Categories
Прочеркон

Рефлексии на закуску

Таким тихим и безлюдным я метро не помню уже сто лет. Разве только когда одним жарким днем мы со Светкой танцевали на площадке движущегося вагона, под смех родителей, на обратном пути с прогулки домой. Детенками. Но то были восьмидесятые и лето. То была усталая разморенность Москвы.

В понедельник вечером с Олегом, опасливо спускаясь у меня на Преображенке, мы застали испуганную пустоту вагонов на Сокольнической, вычурный спуск президента по эскалатору на Лубянку (нельзя было отделаться от ощущения, что все это было прописано в протоколе месяца за два), дабы возложить цветы…

Когда во вторник с утра ко мне на той же Лубянке подрулила девица, тыкая в нос микрофоном, чтобы я что-то сказал в камеру, я не сразу сообразил, что вообще не хочу ни с кем и ни о чем говорить. Я начал развивать какие-то метафизические мысли – а что я мог поделать, если это и было моим ощущением? если я понимал нашу сиюминутную беспомощность перед власть имущими, в чьих руках моя жизнь – это разменная пешка? если заглянул в беспредельную беспомощность перед Вечностью?

Но ее это не интересовало. Ей изволь банальностей – да посопливее!

Что за театр фальшивых оплакиваний? Дайте мне скромно поставить свечу! не мешайте незаметно положить два цветка! уберите камеры! приглушите свет на станции!

Но нет…

…Не претендуя ни на какого всесведущего «следователя», каких вона теперь объявилось тысячи (особенно радуют «следователи» из Иркутсков, Лондонов или того ближе), поделюсь двумя наблюдениями (ваше право их счесть параноидальными, ибо отчасти я их считаю таковыми, зная свое умение развивать фабулы), которые меня настораживают.

1. Что настораживает как драматурга и семиотика
Лихо закрученная постановка, тонкий когнитивный зацеп параллелей: 27 ноября — 29 марта. Четыре месяца с момента взрыва «Невского». Слишком уж для москвича сильна привязка москвопитерской символики Сокольнической (красной по схеме) с курсирующим по ней красным же именным поездом «Красная стрела», который, собственно, и был взорван на Лубянке: Сокольническая ветка – это гордость метро, первая ветка, это Москва – Питер, это Ленинградский вокзал на Комсомольской, это Красная площадь (опять же цвет) на Охотном. «Страстно» начатая Страстная неделя.

Откровенная игра ресурсом тончайших символов.

2. Что настораживает как любителя метро, знающего закутки его станций
Если в планах – смести как можно больше людей, то странно уж как-то выбраны станции: Лубянка (с достаточным простором своего станционного зала, широкими проходами между пилонами) и Парк Культуры на Сокольнической (колонная, где закрытого пространства еще меньше). Если бы дело произошло на Парке Культуры Кольцевой, то там бы уж гарантированная сотня от взрыва да дважды столько же в давке (все мы не понаслышке знаем дичь с ограждениями и эскалатором, на котором в обычное-то время боишься быть затоптанным). Ну или на Чистых Прудах (пожалуй, наиболее из всех загруженной, где сходятся задыхающиеся Люблинская и Калужско-Рижская).

P.S. Одна из моих студенток оказалась во взорванном поезде – через три вагона. На занятии она сегодня сидела, еще не до конца отрезвев от шока: «Слишком глупо было взрывать в плотной гуще народа, ведь по сути из-за плотного кольца пассажиров жертв было не так и много: погибли в основном те, кто находился в непосредственной близости». (Вспомнилась история про учителя, который своим животом гранату закрывал, чтобы не погибли дети во дворе, в классе и коридоре.)

Все странно. Все более чем странно.

31 March 2010. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Надо!


Я тогда еще ел мясо. Если давали. Если перепадало с пустых полок восьмидесятых. Ел, пока в начале третьего десятка в организме не пошел необратимый процесс.

Меня часто пытают, когда я стал вегетарианцем, но я не в состоянии ответить: я не overnight vegetarian, как один чудик, который на потеху публике рассказывал с серьезным видом, что-де «стал веганом после чтения Ганди и не ел мясо аж год». По нему скорее скажешь, что он по вечерам баранинку с шестидесятисемипроцентным майонезом наворачивает…

Я не смогу ответить, как я стал вегетарианцем. Слилось все – причем физиологически и ментально: появилась йога, требовавшая легкости тела перед выполнением асан, пошли первые публичные лекции по философии, потребовавшие перелопатить книги со времен Гильгамеша, пришла любовь, потребовавшая обратить внимание на свое тело и больше не позволять ни капли лишнего жира под кожей.

Все поборол.

Но не стеснение, которое с пресловутого мяса и началось…

…Мама вела меня по городу – мы тыкались от одного пустого магазина до другого. Ели что Бог пошлет. Романтичные были годы. Приятно вспоминать трудности. А вот в «диабетических» магазинах (дикий по нынешним понятиям термин, аха?) иногда было и мясо. Мне было лет пять, что ли. И я уже не помню, но мама рассказывала, как я с плачем показывал на колбаску (могу себе пофантазировать эту фекальную гниль) и просил купить немного. Я не понимал, почему ее нельзя купить.

-Ну-ка марш отсюда! – заорала продавщица.
-Неужели вам трудно для ребенка продать кусочек?
-Вас тут таких шляется!..

…Рассказывают, что после этого я стал смотреть немного исподлобья.
А лет в восемь в Анапе впервые услышал фразу: «Он закомплексован».

…Поборол склонность к полноте.
Поборол комплекс в отношении внешности.
Поборол интеллектуальную неполноценность.

А вот просить то, что нужно, иногда стесняюсь до сих пор. Не могу просто говорить: мне – надо! Внутренний голос одергивает: «С чего ты решил, что тебе кто-то что-то должен? Молчи и не вякай!» И я наступаю себе на язык, считая неприличным напрягать людей своими проблемами. Доходит до смешного, что я стесняюсь близким друзьям изложить суть затруднения. Мои проблемы – мои проблемы.

Как тот кусок колбасы. Мало ли таких желающих, как я.

И вот чувствую: уже близок к тому, чтобы научиться говорить: «Мне надо! Йоптить! Точка!»

Правда, процесс необратим. Ибо я уже знаю, что именно еще и утрачу. Но мне уже неважно. Слишком долго боролся. И слишком хорошо зарубил на носу, что одинок и все равно никого и ничто не потеряю.

26 March 2010. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Реплики о градуированности

Шераб свалил обратно в свою Гвинею. Снова наслаждается тропиками да запахом цветущих авокадо с апельсинами – или что там у него. Дипломат стал теперь, шишка важная, в очереди к нему не протолкнуться, а то как думали? – в посольстве визы выдает. Поклал на Русал.

Бывало, придет в посольство черненькая такая,– из-под подола мал-мала-меньше,– да как заговорит на чистейшем русском: «Хотеть гражданства. У мну ж русский муж! Ребенки мням-мням хотям!»

Детенки такие – чернущие-чернущие… Ну прямо вылитые россияне. Штампа поставить негде – только в пачпорте. Посему и отвешивает им Шераб визы килограммами. Только успевает грузить будущих экспатов на самолеты.

-Ну что ты, как ты там? – спрашиваю. – Пообвыкся? Режим в посольстве не шибко строгий?

-Не, не, не. Сейчас ослабили. В стране ж демократию навели! Все тихо-спокойно! Отпускают в город даже – аж до 20:00.

(Столица Конакри – как Лабытнанги: одна палка – две яранги.)

-То есть всех неугодных порасстреляли-подепортировали – сплошь демократы остались?

-Аха. В камуфляжах, с пузами и в черных очках.

…На перекрытом Кутузовском с Третьего транспортного снова свалка – со стороны Пресни пробка километров в пять. Зато Кутуза – пустая. Вольготно, почти как по небу, пролетает мимо нас кортеж. Мы восхищенно стоим около выхода из «Шоколадницы», на обочинке – дожевываем пироженки и Сережкины диффуры. С воплями и визгом мигалки (поставленные вне закона года три как) пронеслись в сторону Смоленки…

У всего есть своя градация.

23 March 2010. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Реплика о приближающемся Новом годе

Я поймал себя на мысли, что Новый год не за горами. Просто вот осознал как данность: осталось всего девять месяцев до подведения итогов – а что уже было сделано? а что еще успею? а что вообще надо сделать?

Да втопить тапку в пол! набрать обороты! высшую передачу! Истинно, истинно говорю вам: видимо, щелкнул где-то внутренний контроллер, который и нашептывает: твое время, в отличие от всеобщего, таки имеет тенденцию иссякать. А может быть, секунды вообще повели обратный отсчет…

Как бы ты ни верил в обратное.

22 March 2010. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Русификация без права перепыськи

Меня порадовали мои украинцы. Оказывается, Олексій Чорноріченській я.

Интересно, а Дмитрий Медведев по-украински тоже Дмитро Ведмедів?

Ну раз пошла такая пьянка, решил и я помаразмировать на тот же манер да попереводить имена с фамилиями. Тем более если одна из видных гумористок Украины заявляет, что «якщо ти станеш Алёною, треба пакувати валізи та виїжджати до Московії», надо образу соответствовать. Все в Московию на заработки!

Маргарет Тэтчер – Маргарита Кровельщикова

Джордж Буш – Георгий Кустов

Ангела Меркель – Анжела Заметкина

Хосе Луис Сапатеро – Хасан Сапожников

Адам Смит – Адам Кузнецов

Михаэль Шумахер – Михаил Ботинкоделов

Роберт Шуман – Роберт Боткин

Пьер Корнель – Петр Рогов

Эжен Делакруа – Евгений Крестовский

Джеймс Кук – Яков Кухаркин (Поварков)

Йоганн Бах – Иван Ручейков

Манмохан Сингх – Моня Львов

Йоганн Гутенберг – Иван Хорошегоров

Давид Ливингстон – Давид Камнеживов

Эх… и что ж Майкл Джексон не Мыкола Яксонив?

З.Ы. 1. Пысачка – кисточка такая для раскрашивания яиц. Пасхальных. Пример употребления: “Все знают, что у него очень ворсистая пысачка.” 2. Пысанка – яйцо, расписанное пысанкой. Пример употребления: “Он мастацки владеет пысачкой, поэтому на его пысанки ежегодно сбегается смотреть все село.”

16 March 2010. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Рецензия на встречу в Украинском клубе 13 марта 2010

Тему Восьмой встречи в Украинской библиотеке Андрей Мирошниченко обозначил как «Промыслы, товары и потребители Украины». По своему научно-профессиональному интересу он неоднократно и успешно прибегал и прибегает к ролевым и имитационным играм. Встреча 13 марта 2010 не стала исключением.

В неформально-юмористической форме «предлагаемые обстоятельства» с самого начала включили всех присутствующих в контекст обсуждения и общую канву общения. Ситуации разыгрывались естественно и непринужденно, при этом можно с уверенностью сказать, что на некоторые перевоплощения и Станиславский бы охотно отреагировал своим «Верю!»

Воссозданные обстановки (сельский магазин, рынок, банк) раскрепостили дискуссию, и она стала ветвиться в смежные сферы: обслуживание, качество товара, банковский сервис, проблемы безопасности, кухня, сценическая интерпретация, театр и правдоподобие, юмор, культурологические сопоставления, человеческие взаимоотношения.

Формально встреча состояла из двух частей с перерывом, однако «круговые посиделки» позволили ни тематически, ни структурно не ощутить перехода от одной части к другой, но органично общаться как всем вместе («модерированная дискуссия»), так и по группам, нашедшим свои микроинтересы («светская болтовня»).

Гости Клуба с большим вниманием выслушали доклад Маргариты Думич про известную кондитерскую фабрику «Світоч» и, по его окончании, поддержали обсуждение товаров в Украине, их качество, традиции производства, экспорт.

Особо следует подчеркнуть лингвистическую сторону мероприятия, которое ставит своей задачей даже не столько общение этнических украинцев (или имеющих корни), сколько приобщение желающих к языку и культуре через непосредственную живую беседу. Демократичность и терпимость опытных участников, их готовность помочь в поиске нужных слов и синтактико-грамматических форм пробуждают еще больший интерес не только к дальнейшему изучению языка, но и к поиску новых друзей и знакомых, обмену мнениями и визитками, желанию снова вернуться на регулярные встречи, проводимые в Украинской библиотеке.

—–

Тему чергової зустрічі Українського молодіжного клубу в українській бібліотеці Москви Андрій Мірошниченко зазначив як «Промисли, товари та споживачі України». За своїми науково-професійними інтересами він неодноразову та успішно застосовував і застосовує рольові та імітаційні ігри. Зустріч 13 березня не стала винятком.
В неформально-гумористичній формі «запропоновані ситуації» від початку включили всіх присутніх в контекст обговорення та загальну канву спілкування. Ситуації розігрувались натурально та невимушено, при цьому можна без вагань сказати, що на деякі перевтілення і Станіславський би охоче відреагував би своїм «Вєрю!».

Відтворені ситуації (сільська крамниця, ринок, банк) викликали дискусію, і вона стала переходити на суміжні сфери: обслуговування, якість товару, банківський сервіс, проблеми безпеки, кухня, сценічна інтерпретація, театр та правдоподібність, гумор, культурологічні співставлення, людські взаємини.

Формально зустріч складалася з двох частин з перервою. Однак, «кругові посиденьки» дозволили ані тематично, ані структурно не відчути переходу від одної частини до другої, і дало змогу органічно спілкуватись всім разом («дискусія з модератором»), а також в групах, що знайшли свої мікро інтереси («світські толоки»).

Гості клубу з великою цікавістю вислухали доповідь Маргарити Думич про відому львівську кондитерську фабрику «Світоч» і, по її завершенні, підтримали обговорення товарів в Україні: їх якість, традиції, виробництво, експорт.

Особливо слід наголосити на лінгвістичній складовій заходу, який ставить своєю метою не стільки спілкування етнічних українців (або тих, хто має відповідне коріння), скільки долучення усіх бажаючих до мови та культури за допомогою щирої живої толоки.

Демократичність та терпимість досвідчених учасників, їх готовність допомогти у пошуку потрібних слів та синтактсично-граматичних форм спонукає ще більший інтерес не тільки до подальшого вивчення мови, але й до пошуку нових друзів та знайомих, обміну думками та візитівками, до бажання знову прийти на регулярні зустрічі, що проводяться в українській бібліотеці.

14 March 2010. – Moscow (Russia)

Categories
Прочеркон

Реплика о времени и искусстве

Главное откровение художник (в широком смысле слова) делает не в форме, а в сердцах людей. Причем не просто в сердцах современников, а потомков.

Девятнадцатый век продирижирован кем-то свыше. Музыка, продиктованная самим Богом. Только навостряй локатор и пиши. А век двадцатый – он уже как будто от людей, от ума, от комплексов.

Сможем ли сочетать в двадцать первом коня и трепетную лань?

Или во мне снова запела идеализация прошлого, критика настоящего и тоффлеровский «шок будущего»?

12 March 2010. – Moscow (Russia)