Categories
Прочеркон

На кастрюлях до Суздаля

Не бывает ничего случайного: в электричке Москва – Владимир познакомились мы с реставратором деревянной архитектуры, к которому вскоре в Коломенское мы поедем смотреть сам процесс. Тем более фантастично, что Антошка заканчивал отделение реставрации в Архитектурном. Мир мал: выяснилось, что Шургин Игорь Николаевич прекрасно знает научного руководителя Антона. Автор книг: “Исчезающее наследие. Очерки о русских деревянных храмах 15-18 вв.”, “От лесной избушки до церкви дивной. Деревянная архитектура Коми”.

Выгрузившись из электрички, мы направились на Большую Нижегородскую ловить машину до Суздаля: черт его знает, сколько бы мы искали автобус и сколько бы он плехал. Времени и так не было. Да его и не хватило: чтобы понять весь Суздаль и его культурную уникальность, нужно как минимум дня два, а не три-четыре часа. Если не галопом по Европам и вдумчиво.

Не особо мы и торговались: первого же таксиста словили за 400 рублей. (Навлеку гнев моего уникального друга и путешественника Ромки Устинова, который в десятитысячный бюджет этим летом проехал по всей России от Москвы до Владивостока.)

Ментальная картинка Суздаля не совпала с тем, что предстало глазам: я наивно предполагал, что, как и во всех исторических городах, в старинных зданиях там располагаются офисы, администрации, жилые дома… С той лишь разницей,что Суздаль – полностью деревянный. Не знаю, фантазируют ли его себе таким все, кто еще там не был, но деревянная архитектура представлена тупо музейным закутком. Впрочем, насыщенность архитектурой общефедерального значения подавляет уже одной только прогулкой по центральной улице (разумеется, Ленина, которая, как можно догадаться, пересекается с улицей Крупской).

Обратно думали ехать так же в точности на машине. И тут сталкиваемся с парадоксом: «Вход пять – выход двести». Как откормленные мухи, совершенно ничего не делающие и не разрываемые клиентурой, около свои убитых тачек суздальские водилы стоят вдоль дорог и у автовокзала. Никакого торга – шестьсот рублей, чтобы проехать на гнилой шахе тридцать километров.

Кадры – как набор из фильма ужасов: один опухший, как после осиного укуса, второй толстенький и с рожей, изъеденной рытвинами детской оспы, третий – пузан с залысиной… В общем, срез общества за пятьдесят.

Стоят – и довольные такие. Хохочут. Триста? Мальчики! Вы с ума сошли! Тогда вам на автобус!

Собственно, что мы и сделали. По полтиннику с рыла.

Ребятки у своих рыдванов так и остались ждать, пока им какой-нибудь чудак принесет шестьсот рублей. Да еще в ноженьки поклонится.

Странен народ русский!

29 August 2009. — Suzdal (Russia)