Categories
Прочеркон

Случай с пышками

Для обсуждения формирующегося питерского крыла творческих проектов место встречи моим красавицам-активисткам я предоставил выбирать самостоятельно. В их глазах не было и тени сомнения, когда, в ответ на просьбу об «атмосфэрном заведении», они меня подхватили у Зингера и… потащили в пышечную на Большой Конюшенной.

Стойкий аромат кофе с молоком на советский манер щедро стекал со стен, потолков и дверей, разливаясь под ноги, на мостовую, заманивая внутрь народ не то что стаями – толпами. Но ни атмосфера, ни контингент не сравнятся с дегенеративно-ориентированными чебуречными и «Вторым дыханием» на Новокузнецкой. Пышечная – это эстетский ритуал возврата. Возврата в ностальгику семидесятых.

На прилавок пришвартовывается очередной десант пышек – таких жирных, таких масляных. Они выстреливаются из печи и являют себя миру, еще дымящиеся и сочные, на эмалевом подносе, дабы тут же разлететься, как бабочки от сачка: их заказывают сразу по десять, пятнадцать и двадцать. Вслед за плюхнувшимися на прилавок пышками из кухни выплывает и огромное ведро, до краев наполненное тем самым кофе со сгущенным молоком… Песочного цвета… Непостижимый дурман… Волшебница в голубеньком чепчике Ниагарой переливает жидкость в черный самовар-дозатор, заботливо перемешивая мятым алюминиевым щербатым черпаком.

На краю прилавка притулилась коробочка с аккуратно нарезанными прямоугольничками невесть откуда добытой советской оберточной бумаги: жир не то что не удаляет, а еще и размазывает его, втирая глубже в фаланги. Восхищение мое хлещет через край: даже тут не поленились держать марку! Ведь ежу ясно, что обычные салфетки дешевле. Но поставь салфетки – потеряется ВСЕ!

И семидесятые были бы совсем полными, если бы вместо цифровой кассы была эндакая кондовая, с ручкой прокрутки… да огромными кнопками, да чтоб по ним со всей колхозной дури… И батарея синих банок сгущенки на заднем плане Вавилонской башней…

Слюнки текут; девчонки заказывают пышки и кофе.
Одна из моих спутниц:
-А чай есть?
Ответ – по-советски гениален:
-Только кофе! Заказывайте кофе!

А мне тоже надо держать марку; слюнки текут. Блюду фигуру и умею контролировать чревоугоднические желания!
-Мне кофе. И пышек. Три.
Глаза жадно следят за сахарной пудрой, распыляемой через какое-то подобие сита на свежую выпечку… И слюнки текут, текут…
Левиафан мой пышки оценил. Держать себя в руках – ты ж йог! С деловым видом достаю блокнот и ручку, дабы посвящать в суть. Несколько раз провел ладонями по краям бумаги – чтобы отвлечься. Не выдерживаю. Вскакиваю.
-Дорогие мои, if you will excuse me!
И прямиком к прилавку.

-Заказывайте.
-Мне кофе. И пышек.
-Сколько?
Медлю. Репутация спортивного человека под угрозой. Плевать!
-Сем! – выпаливаю я на питерский манер.

27 April 2009. — Saint Petersburg (Russia)