Categories
Прочеркон

Маятник

-Нет, ну ты погоди. А я с твоим пузом всю ночь что делать буду? Хлопать по нему и смотреть, как оно желейкой перекатывается туда-сюда по простыне? Ах, не по простыне? По подушке? Вот даже как. Нет уж, красота моя ненаглядная, давай-ка сначала на подвесики – а там разберёмся. Что значит – не получится за пять дней? Всю жизнь жрать, шлифоваться пивком поверх водочки,– прямо как заправские мужики,– мороженкой мясо закусывать? Это умеем? А дети у тебя вообще будут? Сдюжишь такое? Давай, давай, давай – на растяжечки, в волейбольный зал, в бассейн, ещё там куда…

-Поиск свободных херов на вечер?

-А то. Это единственное, где, пожалуй, у нас в стране всё в порядке и без комплексов. Ничего, в соседнюю комнату постучится.

-Так там дедок и внучка.

-В самый раз. Оба что надо – свежие. Как огурчики. Зелёные и с пупырышками. Особенно дедок. Морщинистый немного. Фигня. Одеколоном «Тройной» набрыжжэт слоем потолще, чтоб не воняло, а внучка рабыней будет. Воду из холодильника наливать. Подносить в самые яркие моменты.

-Про подвесы ты неплохо продакт плейсмент сделал.

-В смысле? Где и что? Не понял.

-Ну ты сказал, мол, отправляйся на подвесы.

-Я сказал это?

-А ты не помнишь?

-Нет. Я, видимо, машинально. Просто… как бы это выразить… В общем, тут такое дело… Мы с тобой когда говорили, что тебе будет нужна помощь с переводом устного семинара ещё и осенью, но с английского, я долго колебался. В конце концов, я совершенно не переводчик и тематически словарь этот практически не знаю… Думал, кого тебе прислать… Я долго сегодня не мог уснуть… Всё взвешивал и обдумывал три вопроса… И вот я надумал по одному из них…

-И?

-Только сейчас, спустя два года работы с тобой, до меня по-настоящему доходит суть процесса, который вы запустили. Было полезно съездить к Миреку в Польшу и увидеть, как поставлены медицинские услуги по физиореабилитации там, чтобы, наконец, дошли его утверждения про схожесть её внедрения в Польше и в России. Только у них это произошло двадцать лет назад. А мы, как и обычно, плетёмся в жопе.

-Так что же надумал?

-В общем так… Теперь, когда я понимаю весь масштаб и неизбежное внедрение в стране,– пусть даже не хотят того наши прогнившие и вшивые медпрофессора,– я как-то ревниво хочу дальше участвовать в процессе и помогать в развитии…

-Ты думаешь, всё получится?

-Это неизбежно. Наше население тупо, оно может, конечно, ещё какое-то время посопротивляться, рассуждая, как тот хер в «Глубокой ручке», смотревший на упражнения и резюмировавший: «Всё равно без таблеток это всё – хуй-ня…» Оно может ещё какое-то время лениться, будучи в состоянии пройти на прогулке только два квартала, чтобы считать себя заслужившим ужин на полтора часа, но вечно это продолжаться не сможет. Придут времена, когда людям по-настоящему невыгодно будет болеть. Таблетки не помогут, на операцию они не будут соглашаться так охотно, как сейчас. Их припрёт в угол ситуация, что не лечится неподвижность неподвижностью, таблеткой и скальпелем…

-Я тебе всегда верю.

1 July 2012. – Reshma (Russia)