Categories
Uncategorized

О бисере

Нет, ну вы мне сейчас, конечно, скажете, что опросы ВЦИОМчика – лажа.

Значит, лажа – путинские 86% и навальновский 1-2%? Нет-нет-нет! А вот это – святая правда: народ, как один, весь за президента и его дружков-миллиардеров из списка. И как раз “два процента говна”, цитируя незабвенных классиков, дестабилизируют и раскачивают ситуацию.

И ещё 58% процентов – мы же договорились верить ВЦИОМчику – за “отдельный интернет”.

Здесь – классическая аудиоперебивка нисходящими звуками, знаменующая облом.

То есть – в стране почти две трети населения признались в том, что они – дебилы? Ну мы же свято, свято верим ВЦИОМчику.

То есть они не понимают, что просить себе “отдельный интернет” – это в лучшем случае просить себе кабельное текстовое телевидение с одной кнопкой и десятью программами? Ну если это вообще технически возможно.

Это кого же тогда, возвращаясь к моему предыдущему тексту, мы в чем-то пытаемся переубедить?

А они точно не затруднятся назвать формулу поваренной соли?

31 Januaris 2018. — Joensulium (Finlandia)

Categories
Uncategorized

Little Note for Myself. Month 445: January 2018

This month was moderately intense in terms of work, travels and activities.

I taught: Finnish, Swedish, Swedish Literature, Ancient Greek, Rhethoric, English, English Literature, Spanish.

Cities: Bratislava, Moscow, Dzerzhinsk, Saint Petersburg, Kolpino, Joensuu.

I presented Mr. Gorlyon, oh no, Mr. Gorlyon presented me.

Two Videoscriptas: Intro for the Second Season, Bratislava.

Three public events: tram rides for fun — one in Moscow, two in Saint Petersburg.

Learnt and practiced: Math, Yoga.

31 Januaris 2018. — Joensulium (Finlandia)

Categories
Uncategorized

А кто остался, тот

Я очень сильно поменял свое мнение после прошедшего воскресенья. Но не в отношении активистов. А в отношении последней надежды, что здесь что-то можно сделать.

Когда идиоты в голос издеваются, мол, там одна школота, а взрослые не поддерживают, я абсолютно согласен. С одной оговоркой. Взрослые не поддерживают потому, что после школотно-студенческого возраста просто валят отсюда и говорят – да ебитесь вы тут как хотите.

Догадайтесь с одного раза, кто здесь остался. 

“Толку необразованных и скрепных наших пытаться раскачать? – через какое-то время думают они, выйдя из универа и поняв суть игры в России. – Это благородная миссия, но втирать морской свинке про свободу морей…”

И авиакомпании зарабатывают на новых билетах в один конец.

И я их понимаю: они хотят жить и работать, а не существовать в стрессе, ожидая, как болгаркой спилят их дверь или отрубят интернет, требуя сдать паспорта и угрожая расправой.

Когда рабам надоест быть рабами, сами все сделают и потребуют.

А пока действительно: порасходуйте ваши силы на что-то более полезное.

30 Januaris 2018. — Joensulium (Finlandia)

Categories
Uncategorized

Это не беззубость

Я хотел сначала написать что-то вроде “ну и не говорите теперь, что дискриминации геев в России нет”, — в привязке к истории о двух парнях, которые заключили брак в Дании, зафиксировали его в России в соответствии с законодательством (был подробный разбор, почему не было препон в подтверждении брака) – и теперь их же обвиняют в порче документов, а полиция ломится в квартиру.

До того, как я натолкнулся на совсем небольшую аналитическую заметку Игоря (Igor Sinelnikov), где он обобщил реакцию самого гей-сообщества на историю с парнями. Кратко: сами же геи… принялись их обвинять в ловле хайпа и подготовке кейса на эмиграцию.

Шта?

Я задумался. Что-то здесь не то – как ни крути. Мы говорим, что мы беззубы и диванны. Но это не подходит под подобное поведение. Мы говорим, что мы разобщены, но история тут же разошлась по сети.

Я долго искал термин, как это обозвать. 

Зависть. Это не беззубость. Это озлобленная, желчная зависть, что в этом сюжете главный герой “не я”. Это зависть, что соседний фонд за права ЛГБТ сейчас в тренде – а значит, надо давить единомышленников вместо того, чтобы налаживать отношения с теми, у кого уже есть немного опыта.

Это не “ватники” и не “диванные аналитики” – это все те же желчные завистники, которые дерьмом исходят от бессилия, что это не они запустили процесс.

Эта зависть порождает ненависть к своему не то что врагу – а соседу и однокашнику, ненависть порождает разобщенность, разобщенность порождает диктатуру.

Прекратить жить по принципу: “у меня ни одной коровы, так пусть и у соседа сдохнет”, но “у соседа одна, а у меня две будет, а вместе у нас уже три, начнём размножать, там, глядишь, стадо огромное и тучное наберётся”.

28 Januaris 2018. — Viipuria (Rusthenia)

Categories
Uncategorized

Хочу выборы как в Финляндии!

Пока в России готовятся к невыборам, Финляндия выбирает себе сегодня нового вожака.

-Хочешь со мной сходить? Посмотреть? – спрашивает Настя.

-Аааск.

На участке сидят наблюдатели, все прозрачно и спокойно, Настя получила бюллетень, зашла в кабинку, после на сложенном книжечкой бюллетене поставила штамп прежде чем опустить его в урну.

Фаворит гонки – ниинесний пресидентти Ниинистё.

-Но я проголосовала за Хаависто, – сказала Настя.

Хаависто пока на втором месте, но мало вероятности, что победит он. 

-Почему за него?

-Я хочу, чтобы арабским послам жала руку не “первая леди”, а его супруг!

28 Januaris 2018. — Joensulium (Finlandia)

Categories
Uncategorized

Катаракта двадцать лет спустя

Подумать только, в какие пещеры мы переехали за какие-то десять лет, если нужно начинать все сызнова и с каких-то древнегреческих платоновских азов:

* Отмена дискриминационных законов

* Свобода слова в прессе и творчестве, свобода выбора

* Независимые суды

При этом сталкиваясь с совершенно искренним стадом рабов, которые все такие: “не нужно нам это все”.

Скажи мне кто в 1999, когда мне исполнялись нежные восемнадцать, куда мы придем в 2017, я бы и не поверил. 

Но и я совру, что я (среди многих) не был предупрежден. Но тогда это смотрелось такой дичайшей сатирой и фантастикой, что даже и не отложилось в памяти, хотя “Куклы” Шендеровича я не просто смотрел, а записывал себе как аудиоподкасты каждую неделю — и слушал, учась шутить так же и даже отчасти выстраивать драматургию.

Теперь я смотрю выпуск от 14.05.2000 (неделя после первой коронации) — и с улыбкой понимаю: если уже все сбылось почти дословно, значит, и фраза “нам начнут откручивать разные части тела” тоже сбудется. 

Ну а если посмотреть на названия эпизодов той поры, легко догадаться, что никакая это была не случайность: люди подкованные уже тогда знали, чем все кончится.

255. Военно-патриотические игры (02.04.2000)

259. Новое платье короля (30.04.2000)

260. Двадцать лет спустя (14.05.2000)

261. Свобода слова (21.05.2000)

262. Усиление вертикали (28.05.2000)

266. Лечение катаракты в эпоху раннего возрождения (25.06.2000)

267. Общефедеральная песочница (02.07.2000)

270. Гений дзюдо (23.07.2000)

275. Информационная война (24.09.2000)

Так что глупо отпираться и говорить, что виноваты не мы. И мы такие ни сном ни духом.

Черт, мир уже летит на Марс, ездит поездами на бешеных скоростях, ходит друг к другу в гости без виз, а нам бы  инсулин в аптеках и новые книжки в школах.

И чтобы дыра во дворе не расползалась: все равно не заделают.

27 Januaris 2018. — Petropolis (Rusthenia)

Categories
Uncategorized

Школка

Я сидел себе и уже давно перестал думать о школе и её (деструктивной) роли в обществе. И тут Юля (Юлия Некрасова) своими зарисовками – явно к будущей книге – просто сорвала мой клапан.

Если кратко (и если я правильно понял): Юля рассматривает школу как комплекс иллюзий самих бенефициаров образования.

И меня что-то прорвало. Я давно хотел об этом написать. Но не было случая.

Оговорюсь: с Юлей я не спорю, а по смежности развиваю тему. Она, как бы Юля того ни хотела избежать, коснётся устройства государства и общества.

Школа – это ни в коем случае не, мать его, “храм образования” или “кузница будущего”. Это банальная государственная услуга, которую мы получаем за наши налоги. Это тот госзаказ, который мы перенаправляем профессионалам за наши бабосики. И если мы позволяем иметь качество, похожее на “Стену” Уотерса, это проблема всего общества в целом, которое не готово получить более высокий уровень обучения и подготовки нового члена общества.

То есть если в обществе согласны на низкий профессионализм учителей и невысокий стандарт их морали, но притом с молчаливого согласия все готовы башлять на такой продукт налоги, значит, это отвечает нашим запросам.

Ведь если ты недоволен — ты протестуешь. Если не протестуешь — или всем доволен, или кретин. 

Приведу ситуации. Родительское собрание. Классная говорит: с той недели у нас вместо математики алхимия, а писать мы будем на глиняных табличках. Вряд ли классуха договорит до конца. Это же очевидно: на такую хуйню и абсурд нет запроса, и он получит отпор.

Были и реальные ситуации. 

Чуть меньше сопротивления, но все же вызвала попытка ввести в школах православие, а в Краснодаре – “инфопятиминутки” первым уроком в понедельник. На таких пятиминутках предполагалось обсуждать программу “Время”, но дети с гип-гип троллингом пересказывали “Навального в 20.18“. Попытка была свернута. Запрос не тот.

Именно по этой причине в России идёт сопротивление ювенальной юстиции. Ведь если есть ребёнок, очевидно, что у него должны быть права. Против ювенальной юстиции выступают как раз говнюки родители и – для нашего случая – говнюки учителя, которые считают, что ребёнок их собственность и с ним можно делать что угодно. Бить на уроках, оскорблять, швырять в него статуэтками Чехова. 

Всё социальные и политические институты в любой стране – это отражение самой нации. Школа – это частный случай реализации социально-политических характеристик и не более того. Метод воздействия – как и везде – это возмущение и требование клиента изменить продукт, а если это не помогает – сопротивление и протест. Если родители живут в двойных стандартах и их это не смущает, не стоит удивляться, что двойными стандартами живёт и школа.

Родители и дети – не просители. Они – клиенты госуслуги. Это не бесплатно, и они ИМЕЮТ полное право давать пиздюлей за плохой продукт. В рамках прав. Которых у них нет, потому что они не считают нужным их потребовать, взять и отрегулировать. 

И так работает во всех сферах общества: если в России ЛГБТ поражены в правах, а гомофобные госструктуры их преследуют на их же налоги – значит, их устраивает. Если президент сотоварищи ворует, а они “потерпят ради великого будущего” – их устраивает эта госуслуга тоже.

А кто не согласен – оставлю на второй год. И указкой по роже.

26 Januaris 2018. — Colpinium (Rusthenia)

Categories
Uncategorized

Мастер-класс шарлатанства

–Вот ты, — Пашка Чикалов посмотрел на меня пристально и поглубже затянулся с трудом раскуренной на питерском ветру сигаретой, — говоришь, что преподавание твое — это шарлатанство, так?

–Ну да. Что же еще, если я растолковываю то, что и так можно прочитать?

–Так вот. Ты ничего не понимаешь в шарлатанстве, щегол. Пошли.

Мы двинулись от Казанского в сторону Дворцовой. Я  обкончаться готов, глядя на то, как двигается пашкина рука, когда он курит. Он провел в воздухе рукой и затянулся снова:

–Мне сегодня позвонили из какой-то языковой школы. Ты был когда-нибудь в языковых школах?

–Нет, что мне там делать?

–Сейчас побываешь. Так вот. Мне сказали, что “случайным методом” выбрали мой номер и что я выиграл сертификат на 14 тыщ.

Мы поднимались по мраморной лестнице на третий этаж. На площадке перед дверью в эту самую школу Пашка притормозил:

–В случае чего, мы с тобой языков никаких не знаем, хорошо? Угорим малость.

–Хорошо, — на все согласился я.

Мы вошли и оказались в очень узком и неуютном пространстве.

–Вы по какому вопросу?

–Мне позвонили и сказали, что я выиграл сертификат.

–Хорошо, подождите за стеночкой.

“Понял, да? В застеночек нас приглашают. Вот так уже и сразу”, — шепнул мне Пашка.

Через какое-то время нас позвали к “консультанту”. Та деловитым движением начала разбрасывать по бумаге какие-то цифры и разъяснять, что и к чему.

–Так а что с сертификатом, который я выиграл? Я могу его просто передарить приятелю?

–Вы его должны сначала оплатить.

Мы сделали вид, что это нормально — оплачивать “выигранный” сертификат.

–А вы? Планируете изучать английский? — обратилась консультантка ко мне.

–Да. Надо бы.

–С какого уровня?

–Да у меня ноль полный. Как там — эй, бе, се. Ну что помню со школьных курсов алгебры.

–Английского не было?

–Был только немецкий.

В ход пошел еще один листок наперсточнических расчетов. 

–У нас шестнадцать уровней, каждый уровень длится три месяца, за каждый месяц — примерно 13000 рублей, могут быть скидки. Вы хотите уже сейчас записаться?

–Спасибо, я подумаю.

Мы выходим на улицу.

–То есть подожди, — я достаю калькулятор, — получается, что за групповое занятие люди ДОБРОВОЛЬНО отдают по 13 тыщ в месяц? Приходят сами и башляют деньги вот за этот лохотрон? То есть если даже индивидуально себе просто нанять студентика по полторы тыщи, можно было бы восемь занятий взять на те же деньги? А они сами несут бабло сюда на третий этаж и радуются? Не говоря о том, что это группа — явно 4-5. То есть с одной группы состригают 50-65 в месяц?

–Ключевое слово: добровольно. Я же тебе говорил, что ты ничего не понимаешь в шарлатанстве! — Пашка стукнул костяшкой пальца по пачке и достал еще одну сигарету.

26 Januaris 2018. — Petropolis (Rusthenia)

Categories
Uncategorized

Как на море

Моих френдов шторнит малость. Причём до сих пор.

Ну а я подожду вскроющихся в “прекрасной России будущего” подробностей.

25 Januaris 2018. — Petropolis (Rusthenia)

Categories
Uncategorized

“Если бы слезы были золотом…”

Когда я начинаю говорить по-английски, изредка, конечно, мне делают комплимент, мол, “you sound very British”, что ласково щекочет мою эгу, но чаще всего, надо сказать, принимают меня — за шведа. Черт его знает, может, я подцепил акцент в детстве? — когда классе в седьмом мама на концегодичные экзамены подарила кассету АББА, которые и стали для меня на всю жизнь образцом и моделью эстрадных голосов и мелодий.

Рок британский, а за ним — расширительно — европейский в целом и европейский новый инди-рок — пришли много позднее. Когда аббовские песни я знал уже наизусть и до нотки. И еще много позднее я узнал, что АББА пели “локализованные” шведские версии, а некоторые вещи даже не вышли на английскую версию.

И вот сейчас я слушаю агнеткины и фридины только-шведские вещи — и мне обидно: ну какого хрена “Man vill ju liva lite dessemellan”, “Vill du låna en man?”, “Fram för svenska sommaren”, “Många gånger än” и “Om tårar vore guld” не стали известны международно?

Послушайте эти вещицы. Вы согласны со мной?

25 Januaris 2018. — Petropolis (Rusthenia)