Categories
Прочеркон

Я вернулся в свой город, знакомый до слез…

Я снова вернулся в городок, где каждый камень, каждый поребрик, каждый поворот напоминают о чем-то потайном, страстном, эзотеричном, несказанном… неуловимом, как запахи Армани…

Хватаю велосипед и мчусь по тропкам, которые помню с юности… с детства… с коляски…

Окна – вот они. Я помню все.

Помню, как ждал у подъездов…

Помню, как надеялся. Как разговаривал с росшей неподалеку сиренью…

И снова приехал к тому подъезду…

Нет! Могу поклясться своими музыкантскими пальцами: таких больше нет нигде на Земле… И – не будет!

И уже другие – что-то бурно обсуждают… ссорятся и мирятся… под сенью фонарей и развесистых сиреневых кустов… под сенью наших фонарей и наших развесистых сиреневых кустов…

Обняв вековой тополь и прижавшись к нему педалью, я вспомнил, что и у меня тоже когда-то был друг. Любимейший. Не любил я слова «лучший»… А потом я остался один… Мой друг от меня ушел – а я так и не смог найти замену. Потому что лучше него никого не было.

Нет.

И не будет.

Никогда.

Потому что, видя других, даже самых прекрасных-распрекрасных, я неизбежно сравниваю с тем, что было. Мечты о союзе двух художников, понимавших все с полуискорки…

Я всех неизбежно сравниваю с утраченным. Как мера вещей.

Я ехал за решением этой дилеммы для себя.

И решил ее.

Это – одиночество.

Это – творчество.

Всегда.

12 July 2009. — Dzerzhinsk (Russia)