Categories
Прочеркон

Щенки и барбосы

В очередной раз нахлебался возрастного шовинизма – терпкого, гаденького, блевотного. Полное презрение и ноль внимания. Ни здрасте, ни насрать. В очередной раз гложу край подушки в попытке продраться к ответу на вопрос – откуда такая дерьмотина.

Куда придем мы в стране, где состоявшийся (чаще всего только сам для себя и в своих самовлюбленных подслеповатых глазенках) королюшечко презрительно смотрит на тех, кто должен по идее развивать и распространять его достижения? А вот никуда. Порочный круг. Замкнутый цикл.

Сканирую всех вокруг себя и вдруг осеняет, что мы, родившиеся после 1980, по сути, первое поколение, которое не выросло на совке и его замшелых представлениях о субординациях. Мои сверстники смотрят не на возраст, а на потенциал. А вот те, на кого хочется смотреть из более старшего поколения и в ком ищешь поддержку, уже замшело сформировались и заскорузли в представлениях ушедшего режима – морально гнилого, кривого и косого.

Совкостаршие просто не хотят видеть. Они не могут перестроиться. А ты, щенок,- обуза. Прочь. Ибо это болезненный крах своего мнимого авторитета. Приятно ли сорокалетнему, что перед ним стоит молодое чмо, которое уже излазило полмира? Не удар ли по дяде, который не может связать лыка на родном языке, а ты ему суешь резюме с двумя десятками?

Хотя, что греха таить, есть уже и среди моих одногодок те, что сейчас – задубевшие цифроглоды, рвущие грудь за рыготное семейное счастье, переваливающиеся по квартире в цветастых шортах да с немытыми ногами и колотящие в церквах земные поклоны, от неистовой ханжескости которых иконы и небеса скоро начнет тошнить. Но Боже, какое счастье, что с такими легко расстаешься, пусть хоть даже оно тебя вчера чуть не лучшим другом называло.

Из моего поколения и младше гнилые овцы зажравшегося высокомерия, хочу верить, все же исключения. Проверю эмпирическую догадку, когда нам будет 35-40.

29 July 2009. — Moscow (Russia)