Categories
Прочеркон

Жёпа

Неблагодарное это дело – спрашивать экономистов, будем мы в жопе – или таки не будем. Они сами ничего не знают. Эпиметейны до ужаса: могут только, разводя беспомощно руками, объяснять, почему случилось так, а не иначе.

Спросить надо у философа, культуролога, религиоведа – но не у экономиста. Мы уже в жопе. Только в жопе – прежде всего духовной и моральной. Кризис виделся и видится системным ответом саморегулирующейся культурной системы на общество потребления и доминанты статуса, где казалось бы серьезные люди устраивают инфантильные тяжбища сродни «Кто сожрет больше бананов и не сблюет» или «Кто выше поссыт на забор». Вона, Вася поссал – на цельных три сантиметра круче, да какой мощной струечкой…

Жопа, как и прочие части тела, необходима и неизбежна. Если не проходить через ее чистилище и не спускать шлаки, то тяжесть в пятой точке окончательно перетянет туда и остатки непрожранных и непроигранных мозгов. Иерархия самовозвеличивания и культ самовосхищения: «Да кто вы? А вона – кто я! Я ж гендиректор!» Неважно, что малюсенькой фирмулечки, зато на Большой Никитской или Малой Дмитровке. Недочеловеки, лицезрейте, на какой клевой тачке да с комфортом (конечно, три часа в один конец, шамкая по всем пробкам,– вместо тридцати минут на метро: но это так, казуистика) подкатываю к офисочку, цокаю по заснеженным плитам десять шагов ко входу, небрежно накинув на плечи шубейку за шестьдесят тысяч,– охранникам на зависть.

И вот эти все люди на полном серьезе переживают, как им «разумнее» вложить деньги, чтобы спасти от обесценивания. Но выбор не стоит между тем, не рискнуть ли на какой новый проект – интересный и давно мечтавшийся? не проспонсировать ли то, что уже у кого-то запущено? не скинуться и не отреставрировать ли старый храмик в далеком Оренбуржье? в конце концов (не хочется ежели “невесть кому”), не плюнуть ли на все и не поехать ли путешествовать, вкладывая в то, что никто не отнимет? Нет! Дилемма страшная: что купить – Хонду или Ниссан? Девочка же два года копила! Как же так? А как же перед подружками шаркнуть ножкой и потупить глаза: «Ну да… вот… купила…»

Но многим спесь уже пообкарнали порядком: раздутые пять менеджеров на одного работника – это уж слишком: непроизводительное общество, изрыгающее только энергию от раскладывания пасьянсов и впоследствии – годовые отчеты.

Хорошее общество – оно, как и плохое, стремится не выпустить так просто из своей парадигмы, только вот в плохое из хорошего свалиться куда проще, чем вырваться потом из него. Потерявшие работу топ-меньжоры теперь скромно притопывают на собеседования: кубарем вниз – дело трехсекундное. И пальчики ихие, оказывается, могут разгибаться и быть весьма приветливыми в рукопожатии.

Только за погоней к страсти продать себя подороже, сожрать ужин, вывалив столько, что можно накормить не один десяток нищих, занять в курятнике шесток повыше (на вчерашних друзей приятно срать, ибо перед кем еще выпендриться продвижением, остальные же не оценят, ибо нет воспоминания об общей песошнице!) – за всем этим сломался стержень ценностей, кажущихся ересью несусветной: процветание страны, воспитание и образование нового поколения, друзья, культура, творчество, знания, саморазвитие, духовность…

Дичь, блажь, абстракция и пустые рассуждения.

И если депрессия не качнет маятник в сторону непреходящих ценностей, то и поделом этому миру. За ценой на нефть все равно Вечности нет.

20 January 2009. — Moscow (Russia)