Categories
Прочеркон

Завтра

Выхлопа ожидать не приходится – нечего и говорить.
Пусть даже все устали от действительности, но, как ни крути, взамен никто не может предложить ничего. И – главное – никого. Из мещански вскормленного населения вряд ли появится настоящий лидер.

Только самые наивные могут думать, что в стране есть какая-то оппозиция. Только самые наивные могут предполагать, что “потребуется коалиция”. Фасадный плюрализм. И фасадное единство тех, кто противостоит официальному режиму. Нет этого единства – и всё рушится в пять минут. Так легко было перелаять этот стан простым до примитивности ходом: “Ребята, а вы не переместитесь на другое место? Нет, вы, пожалуйста, конечно, помитингуйте…”

И всё выползло наружу.

И видно, как мыльные пузыри лопаются, ибо снова понимаешь: альтернативного лидера, за которым можно идти,- нет.
Всё будет – как и всегда: пошумели и разошлись.

А завтра? Завтра – да. Мы идём делать репортаж… Если хотите – что-то вроде военной фотографии…

Ну и всё-таки. В понедельник и во вторник заинтересованных и небезучастных набралась горстка дай Бог в десятую процента от населения Москвы. Почему не больше?

А потому, что людям есть что терять. Ведь всей остальной массе,- парадоксальным стечением обстоятельств вполне образованной,- в зубы всучили самые простые прелести жизни, на которые грех жаловаться, а что сверх того – с течением обмещанивания становится второстепенным. И зачем нам все эти выставки и умные перипетии? зачем мне социальные перемены? – не надо мне социальные перемены: меня ресторация ждёт уютная. А вдруг как от ваших перемен и ресторация недоступна станет? Вот тут-то и сработала насаждавшаяся идеалистика семейности, стабильного заработка, детей и потребительства.

Наши отцы и деды мечтали рваться в космос – а нашим детям достаточно сунуть в руки планшет-айпадик. Да и вообще – любым, у кого есть семья и работа, легко управлять. Мало кто не призадумается при аргументе: “Тебе надоел собственный ребёнок?” или, хоть и в меньшей степени: “Работу давно не менял?” Да и обвинить этих людей, в сущности, не в чем. Дети не на ветках почкованием рождаются.

Обывателю достаточен джентльменский набор. Ребёнок растёт и сытый? – чаще всего да; оно и славненько моему малышу. Машинёшечку новую, каких в Европе не все ещё пока видывали, спроворил? – ага, классная тачка, у неё там то-то и то-то… Ипотечку желаешь на 25 лет? – ради Бога, добро пожаловать в кабалу; вот уж откуда ты точно не дёрнешься. Семьёй слетать в Турцию или ещё куда пузо погреть? – никто не держит. Почитать новостёшки и побушевать на просторах Сети? – ну выпусти пар, выпусти.

И срабатывает парадоксальное: все говорят о стагнации и застое, но все молчат, потому что, конечно, у нас – болото, но оно весьма себе уютное: есть газ, электричество, телефон, спутниковая связь и питьевая вода. И ни вправо, ни влево: ни от ребёночка, ни от ипотеки, ни от стабильного заработка.

Среднестатистический человек вполне искренне скажет, что благосостояние у него стало выше. И его очень обидит сравнение, что все жирки его – как довольство хрюшки, чавкающей в тёплом потном стойле.

Что ничего в этой стране мы не решаем – кто бы сомневался. Но если поменять всех – изменится ли что-нибудь? Ничего. Через три года вся эта “смена” превратится в то же самое, что имеем сейчас. Мухи наедаются – и кусаются меньше. И для этого мало образованности, как показывает практика…

Не политические пристрастия – главная беда нашего общества, а непроходимая сытость одной его части и голодная забитость другой. У первых нет желания интересоваться дальше своего потребительского мирка, у вторых нет возможности и сил. Нынешние интеллигентские рассуждения о философско-политических и эстетико-художественных вопросах больше напоминают буржуазный обед, за которым, лениво ковыряясь в зубах косточкой от куропатки, можно увеселения ради прослушать пианистика-другого.

Не будет никакого подлинного изменения в обществе, пока не сбросится самое страшное – зажранность. Чтобы мыслить, чтобы быть отчаянным, чтобы ставить на кон всё ради идеализма завтрашнего дня, нужно иметь в утробе нечто большее: искреннее осознание, что всё имеющееся от небес ты на небеса и унесёшь, а что обретёшь и что оставишь за собой, не золотыми монетами меряться будет.

Но набиваются кубышки на чёрный день, рьяно ограждаются собственные мирки от внешнего посягательства. И мало Мокушку заботит, что Рождество не за горами…

9 December 2011. – Moscow (Russia)