Categories
Прочеркон

Вьетнам – Камбоджа – Вьетнам

Получилось так, что на очень многое я созрел гораздо быстрее, чем того ожидал.

Как я и рассказал в предыдущей заметке, мир туризма мне открылся с внутренней, уже чисто практической стороны. Ну… признаться честно… увлекателен этот мир, если на него смотреть немного отстранённо, а не участвовать с головы до пят. Во всяком случае, не с моим складом характера. Хотя и это понимание тоже было предельно важным: именно благодаря общению с разношёрстной аудиторией привыкаешь мгновенно реагировать на ситуационные изменения. Пока я не могу сформулировать более чётко, что же тут именно кроется, но всё же. Со временем утрясётся и станет ясным.

Так уж получается, что из Муйне мне придётся выехать чуть-чуть раньше, чем я того ожидал. Хочу предпринять попытку месяца “полевого исследования” страны. Уже заказаны внутренние билеты (как, впрочем, и внешний билет до Москвы на 20 декабря 2012 – в тот же день, когда вылетают и Кутырёвы из Сайгона).

Так как из своих передвижений я тайны не делаю, а наоборот для пущей верности и безопасности их обнародую (ну мало ли что может произойти с самолётом, все под Богом и ходим, и летаем), то и черкну аэрорасписание здесь.

Попробую придержаться такого расклада:

17 ноября 2012 вылетаю по маршруту Далат – Ханой. В Ханое проведу примерно неделю.

23 ноября 2012 будет самолёт Ханой – Хюэ. Там я пробуду дней двенадцать – я реально хочу посидеть с вьетнамцами по кафешкам и пообщаться с ними, пытаясь всё-таки заточить ухо на тоны. Рядом Дананг – Пётр Ковалёв мне вчера сообщил, что там и находится самый крупный музей чамской культуры.

3 декабря 2012 ждёт перелёт Хюэ – Сайгон. Еду поджидать прилёта Натальи и Юрия Кутырёвых – это запланировано на 6 декабря 2012.

12 декабря 2012 должна по идее осуществиться идея Натальи и Юрия – летим из Сайгона в Сием Реап (Камбожда) – смотреть Ангкор Ват.

15 декабря 2012 возвращаемся в Сайгон из Сием Реапа.

20 декабря 2012 самолёт Сайгон – Москва. К сожалению, забронировать на один рейс с Натальей и  Юрием не получилось…

Это уже забронированные билеты. 

27 October 2012. – Mui-Ne (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Вот как-то так…

Меня выморозил уходящий месяц до самых косточек. Барометром-индикатором стало то, что в ЖЖ я не опубликовал за октябрь 2012 ничего не-личного. Если не считать сонет, который приоткрыл мои сгустки мыслей, ворошащихся в башке.

Ну то, что я познакомился (и познакомился не понаслышке) с такой вещью, как туризм, мне не только не пойдёт во вред, но скорее лишь добавит опытности и силы. Илюшка Трифонов как-то пошутил, что, мол, все через туризм и кораблики проходят курсе на третьем-четвёртом, а у меня вроде того что как-то всё запоздало.

И не запоздало вовсе: чтобы понять, насколько дорог и трепетно бесценен свой собственный мир и своя стихия,- нужно выйти за пределы своего контекста и посмотреть под углом других ценностей. И столькое становится ясным, столькое становится логичным и понятным, что краснеешь от стыда на самого себя: как же ты не знал этого раньше?

Да ничего подобного. Знать-то знал. Просто не чувствовал.

И так всегда происходит с большинством из нас: теоретически подкованы – практически же ни хрена.

А даже если и запоздало, зато у меня всё ферментируют быстрее.

Кто не терял, не умеет ценить.

Кто не умеет ценить, тот рано или поздно должен будет просто отказаться от чего-то добровольно. Чтобы увидеть всё другими глазами.

Посмотреть другими глазами на людей, на взаимоотношения, на проблемы, на самого себя, на свои собственные деяния. Только свежий взгляд и позволяет идти дальше.

И ничто не было случайным в этом приезде. Всё шло и идёт такой изящной драматургической линией, что я только лишний раз восхитился тем, кто за нас пишет эту огромную пьесу.

И год перестроек и откровений продолжается. Ахаха – он ещё не закончен, этот номер 2012.

Да здравствуют перемены!

25 October 2012. – Mui-Ne (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Вьетнам. Внезапно назад

За эту декаду изменилось очень и очень многое. Пожалуй, самым неожиданным станет моё возвращение в Москву к концу декабря 2012. Рождество и Новый год я буду уже встречать среди наших снегов. На ноябрь 2012 я остаюсь в Муйне, но в конце ноября – начале декабря 2012 мне необходимо прокатиться до Хюэ и Ханоя, чтобы собрать необходимый материал по стране, попрактиковать язык уже в совершенно непосредственном общении с вьетнамцами, нафотографировать и наснимать то, что запланировано.

Вернуться мне необходимо по целому ряду причин. Их слишком много и они слишком внутренние, чтобы их обсуждать.

1. Продолжаю работу над методикой изучения языков, которую хочу представить в мае-июне 2013 в Москве. На материале вьетнамского и французского она уже приобретает черты.

2. Провёл одну двудневку Нячанг и две однодневки Далат. Очень многие вещи мне сейчас открылись с совершенно необычной стороны – в какой-то мере это опыт Джошуа Белла, всемирно известного скрипача, инкогнито игравшего в 2007 в Вашингтонском метро.

3. Начал новый цикл – “Сгустки”. Планирую завершить к возвращению в Россию.

4. Соната немного постопорилась, но продвинулась дальше. Понемногу развиваю тематизм.

20 October 2012. – Mui-Ne (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Переклинило

Меня немного переклинило. Маман заметила, что я и впрямь ничего не писал в последние дни. А просто не мог ни на чём сконцентрироваться. Сидел на берегу моря и читал. Или тупил с чашкой чая и пустой раскрытой нотной тетрадью на терраске. Экспозиция сонаты застопорилась – и никуда. Я тупо смотрел перед собой на прыгающие по дождевой воде зайчики от ночного освещения. Ни о чём не думал конкретно – но концентрировался на общей своей картине мира…

…И вот сегодня вечером, когда автобус устало-лениво полз из Далата обратно в Муйне… я вдруг вспомнил, что говорил родителям перед отъездом:

-Не знаю толком, зачем еду. Знаю только одно: найду какой-то огромный ответ в своей жизни.

Сегодня вечером я его нашёл. Даже сразу два.

Потому что, глядя на тропики за окном, я думал обо всём, что произошло со мной в последние десять дней.

Один ответ – чисто по жизни, практический и банально-бытовой, касающийся меня в обществе.

Второй – большой ответ по моей душе и развитию, что меня вводило в ступор последние семь лет бесперспективного бития о стену.

Мне казалось, что откровения-2012 закончились и что дальше иду без особых сюрпризов. Ан нет. Сколько ещё предстоит понять и переварить…

Вьетнам не прошёл даром.

18 October 2012. – Mui-Ne (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Притча оперная

Однажды в советские годы чудесные в Дзержинский театр драмы с дружественным визитом прикатила Горьковская областная опера имени Пушкина (кажется, краснознамённая раза три – ну и с орденами Ленина да бла-бла-бла). Привезли они ни больше ни меньше – “Евгения Онегина”.

Оперу, надо сказать, и с профессиональным-то музыкальным образованием без поллитровки и тщательной подготовки слушать достаточно тошно (музыканты просто-напросто не признаются сами себе и друг другу, дабы не дай Боже не выглянуть идиотски; непререкаемо же ж), а тут под учебник для девятого класса нагнали старшеклассников, которых ненавязчиво и добровольно-принудительно хотели приобщить к школьной программе.

Поднимается занавес. Идёт всё относительно тихо первые десять минут. Оркестр старается, стараются и артисты. Оч’стараются, чесслово. Но стараться им пришлось недолго: уже совсем вскоре старшекласснички начали шуршать, елозить, потом подскакивать, ползать, а потом к исходу первого часа и вовсе чуть не прыгать по балюстрадам. Гвалт, говорят, стоял инфернальный или близкий к тому – а что ждать от четырёхсот девятиклашек, согнанных вместе?

Дирижёр останавливает оркестр, занавес задёргивается, а директор спектакля выходит на сцену:

-Спектакль окончен, петь дальше невозможно. До скорых встреч в областном оперном театре.

12 October 2012. – Mui-Ne (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Вьетнам. Первая закусь

Планов много уже на 2013 – начиная от разъездов и возвращения к преподаванию, продолжения работы над прогулками, театром и музыкой до самых что ни на есть бытовых вопросов. Особенно тех, что будут связаны с городами Зарайск и Витебск.

Важно вот что: я уезжал из России в полной уверенности, что к преподаванию в университетах не вернусь уже никогда. Сейчас понимаю, что именно этот год отрыва ото всего и вся должен стать тем самым средством, которое излечит от загнанности бесперспективняком академической жизни в России.

1. Первые два дня дали возможность присмотреться к сообществу, в котором мне предстоит общаться ближайшие полгода. Как и всегда, первое вхождение чего-то нового сопровождается недопониманием, и это нормально. В конце первой декады я прошёл через небольшой реверсивный эмигрантский синдром – очень хотелось собраться и помчаться в Сайгон на самолёт.

2. Принято решение о том, что будем работать над “аурой-стилем” Magic Garden в Муйне. Для меня это предельно интересный опыт, поскольку уже совмещает не просто появление в готовом пространстве (вроде сотрудничества с Анной Ильичёвой и галереей ВХУТЕМАС), а совместный поиск стиля и умения привлекать разнообразную аудиторию под предлагаемое арт-событие. Особенность контекста: тропические условия и исходная установка на отдых, а не на штурм-унд-дранг создают дополнительные задачки к решению. Возможно, мне этот опыт пригодится при создании собственной площадки, потому что хотелось давно, а элементарных знаний, как к этому подступиться, у меня нет.

3. Тут же, в Magic Garden, мы начинаем создавать и вечернее публичное пространство: здесь мы собираемся, чтобы пообщаться, почитать, поработать, обсудить и – поиграть в настольные игры. В Муйне есть заведение с очень стильным названием в тренде современных городов – “Drugoe Mesto”. Конечно, ореол такого заголовка годится больше для публичных встреч, но внутренняя концепция пространства несколько иная (начиная от звукового оформления).

4. Я провёл две однодневки Далат и одну двудневку Нячанг. Пока на вдохновении и инерции своих городских прогулок по Москве и вылазок по стране. Посмотрим, на сколько времени меня хватит и когда мне это надоест.

5. В Magic Garden проведено первое совместное с Кунстгейзером мероприятие – “Первые мимоходики”. Народ, конечно, требует “что попроще”, поэтому приходится объяснять: я не Петросян и не Задорнов.

6. Начал работу над авторской методикой изучения языков: составляю учебник вьетнамского (приготовил в черновике четыре блока, которые ждут коррекции вьетнамцами). Над Петром Фоминым (шеф-повар Меджик Гардена) я ставлю эксперимент по разработке той же методики на французском материале. Загвоздка глобальная будет заключаться в том, что французский, в отличие от вьетнамского, имеет множество форм одного слова. А это для меня пока критично в пробуемой методике.

7. Работаю над сонатой для фортепиано и скрипки. Старые музыкальные черновики я выкинул, теперь всё переделываю заново. И уже на новом материале.

8. Из личного: тренажёрка почти каждый день, когда вечерами я в Муйне; провожу эксперимент по полному отказу от алкогольной продукции и избеганию пассивного табачного дыма. Пока что мне организм за это говорит низкопоклонное спасибо.

11 October 2012. – Mui-Ne (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Эмигрантские синдромы

Я всё, конечно, понимаю: у меня сейчас просто такой период – было что-то похожее примерно в самом начале американской учёбы ещё в 2000. Понимаю, что в какой-то момент начинает хотеться снова в свою страну, в свои города, к своим, к родителям.

В общем и целом – у меня сейчас реверс эмигрантской тоски, хотя, казалось бы, с чего: всего лишь выехал по делам на семь месяцев. Не на ПМЖ. Ерунда какая. Куча событий, эмоций и впечатлений – сконцентрируйся на ощущениях; ан нет.

Жуткая какая-то оторванность от мира и от людей, от движухи и от событий. Несмотря на все бесперебойные потоки новых знаний, людей и дел, мне пока трудно привыкать, что вернусь я нескоро…

Тут играет немаловажную роль и то, что просижу я до конца марта 2013 в одной лишь части Вьетнама – а Лаос и Камбожда останутся только на апрель 2013.

Ромка Устинов собирается улетать в Мехико 21 ноября 2012. До мая 2013. Из Мехико стопом хочет спускаться к Буэнос-Айресу (если я ничего не напутал). Но там у него и совсем другая ситуация: ни единого одинакового ландшафта и событий за два близлежащих дня.

…Я просматриваю в лентах друзей фотографии из осенней Москвы и осеннего Петербурга. И под тропическими пальмами Нячанга сердце начинает словно колотиться в такт “Сапсанам” и метровагончикам. Где-то там – у вас сейчас события, выставки, встречи, обсуждения, концерты… И всё это так здорово – вдруг это начинаешь ценить. Ценить какой-то хрупкой радостью. И складываешь нежно все свои черновики и записи в отдельную папочку. До цветущего московского мая…

Незадолго до отъезда во Вьетнам мы бродили по Москве с Петром Ковалёвым. Я уже предвосхищал свои настроения – и уже теперь тут, на моей терраске в Муйне я делюсь с ним подступающим к горлу комком:

-Да, прекрасен этот тропический ливень, этот римский дворик… но как мне не хватает тех размахов, которые есть у нас, там…

Правда, теперь уже Европа да разъезды по России кажутся какими-то “местными”: что такое, блин, полторы-две тысячи километров от Москвы до Кракова? Фи. И самолёт стоит гроши по сравнению с направлением Москва – Сайгон… Как из района в гости в другой район.

А тут уже Юго-Восточная Азия становится словно переезд в другой город.

…Но что же у меня за рефлексия? О чём? Почему я опять посвящаю этому кипы строк?

И снова подступают воспоминания. Ничто из прошлого уже не горчит душу. Только греет. Воистину: мы оставляем в себе только самое прекрасное. Сладка память о былых невзгодах, говорили римляне…

Я сейчас как-то с особой теплотой вспоминаю то, что было там, когда-то, особенно в три года Прочеркона. Я понимаю теперь, что это был один из самых прекрасных периодов в моей жизни, которому нет и не нужно возврата, ибо самое главное всегда – это светлые образы, остающиеся в сердце.

…Помню, с Прониным ходили мы по душной смоговой летней Москве две тысячи десятого, и я снова и снова ныл, что, дескать, “делать в этой стране нечего”, что “уеду при первой же возможности”… А Пронин смотрел на меня как-то то ли отстранённо-терпеливо, то ли братски-ошалело и всё повторял:

-Ну ладно тебе. Брось…

И улыбался, как и улыбается всегда.

Позвонил как раз Ким. Видимо, задал вопрос, что это Чернореченский не берёт трубку.

-Да он тут, рядом,- ответил Серёга.

-Что у него там происходит?

-Эмигрантский синдром опять…

Ну и что, что эмигрантский синдром? – подумалось тогда мне. Не нужное мне здесь всё. “И сам я здесь ни капельки не нужен…”

И “при первой возможности”, как я и обещал, я всё свернул и уехал.

Не в Мозамбик, как мечтал один из моих героев, но всё же.

И сюда надо быть в состоянии решиться.

Правда, улетал я уже со странным и смешанным чувством: если первые дни я чувствовал себя вполне комфортно, то сейчас меня просто раздирает от мыслей и рефлексий. Да, мне хочется снова в Россию, опять побежать по холодным от осеннего дождя мокрым московским дворикам, мне хочется снова на кухню к родителям – поближе к печке со всякой их готовкой.

Но и опять же. Обманчивость общения в соцсетях сыграет не менее болезненную шутку: если бы я сейчас оказался в Москве, через двое суток я снова бы ныл, что “уеду при первой возможности”…

Это непреодолимый какой-то круг. Мне пока совершенно непонятный. И пока необъяснимый логически…

8 October 2012. – Mui-Ne (Vietnam)

Categories
Прочеркон

Игры наши специфические

На лодочках Дэн Патин рассказывал о своей небольшой лингвистической коллекции (её он опубликует сам), а вот я надоумился ещё на пару-тройку таких же приколов: в общем, весьма наши специфические игрища представлены ниже.

1. парцелляция

Вот Гордон, и этим ужасно горд он.

Сколько же ты выпил с Колькой?

Удачи вам у дачи, а за дачей – желаю справиться с задачей.

Отвали от Вали с её завалинки за валенком.

К Васе я пошёл говорить о квасе.

К расе нельзя предъявлять претензий о красе.

Эта девушка купила табак, а та – бак.

Смятой бумажной чашечкой я разливал чай с мятой.

2. ё-моё

Я весел, имея много вёсел.

Я мёл мел, который был рассыпан по аудитории.

В наш Мед привезли мёд.

Вдали от городков и сёл я сел на пригорок.

С Тёмой мы давно увлеклись этой темой.

А наш Лёва не знает ни права, ни лева.

Я берёг этот берег.

Столько лет наблюдаю лёт журавлей.

Он долго бёг, и его бег был поспешным.

У рек рёк я слово.

Лен, а ты выращиваешь лён?

Мама этого телка – тёлка Машка – является породистой коровой, но молока не даёт.

3. вдарь-куда-надо

Наш перепел всех перепел.

На замок повешен замок.

В порты привезли порты.

Я рожу и помою рожу.

Наш Роже получил по роже.

Суки присели на суки.

А потом я облился потом.

На горе мы оставновились на горе.

“Волки” и “волки позорные” – не одно и то же.

1 October 2012. – Mui-Ne (Vietnam)