Categories
Прочеркон

Умирающий факультет? Или сознательно истребляемый?

29 января 2008 для меня начался последний семестр в НГЛУ. На мое решение больше не повлияет ничто: если хочется постоянно быть в интеллектуальном драйве, трудно сидеть и ждать, пока все сгниет окончательно. Пока я был аспирантом, еще мог закрывать на многое глаза и, живя всецело наукой, ждать. Ан нет, за последние полтора года, буквально на моих глазах, когда-то серьезный лингвистический центр российского значения превратился в эдакий – куда уж деться от такого сравнения? – гниющий лягушатник, в котором любое движение подобно суетливому барахтанию квакушек в брачный сезон.

Сейчас любому ясно, что когда-то и немецкий, и французский факультеты благополучно почиют в бозе. И не потому, что они – «умирающее» явление, а потому, что они – явление сознательно «умираемое». И ерунда все это на постном масле, что французский язык не актуален в современном мире: есть Воронежский Госуниверситет, где прекрасно процветают не только французское и немецкое, но и отдельно (подчеркиваю – отдельно) испанское и даже итальянское отделения.

А наш университет все топит в бездонном колодце – вместо того, чтобы смотреть в мир раскрытыми глазами и вводить востребованные ныне японский, китайский, арабский, испанский и турецкий в виде факультетов, а не факультативов по отъему денег у студентов. Я уж молчу о научной работе, видимость интереса к которой (подозревал всегда, но понял только сейчас) лишь создается. В самую простую шарагу, которая не заинтересована ни в своих специалистах (в особенности молодежи), ни в прошлых наработках, нас просто превратили.

За себя не боюсь: знаю, сколько работодатели, лишь глянув на мое резюме, предлагают за мою квалификацию. А вот тех, кто сейчас на I-III курсах, реально жаль.

30 January 2008. — Nizhny Novgorod (Russia)