Categories
Прочеркон

Я поведу тебя в музэй…

Вот кто-нибудь дал бы ответ, что ли: почему любое начинание, пусть даже уже отработанное технически на Западе, в России непременно отдает гнилым колхозным душком?

«Ночь музеев» Настена и я планировали да предвкушали недели две. Компанию собрали знатную: в ней даже было пополнение в виде моего нового приятеля – архитектора Антона Кукина, с которым мы познакомились, как и с половиной моего прочего ближайшего окружения, в дороге: в «Буревестнике».

Преисполненные решимости с семи вечера до двух ночи пронестись вихрем по всем музеям центра, вылезаем на Лубянке – у Музея Маяковского.

Тут сказка заканчивается и начинается суровая российская проза: никакой «Ночью музеев» не пахло и в помине, ибо, кроме трех-четырех, все закрывались в полночь, в большинство – в точности такая же плата за вход, как и в обычные дни, когда в них не ломится толпа, а на объявленные «мероприятия» (типа моноспектаклей) не записаться ни заранее (телефоны заблаговременно переключили в режим отбоя, как в Доме Бурганова), ни попасть «с улицы». Около Пушкинского милицейский кордон разгоняет густую толпу ожидающих: «Граждане! Не занимайте очередь! Музей закрывается в 21 час, то есть через 25 минут. Вы все равно не успеете!»

Сережка хотел моноспектакль по Блоку. Пришлось заменить чашкой капуччино: «Ночь музеев» перетекла в кафе «Азия» на Остоженке…
Не будь кое у кого из друзей машин, мы бы так и разбрелись по домам – но всем стало обидно не попасть совсем никуда. Голосованием было принято решение таки доехать до Кусково. Там милостиво до трех. Но и в усадьбе – знакомая сердцу картина: уже с часу ночи дяди в пилотках с мегафонами предупреждали гуляющих, мол, выметаться скоро. Обещанной музыки восемнадцатого века тоже как-то не нашли. Не там искали: дома она вся потому как. На диске D.

Лена удивлялась – ведь один раз в год! Почему бы вот палатки с чаем не поставить, стульчики со столиками, мороженое… 

Чай… Не в Парижах, чай.

17 May 2009. — Moscow (Russia)