сделать музыку частью меня. Я понимал, что упускаемые дни убивают и желание возвращаться к композиции. Я не садился уже два года (!) за рояль. Я не написал ни нотки. И боюсь к этому возвращаться. Я уговариваю себя. Забиваю время другой мурой. Потому что – поздно.

(2)    Можно сколько угодно обвинять плохую систему образования у нас, но все сложности – лишь моё неправильное поведение. Оно и привело к тому, что я не смог / не захотел тупо сделать всё по правилам системы, покивать и поулыбаться бабкам, получить свои степени да пойти себе дальше. Обе монографии я дописал, но не довёл до защиты. Теперь я бросил и преподавание, устав от него. И я уже не знаю, хочу ли вернуться.

(3)    Скорее всего, просто не смогу, потому что – комплексую. Ибо по сути никакого академического образования  у меня нет. Я прекрасно понимаю, что на мировом уровне я – деревенский школьный учитель. Можно сколько угодно чваниться знанием хреновой прорвы языков, знанием городов, знанием искусства и философии, но ведь любому дураку ясно, каковы качество и глубина этих познаний от бессистемного чтения и изучения.

(4)    У меня нет общения в среде профессиональных творческих и научных кругов, которые бы мне дали поддержку и критику, которые бы направили и включили в контекст. От этого всё, что делалось, и производило вполне ожидаемый эффект какого-то дилетантского студенческого капустника. По сути… это и было всегда на таком уровне «черновушки», «пробы»… Потому что я всегда боялся, а теперь уж и не рискую зайти в эту сторону. Я всегда боялся и боюсь «нет» и отказа. Я просто труслив.

(5)    Надо мной нависает старость в одиночестве. Всё это связано с непонятными предпочтениями, склоняющимися больше к воздержанию. Впервые сам себе прямо и открыто говорю: я бисексуально пробовал и то, и это. Поверьте, это клёво и очень прикольно – иметь разносторонний опыт. Это круто – понимать, что ты любишь человека, а не факты биологических признаков. Хотя лично над моими «экспериментами» Дэн с Лёшей посмеялись, назвав их «скорее романтической дружбой». Но когда-то же нужно было и угомоняться. И вот вроде бы… Наигрался вроде. Но я уже не хочу и никакой семейной жизни, потому что пока мне так – хорошо. Но говорю ли я правду? Может, я просто понимаю, что семья – это красиво обёрнутый социальным оправданием эгоизм? Или я просто не верю в какие бы то ни было отношения с кем бы то ни было (что с женщинами, что с мужчинами)? Или потому, что я не верю в себя и не доверяю самому себе? Или потому, что я тупо люблю только самого себя?

(6)    Мне не хватает ни на что терпения, и я утомляюсь быстро от одной и той же деятельности. Сначала это было круто – набираться разного опыта. Потом стало создавать фрагментарный, поверхностный и хаотический образ не только в глазах всех, но и в глазах меня самого. Это – самое страшное. Я не могу ответить себе на вопрос, чего же хочу в этой чёртовой жизни.

(7)    За моими плечами нет серьёзной драматургической, литературной и/или театральной практики/жизни. Мне вряд ли суждено идти нормально по этой дороге, даже если я бы отказался от остального.

(8)    Я много жду и требую от людей, с чего-то решив, что они мне вообще что-то должны.

(9)    Я боюсь стареть.

(10)  Я боюсь физической деформации тела. Я отвожу взгляд, когда вижу калек. Мне сказали однажды, что это – гордыня. Тем не менее. Это – мои ночные кошмары: выбитые глаза, отрезанные руки и ноги.

Можете тоже хмыкнуть и отстраниться, как от чумного. Зато я сформулировал. Наконец-то хватило сил…

Засим откланиваюсь. Не хворайте.

Categories
Старый блог

Телеграф-38. Мои демарши

Обложка:

Peter Saul

“Absurdist Sketches”

Кратко. Роза Цеткин, Клара Люксембург, Кроза Цеткинбург и иже с ними в пустых кастрюлях. Гендерные праздники продолжаются. Большая моя психологическая дилемма. Решения и видения от Романа Барменкова и Илюхи Трифонова. Сегодняшняя “праздничная” реплика в “Пятницкой болтовне”.

Я не один, кто думает по поводу Осьмомарта то, что думает.

И не без изрядной доли матерка.

И про Клару Цеткин.

И про Розу Люксембург.

И про 1917.

Когда начались бабские беспорядки под лозунгом “Хлеба и мира”.

Потом Николай II отрёкся.

А потом его и расстреляли.

В общем, всё это счастие на Осьмомарт и пришлось.

Был там ещё Второй Интернационал.

Марши пустых кастрюль в 1857 до этого всего цирка.

У Ню-Ёрки.

И много прочей хуйни.

Теперь – поздравляем баб с тем, что они – бабы.

Поздравляем мужиков с висюлькой между ногами.

Поздравляю тебя, что называется, ты – балбес.

Поздравляю одноухих с тем, что они – одноухие.

Не без Ромки Барменкова я с этим вопросом для себя разобрался.

Не мог долгие годы понять, что мне претит.

Понимаю, что не мой праздник – 23 февраля.

И не имею я права на него претендовать.

“Нутром чую, что литра, а доказать – не могу!”

Всё встаёт на свои места.

Когда вспоминаешь простое: военный это праздник.

По профессиональному признаку.

А не по половому.

Праздник тех, кто защищает страну.

Включая женщин-военных.

Путаница получилась на уровне подмены красного перпендикулярным.

У нас у всех есть свои праздники.

Профессиональные и хоббийные.

Вот с ними и поздравляйте.

Вот вам и “Пятницкая болтовня” примерно под ту же тему.

“Демарш Мендельсона“.

Кстати, тоже Роман надоумил.

Темку он вкусную подкинул.

Я её на сегодня и приберёг.

Он догадывается, наверное, давно, какое влияние на мои рассуждения оказывает.

И немалое.

Вчера с ним переписывались долго комментариями.

Сейчас я решаю большую свою психологическую дилемму.

После Вьетнама я уже не рву постромки.

Стараюсь направлять усилия на действительно ценное.

Я увидел, как спокойно ко всему относятся буддисты.

С улыбкой.

Мне это понравилось.

Я заразился от Петра Ковалёва его пофигизмом:

“Сядь на берегу реки…

И жди, пока проплывёт труп врага…”

Но меня это пока пугает.

Кажется, словно подступила какая-то апатия и пассивность.

Ведь это непривычное для меня состояние.

И где-то должна быть грань.

Грань между активным деянием и способностью всё пропускать через себя спокойно.

Илья прочитал потом нашу с Романом переписку.

Резюмировал вполне кратко:

“Просто ты отказался от прошлых ценностей.

Которые оказались неэффективными.

А новых пока не нащупал.

Всё так и должно быть.”

Ну а пока…

С Днём Крозы Цеткинбург!

Categories
Старый блог

Телеграф-37. Весенние радости

Обложка:

Дмитрий Спирос

“Городские пейзажи” (из цикла)

Кратко. Преждевременная радость о миновавшем гриппе. Очередное дитынах. Полуобморочное состояние. Песец короче.

Обля.

Поторопился порадоваться, что переболел.

И что традиционное восьмимартовское гриппожение прошло раньше.

И в более лёгкой форме.

Что я это перенёс на ногах.

И лишь лёгким чихом.

Эти дни проползал, как одихлофоченный таракан.

В результате сейчас сижу, как капризная Нюня.

В слезах.

Потому что чёрте какая температура и глазищи красные.

Три дня ломал голову над просьбой Каталевского.

К разработке части курса.

И ведь самое главное.

Я не напрашивался.

Сам меня попросил.

Ещё когда я в декабре 2012 в Сайгоне жил.

Нате, бля.

Только нащупал то, что ему нужно.

Он мне говорит – муть.

А раз муть – то, как говорила Раневская, идёшь ты в жопу.

Муть – тут всё просто.

Мои выводы и установки не отвечают его желаниям.

И доказывают обратное его тезисам.

“Муть” – это, кстати, Станиславский, Маслоу и Фреге.

Ага-ага.

Зато действует вовсю принцип “скажи херне да”.

А там разберёшься.

Но когда разбираешь, приходится вот так.

Грубо.

И резко.

Хуетени в моей жизни не место.

Но только после её опробования.

Чтобы не с плеча.

Какая сволочь назвала март весенним месяцем?

С Трифоновым сидели в Георгиевском.

Разбирали заполнение первых документов.

Ипать мандец ждёт с этой всей лабудой.

А, ещё же приглашение для Кристиана.

Времени нихера уже не остаётся.

Он в конце апреля 2013 должен прилететь в Москву.

Сегодня ночью в полуобморочном состоянии дописывал “Болтовню”.

Отправил в три ночи в редакцию.

А в восемь утра пёрся в любимое хуево-кукуево.

Вингерко меня определённо прикормила.

Теперь вкуснотени регулярны.

Сегодня – шоколадный торт собственного производства.

Только у меня ни в пизду аппетита нет.

Жую сопельки.

Вот те и хавло.

Вкусно вельми.

Categories
Старый блог

Телеграф-36. Начало весенника

Обложка:

К. Крыжицкий

“Ранняя весна”

Кратко. На восемь недель.

Начинаю свой традиционный “весенник”.

Восемь неделек “от звонка до звонка”.

А 28 апреля 2013 – ух!

Вернулся утренним Сапсаном в Москву.

На это время, как и обычно, в приоритете только самое.

И теперь это главное имеет название.

Игра.

Categories
Старый блог

Телеграф-35. Время было томным

Обложка:

Борис Кустодиев

“Масленица”, 1920

Кратко. Томные выходные и время мамкиных блинов. Почему я не разговариваю с Дэном Патиным. Димка Каталевский в Дзержинске. Встреча с Артёмом. Изучаю болгарский язык. Обсуждение событий на март 2013. На что я теперь временно переключаюсь в своих поисках и усилиях.

В общем: я провёл эдакие неторопливо-деятельные выходные.

На мамкиных блинах и прочем.

А, ещё эта.

Фета.

Было много расспросов.

На тему и без темы.

Зовёт Дэна Патина в гости.

Но только я с Патиным сейчас не разговариваю.

Он, наверное, об этом не знает и не догадывается, но я так решил.

Он себя плохо ведёт.

Не помню, что конкретно, но это неважно.

Уже из принципа и вредности.

Звонок.

Димка Каталевский.

По статусу заметил, что я в Дусте.

Тоже приехал.

Встретились.

Зашли в “Чашку”.

Хотел его познакомить вчера с Артёмом Филатофым.

Только не получилось.

Во-первых, вчера Артём не пришёл.

Во-вторых, сегодня Артём сказал, что я уже знакомил их.

Вот так всегда.

Никогда не знаю, кто с кем из моих уже знаком.

В Ит-Энд-Токе было дело несколько лет назад.

Когда Делойтт ещё был на Библиотеке Ленина.

Сайт Лёша снова мой переделывать будет.

Говорит, после уже сформировавшейся концепции всё стало ясно.

По крайней мере, ясна цель.

Наконец-то.

Докопались, какие нужны таки уровни.

Теперь уже понимает, какой должен быть дизайн.

С утра изучал болгарский.

Последнее время подсел на болгарский и югославский рок семидесятых.

Какие там голоса и находки.

Мы просто тупо не знаем.

Сегодня для себя открыл “Тангру”.

Фантастические мелодии и голоса.

Особенно раннее.

Сегодня в “Чашке” обсуждали предстоящее мероприятие.

Меня пригласили рассказать о том, как прочитывать символизм зданий.

На примере архитектуры центра Дзержинска.

Приеду в конце марта 2013 под мероприятие.

Особо же никаких мероприятий временно не будет.

Только если меня приглашать будут или что-то просить.

Межсезонье.

Пока не сделаю ребрендинг и редизайн.

Полный.

Теперь буду долбить в одну конкретную точку.

Помещение для Арт-Студии Городского Льва.

Помещение-трансформер.

Опыта хватит.

Теперь задача в другом.

Делать качественно.

Или лучше не делать вообще.

Чем делать на коленке.

Причём просто делать.

Без всяких претензий там на профессионализм.

Или гениальность.

Делать, как получается.

Отвечая от себя за каждую крупицу качества.

В пределах того, что есть в плане ресурсов.

А для этого нужны деньги.

И немалые.

Categories
Старый блог

Телеграф-34. Коммерческий ларёк

Обложка:

Ferdinand Hodler

“Frühling”, 1901

Кратко. Ватрушка за полночь. Новый выпуск “Болтовни Городского Льва”. Что такое “коммерческий ларёк”.

На весеннюю полночь маман приготовила ватрушку с чаем.

Полуношничали допоздна.

Я снова барагозю на родительской кухне.

Аррр.

Опустошаю холодильник.

Как главный голодающий страны.

С пришедшей весной.

Перезимовали, мать вашу.

Опубликован пятый выпуск “Болтовни Городского Льва”.

“На десяти ветрах“.

Следующий придётся на праздничек.

Готовлю поздравительный выпуск.

На Посткроссинге образовались свободные открытки.

Думаю, из поездки в Дзержинск что-нибудь отправлю.

Ага, щас.

Пробежал по куче ларьков и почт.

Нашёл только какую-то кичевую семёновскую хохлому.

Ладно у меня адресаты в этот раз непритязательные.

Тётушка в одном киоске рекомендует:

“А вы зайдите в коммерческий ларёк.”

“Куда?”

“Ну коммерческий ларёк.”

На меня находит тупяк.

“Это что такое?”

“Ну это не наша Роспечать.

А коммерческий ларёк.”

Вахти-Боже.

А Роспечать – это некоммерческая структура.

Невъебическая афонаренность.

Везде только мотают головой.

Мол, кто сейчас открытки отправляет?

Но всё-таки.

А что такое – “некоммерческий ларёк”?