Categories
Прочеркон

Что не пьют и что носят православные


Я много раз повторял, повторяю и повторю еще не раз. И свернуть меня с этого будет не то что трудно – невозможно: воспринимайте Бога и веру, атмосферу и церковную благодать, тихую молитвенность икон и уносящую прочь силу святых мощей только через свое собственное чутье. 

Только так. Старайтесь минимизировать общение как с нашим малограмотным людом, призывающим от предельно низкой культуры и активности лишь нижней части головного мозга все разрушить, так и с фанатиками, у которых течет крыша и которые не имеют даже слабой терпимости к мнениям других. Зато с радостью повторяют чужую дурь и уверены, что рекут свое.

Когда вроде умный человек с медицинским образованием спрашивает – и почему-то у меня, можно ли ему ехать на Мертвое море, невольно теряешь все аргументы. А почему же нельзя? Так там Бог сжег Содом и Гоморру. А если под вашим домом древние люди мамонта изнасиловали? Может, тоже уйдете прочь?

Не поспоришь: энергетика в Дивеево просто сшибает с ног. Под ногами – Мини-Петербург: гранитные ковры дорожек, тянущиеся от пятиуровневой колокольни к храмам, роскошные барабаны и купола, пробивающие даже густой туман, сгустившийся после полудня; над головой – озимое поле: бреющий полет истошно верещащих галок и ворон, втыкающихся в леденящий борей. 
Хорошо в сезон, когда здесь почти никого нет. Как францисканские фигурки, почти не касаясь троп, мимо мраморных распятий, клумб с розами и астрами, ровнехоньких газонов и совсем еще не желтых яблонь,– скользят черные монахини, прикрывая балдахинами лица и не глядя на посетителей. 

Их – он совсем другой мир. 

И уж совершенно третий мир тех, у кого – как ни крути – есть неизлечимое заболевание. Купола покосились – и побелка медленно сыпется вместе с черепицей. 

Если вам очень не везет и если вы не в состоянии реагировать юмором, то вас это рискует разочаровать. 

«Братия и сестры! Уважайте благоговейную атмосферу нашего храма! Потребляйте ее только натощак…» 

Если сильно постараться, придумать такое можно только с адским трудом. 

Изображением монастыря я по традиции рассчитывал пополнить коллекцию своих магнитиков. В церковной лавке нам доходчиво объяснили, что магнитик – это предосудительно. Ну предосудительно – так предосудительно… И мы с Илюшкой долго стояли у витрины и втыкали в обложку книги: «Общая биология – Православный учебник». Поскольку после магнитиков нарываться не хотелось, а жаба удушила покупать сей экземпляр себе в коллекцию, мы пришли к выводу, что крыски и жирафики там размножаются если не Святым Духом, то пыльцой. И пестиками. 

Нагулявшись по монастырю, по Святой Канавке, где на нас предосудительно смотрели редкие паломники, упорно старавшиеся придать себе благочестивый вид и молчать, по садочкам; нафотографировавшись без всякого благословения и билетика; промерзнув, как два цуцика, мы таки захотели бренного – чего-нибудь горячего, а именно: кофе. 
Увидев спасительную надпись «Православная трапезная», мы, как самые голодные, зарулили туда. 
-Мальчики,– кричит нам служительница, помешивая что-то в огромной кастрюле с надписью «Паломники»,– садитесь чай пить! 
Илюшка смотрит на добродушную тетушку и без всякой задней мысли мерзлыми губами почти шепчет: 
-Мы кофе хотим… 
-А вам, может, виски еще предложить? 
-Ребята! – подвякнул вояка с женой с соседнего стола. – Православные кофе не пьют. 
Мы не выдержали. И уже тут – просто расхохотались на весь подвальчик.

Действительно, а картоху, как вы уплетают? И ничего, что и то, и другое завез Петруня?
Уже на выходе, в церковной лавке, мое внимание привлекли байховые платочки. Мамке надо что-то купить. Раз не купили магнитика. 
-Дайте во-о-он тот. Красный. 
Набожная тетушка разворачивает пред мои очи платочек… «ENIM. Made in Turkey» 
Православные не пьют кофе. Зато продают в храмах и после носят турецкие шмотки.

8 October 2009. — Arzamas (Russia)