Categories
Прочеркон

Малина у дороги

Собаку звали Вук. Сторожа – дядя Лёша. Моего друга детства из летнего дачного посёлка, где я сейчас и сижу на до боли знакомом резном балконе,– Никитка Русин. Старого психопата с соседней улицы – Сучков.

Когда мимо его делянки, отгороженной от дороги малинником, мы ватагой носились на «школьниках», он орал нам вдогонку матом, швырял в нас камни, в лучшем случае – обливал водой из шланга.

Сторож же очень нас любил. Меня любил и Вук. Огромный овчарыш всегда лез ко мне целоваться – и мне нравились его мохнатые мощные лапы, что он клал на плечи.

Дядя Лёша обходил посёлок по вечерам.

Однажды вечером мы с Никиткой гуляли по улицам – Сучкова не было. Зато была созревшая малинка, нависавшая на дорогу. Поеденная малинка – такова наша жестокая мстя.

-Лёша! Никита! – окрикнул нас добродушно дядя Лёша, у которого на поводке бултыхался добрый дядюшка Вук. – Ну-ка брысь!

А Вук уже стоял на задних лапах и рвался ко мне целоваться.

Через пару дней разразился скандал. Кто-то из соседей, похоже, видел всю сцену и донёс Сучкову. (Симптомы совка невытравимы до сих пор.)

-Я их перестреляю всех! – орал Сучков, стращая и мою, и Никиткину бабушек, с которыми мы, понятное дело, обитали.

Наоравшись на бабушек, Сучков побежал к дяде Лёше. Разорялся и там. Требовал уволить сторожа, четвертовать и нас, и бабушек, и мамочек, и папочек, и всех родичей до седьмого колена – расстрелять, убить, уничтожить, сжечь, развеять прах по ветру.

-А зачем собаку твою кормим? Спускать с цепи, чтобы драла заживо!

Никто всерьёз его слов не принял. Вук со мной целовался, не понимая, чего тут гомонят человеки. Нас, естественно, за тот стакан малины пожурили из серии «нашли, с кем связываться».

Наутро Вука нашли в конуре отравленным.

Дядя Лёша уволился в ту же осень.

16 July 2010. – Moscow (Russia)