Categories
Uncategorized

☆☆

Октябрь 2016. Маленькая заметочка для себя

Я снова пишу эту нужную только мне заметку для самого себя — отметка-вешка о том, что было сделано в течение месяца. По этой причине я не тэгаю тех, кто здесь упомянут.

Наверное, самое большое событие всего месяца лично для меня — наконец-то запуск Кимом Фелем моего сайта, который я не мог никак привести в порядок многие годы. Невозможно поверить — но мне мешал категоризационный вопрос: что относить куда, что считать законченным, а что — нет. Да, идиотизм. Но мне нужно было все структурировать и договориться с самим собой.

Самое главное событие как событие — запуск Дельвина в Москве. Да, это вызов — сделать нечто похожее на то, что было в Петербурге: Москва атомарна и вечно то “занята”, то “уезжает из города”, то “ой-так-устала-в-другой-раз”. Я от этого отвык за 2.5 года и, признаюсь, немало в шоке, насколько трудно снова преодолевать эту инертность.

Тем не менее мы провели уже два события — моё авторское по Прибалтике и Дэна Абасова по польскому театру. Мы запустили линию “Неудобных вопросов”, поскольку у пространства не будет цензуры и ограничения  на точку зрения, если она является научной. Не будет и ограничения на художественное высказывание, если оно действительно является художественным.

Важное признание того, что я делаю, — конференция-собеседование с Анной Глотовой из “Степика”, которая предложила мне не откладывать в долгий ящик видеозапись и оформление языковых курсов, которые я разрабатываю.

1. Запущены тестовые версии латышского и финского языков на Степике — теперь можно записаться, учиться, комментировать и тестировать все самому, без меня (http://chrnr.ch/category/histantlang/online-courses/).

2. Закончены оба курса латинского и французского в базовой версии — по восемь уроков в каждом. Теперь они открыты по ссылке желающим.

3. Начат проект “Стереотайп-файтер”, в котором я планирую делать тексты, исходя из идей-стереотипов, которыми делятся читатели; опубликован Витебск (http://chrnr.ch/category/stereotype-fighter/vitebsk-line).

4. Начата серия фотопрогулок по теме “Sweet shabbiness”. Опубликован Вильнюс.

5. Продолжен цикл “Современных сказочек” (http://chrnr.ch/category/texts/modern-ftales).

6. Продолжил линию фотоколлекции в Инстаграме — “Городская латынь” и “Молчаливые свидетели”.

7. Мне в этом месяце не удалось записать ни одного “Кафкианского абсурда”, но, судя по всему, абсурд из страны уйдет не скоро, так что все соберётся само собой.

Что я успел еще сделать:

— съездить в Витебск, куда давно обещал свозить маму и всё ей показать;

— слетать в Вильнюс (на фестивали “Гайда” и “Неудобное кино”), где впервые наконец-то хоть мало-мальски переступил через барьер и начал говорить на литовском (столько месяцев труда не прошли даром);

— преподавать риторику, культурологию, финский, английский, шведский, французский;

— продолжаю изучать высшую математику, которую чередуем с низшей, поскольку иногда даже не знаю, как модуль правильно раскрыть;

— рабочие языки месяца из неповседневных: латышский, белорусский, литовский, хорватский, латинский.

31 October 2016. — Moscow (Russia)

Categories
Uncategorized

Свободный человек в свободной Корее

Я почувствовал себя сейчас совершенно свободным человеком в совершенно свободной стране. На контрасте. Правда, словно зажатым между двух эпох — меж той, которая уже кончилась и мне знакома по фильмам и исследованиями, и той, которая сейчас снова вот-вот рискует начаться. 

На фильм Виталия Манского “В лучах солнца” сходить нужно обязательно. Почему очень скоро зал начинает смеяться, вы поймёте сами, когда сработает нервный эффект узнавания и дежавю. Не говоря о просто полной копии монструозных, мордорных советских городов. Никакой “Азией” в стереотипном понимании и не пахнет. Совок в чистом виде. Как “Обыкновенный фашизм” Ромма, в котором угадываются далеко не образы нацизма.

Мы и живем в этом предвкушении — стать еще одной Северной Кореей. Мысленно заменяешь все эти кимченыны и кимирсены на знакомые слуху имена. Всем улыбаться, у нас все прекрасно, производство растет, врагам внешним сыпем по самое немогу, шаг вправо – шаг влево расстрел. С шестилетнего возраста дети уже знают, кто печется о них в Кремле.

Манский снимал фильм на две карты памяти — поэтому ему удалось обойти цензуру. Итог: фильм о том, как чудовищное общество компонует картинку на экспорт. Чтобы все думали, как прекрасно живется и розово дышится. 

Фильм, понятное дело, в самой Северной Корее запрещен. Я могу только себе представить и пофантазировать, какая льется там бушующая пропаганда о “предателях и империалистах”. Могу себе это представить просто потому, что я в этом живу. В лайт-версии. Враги Россиюшку очернить хотят (там: Кореюшку нашу солнценосную), врут о нас, ждут, когда мы рухнем — но у нас есть великий вождь, который…

И вот тут я уже не понимаю — то ли, выйдя снова в морозную Москву, я вышел в Пхеньян, то ли сейчас только осознал, что Москва так и не переставала никогда быть тоталитарной машиной. 

28 October 2016. — Moscow (Russia)

Categories
Uncategorized

Возвращение в пиннаты

Ну вот, наконец, я возвращаюсь к нормальному и размеренному творческому, учебному и исследовательскому процессу.

Позади Вильнюс и огромное количество отснятого, записанного, отсмотренного материала, который надо систематизировать и опубликовать с комментариями.

Позади еще и очень большая работа, которая длилась без малого два месяца — и вот только-только перед полночью я поставил последние точки в курсах французского и латинского языков, которые решено было разработать на платформе Stepik.org.

Но это не значит, что работа полностью завершена. Нет. Предстоит видеозапись и полная их редактура. И только потом официальный и публичный онлайн-запуск. Это немало; просто для меня как для автора самое главное было — именно справиться с логичным распределением материала.

Преподавание на онлайн-платформах — это будущее. Университеты все же уже постепенно сдавать свои позиции.

Буквально недавно, кстати, мне предложили преподавание в одном — скажем так — небольшом вузике за МКАДом — ну двадцать пять минут от Щукинской же на маршрутке и там минут десять пешком — безделица — и кто помнит мою эпопею с ИТИДом в СПб, тот поймет мои чувства, — так что кроме возможности предложить им дистанционные семинары — себе в эксперимент, как это пройдет с группой, — я не могу.

26 October 2016. — Moscow (Russia)

Categories
Uncategorized

Современная сказочка. #5

Месяцу со дня псевдовыборов посвящается

–Чо, падла, очки одел — крутой?

–Эмм…

–Чо мычишь, сука?

–Простите?

–Тварь интеллигентская, бля, “профтите, ифините”, ты чо, бля, не мужик? Чо как баба изъясняешься? Чо себе решил, а? Что ты самый крутой на раёне?

–Мне не…

–Чобля не? Заебали меня все нахуй на тебя тыкать: “смотри, какой он крутой, какой умный”. Ебал я, бля, твои мозги, тварь, уебу одним ударом — нихуя от твоих мозгов не останется. Давай, говнюк. Где твой брательник дебил с его шахматами? Вставайте на коньки — ну-ка в хоккей, рахитики. Докажите, что крутые, а нет, пизды огребете по полной. Э, пацаны, идем этих двоих мудаков в жопу драть. Ну, сука, слабо своими очочками и мозгами против одиннадцати? Валяйте, у нас игра честная.

–Это не честная игра.

–Нечестная? Сука, играй, бля, я те потом наваляю мразь, чтоб ты у меня на всю жизнь запомнил, честная у меня или нечестная.

“Какая несправедливость”, — думали, кутаясь в шарфы, проходившие мимо взрослые.

18 October 2016. — Moscow (Russia)

Categories
Uncategorized

Современные сказочки. #4

Я его помнил только по прозвищу — Смехунчик. Это старшая сестра, когда работала в детсадике нянечкой, так его прозвала. У Смехунчика был позывной — “Мальчик, а вот пальчик”. И он заливался смехом — таким звонким, что на секунду загаженное здание словно становилось более светлым и менее депрессивным.

Сестре часто приходилось сидеть с ним и ждать, пока его алкоголичка-мать, сухопарая и отвратительно пахнувшая дамочка лет сорока, соизволяла явиться шатающейся походкой.

А я ждал сестру — когда приходил после школы. И нам ничего не оставалось делать, как играть со Смехунчиком. Мы ему показывали согнутый указательный палец — и слушали, как эхо его смеха долго-долго гасло в уже опустевших коридорах.

Но когда появлялась скандальная и препротивная мамашка, Смехунчик гас и сжимался. Он плелся за родительницей и молчал.

Потом сестра вышла замуж за врача — и тот увез ее в другой город.

А я встретил Смехунчика совершенно случайно лет двадцать пять спустя. Удивительно — в нашем-то в сущности небольшом городке. Столько лет не встречаться.

–Смехунчик! — невольно вырвалось у меня.

Он испуганно метнулся от меня — и я лишь увидел его уставшие глаза и постаревшее лицо. Казалось, ему было под шестьдесят, а не тридцать.

Он оступился, почти подвернул ногу на бордюре, чуть не плюхнулся в лужу — и побежал по мокрым улицам, подняв воротник выше и стараясь не смотреть на меня.

17 October 2016. — Moscow (Russia)

Categories
Uncategorized

Улица Маршала Василевского

Если в последнее время краеведческая истерия не захватила только ленивого — и всяк и каждый с умным видом расскажет легенды о васильевских островах, чертольях, сормовах, онегах, то мало кто вообще интересуется современными персоналиями, именами которыми были названы улицы.

Тому пример — вырвиушно-бастардные имена петербургских улиц, понятно как появившихся, но непонятно как оставшихся в центре после падения совка (все эти антоненки, гривцовы, бринько и прочие бездарные и бесполезные ебанько, которые торчат среди восстановленных или неутраченных казанских, казначейских, садовых, фонтанок).

В Щукино мы сейчас живем на улице маршала Александра Василевского (1895-1977) — райончик вообще “маршальский” и “академический” — и как было не поинтересоваться, не на улице ли головореза мы живем.

И знаете — удивительно: я пробежал биографию Василевского, и был поражен, учитывая сложность обстановки, в которой он был вынужден пройти Первую и Вторую войны (включая игнорируемые советской историографией агрессорские войны против Польши, Финляндии и Балтики). Сохранить лицо и не наворотить дров — уважение вдвойне.

После смерти Сталина он достаточно быстро сложил с себя полномочия и ушел в преподавание.

Более того, вот цитата из его воспоминаний (учитываем, что умер он в 1977): «Без тридцать седьмого года, возможно, не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошёл.»

Categories
Uncategorized

Polish Evening in DeLouinne

Ante Factum

Date: 15 October 2016

Time: 18.00

Location: Moscow / Russia

Topic: Polish Evening

Description in English: DeLouinne’s upcoming event is on October 15, 2016, at 18.00. We are going to have an extended Polish evening: short films, animation, poetry, music. Denis Abasov is going to give a talk on theatric tendencies in today’s Poland, and we are continuing the line we set during our opening event: “Uncomfortable questions”.

With today’s Poland, although slightly less than with Russia, these uncomfortable questions are numerous: ranging from the contentious abortion law down to notorious attempts to limit the freedom of speech.

Bring your friends with you. We are always glad to see new faces. Admission by personal invites and recommendations only.

We have tea and informal discussions after the event, so never forget that we function on the self-organization basis: your edible and drinkable contribution is welcome.

Description in Russian:

15 октября 2016, 18.00. Мы снова встречаемся в Дельвине — и мы продолжим начатую линию неудобных вопросов.

Нас ждет польский вечер: Дэн Абасов скажет несколько слов о польском театре. После мы посмотрим и обсудим несколько коротких отрывков, включая весьма жёсткую мультипликацию. С Алексеем Чернореченским будет небольшая сессия комментированного чтения поэзии последних лет, которая тоже была встречена в штыки.

После — как обычно: свободное обсуждение, планирование выступлений следующих участников. Если вы бывали у нас и вам понравилось, приводите ваших друзей. Напоминаем о самоорганизации пространства: к чаю на столе будет то, что вы же и принесёте.

Post Factum

Textually: Постскриптум от Дэна Абасова, рассказывавшего о польском театре:

“Вчера (15.10.2016) делал небольшой обзор по современному польскому театру у Aleksej Czernoreczeński и Kim Fehl (арт-пространство Delouinne).

Для всех интересующихся выкладываю материалы:

– запись спектакля Тадеуша Кантора “Умерший класс”, 1975 (с фр.суб.)

– запись спектакля Тадеуша Кантора “Велёполе, Велёполе”, 1980 (с фр.суб.)

– запись спектакля Ежи Гротовского “Стойкий принц”, 1965

– статья Ежи Гротовского “К бедному театру”, 1965

http://teatr-lib.ru/Library/Grotowski/to_poor/

Спасибо всем, кто пришёл!”

Visually: none

Categories
Uncategorized

☆☆

Все-таки я не могу навосхищаться нашим Щукиным. Особенно это понимаешь именно ночью, что эти легендарные улицы — Песчаные, Алабяна, “маршальские” и “академические” от Октябрьского поля до нас — это божественно.

Это сталинский город в городе — со своей манерой течь по улицам, по фасадам домов, по скверикам и паркам. Это и не центр, но это и не окраина, — и за это говорит архитектура, которая вырастает перед тобой из ночи и неоновых огней свидетелем того, что было и что дома помнят. Или нам кажется, что помнят.

Прогуляемся обязательно среди этого впечатляющего, но удивительно не подавляющего человеческие пропорции ампира обязательно. Обязательно.

15 October 2016. — Moscow (Russia)

Categories
Uncategorized

Сенная в разгроме

До меня доносятся слухи, что сейчас, ровно вот в эти минуты, фантастические вещи происходят на до боли знакомой и за свою антисанитарию ненавистной мне Сенной площади.

Не дождался я, видимо. Я рычал со своего балкона два с половиной года, глядя на всю эту мерзотность, а теперь хоть возвращайся.

14 October 2016. — Moscow (Russia)

Categories
Uncategorized

☆☆

Ну что же. Премьерный день вроде как. Посмотрели “Ученика” Серебренникова. В зале на 200 мест сидело человек 10. Это как бы хорошо характеризует то, чем интересуется или не интересуется наш народ.

Зная спектакли Серебренникова по театральным залам, когда садишься, вдавливаешься в кресло и выдыхаешь уже на финальных аплодисментах, я задаю сам себе три вопроса.

1. Не могло ли быть так, что уже и сам Серебренников запуган и самоцензурно избегал острых углов? 

2. Не может ли быть так, что все-таки снимали, как есть, а потом порезали — и существует полная версия, о которой мы узнаем после того, как этот режим уйдет?

3. Как долго этот фильм продержится в прокате и как скоро кое-какие товарищи “оскорбятся”?

P.S. Где бы достать пьесу (на немецком, не в переводе), по которой снимался фильм?

14 October 2016. — Moscow (Russia)