Categories
Uncategorized

☆☆

Хорватия. Помер. Кемпинг у моря. В общей зоне, где раковины для мытья посуды и стирки, мечутся от одного крана к другому две шумные итальянки. Я вхожу и смотрю на них, не понимая, какую же раковину они занимают, а какую могу использовать я. 

Но мне тоже надо кое-что вымыть, и я, не найдя слов на итальянском, не нашел ничего лучше, чем спросить их на латыни: “Estne hoc aquae balneum liberum?” (“Есть ли эта водная ванная свободная?” — но нужно понять, что для них это звучало так же, как если бы кто-то к вам обратился на древнерусском: “Яко бяше сия ванная водна освободена?” — или в этом духе.)

Дальше — сцена на миллион. Итальянки, ошалев от латыни, может, даже решив, что я — молодой кюре в загуле, забились в угол, к дальней раковине, и смотрели на меня огромными глазами все то время, пока я, с голым торсом и на латыни, мыл свои мелочи.

Бьюсь об заклад, это их первый — и, может, последний, — раз, когда к ним в кемпинге обращаются на латыни.

(Фото: на одном из диких пляжей, всем привет из божественной Хорватии.)

27  August 2016. — Pula (Croatia)

Categories
Uncategorized

☆☆

Кажется, я для себя нашел, какая еще осталась университетская дисциплина, до которой — в моей, разумеется, специализации — еще не добрались (и вряд ли доберутся в ближайшую пару лет, хочу надеяться) идеологические лапы. Думаю, не податься ли? И если податься — то куда?

Если про журналистику и культурологию все давно уже понятно — “нам надо патриотичнее и сильнее”, если про языки современные тоже ясно как б-жий день — “изучайте язык врага”, если про историю искусства мы вполне осведомлены — “конечно-конечно, искусство это свобода самовыражения, но вы уж некоторые темы не затрагивайте, всякие фильмы там и акционизмы ни-ни, а Аполлону прикройте листиком”, то пока что античные языки, историю и культуру вроде не трогают.

Хотя и тут тоже вопрос большой — “Пир” Платона не читать, Марциала не читать — может же такое быть? И тому же Аполлону прикройте что надо. А то вас прикроют с вашей развратной латынью?

2 September 2016. — Moscow (Russia)

Categories
Uncategorized

☆☆

Пока я договариваюсь и готовлю первые нарративы для “Кафкианских этюдов”, немного оффтопа — размышлений о том, что происходит сейчас, в первые дни сентября 2016, в Москве. Эти же размышления — часть задумки: сеттинг, разъяснение ситуации, описание. Они будут постоянны все то время, пока я буду считать, что этому проекту нужно жить.

В сущности — не происходит ничего, кроме лживой имитации, среди которой массы людей поднимаются и спускаются в метро, кушают в ресторанах, пьют пиво в парках, выгуливают собачек, провожают детишек на первое сентября, выбирают себе шмотки.

А между тем “Равновесие” Лауэнштайнов разворачивается прямо перед нашими глазами. И мы — участники этого балансирования на платформе, из которого мы же сами своей доброй волей исключили соперников, обеспечивающих это самое равновесие.

Я снова, в сотый раз за эти дни, вижу латинский язык — вижу античность — вижу историю — которая словно бегает по кругу и кричит вместе с обленившимися и оравнодушившимися гражданами — panem et circenses! panem et circenses! — хлеба и зрелищ! — фудкортов и сериалов!

Стоят кубы — около которых имитируют агитацию карманные кандидаты — любому и каждому они на одно лицо и полностью до фонаря — я бы даже сказал, до торшера. Абсурд достигает апогея — популист от популиста отличается лишь цветом маечек, которые носят его мальчики-агитайчики, и размером шрифта на растяжке.

Баланс, равновесие, справедливость что в политике, что в культуре, что в журналистике — это не значит иметь полную свободу базарить что взбрело в голову и где попало. Баланс, — посмотрите мультфильм, он без слов, но заменяет десятки тысяч словесных испражнений, — это ровно умение и, главное, возможность качаться, двигаться, перебрасывать ларчик от ноги к ноге. Футбольный мяч живет на поле только пока его двигают и вырывают. Просто за стеклом и без и движения он — пустой музейный экспонат.

Свободная пресса — это не то, в чем пытаются убедить профанов аргументом, мол, “а думаешь, тебе в [подставьте название западноевропейской газеты] разрешат такое напечатать?”

Возможно и не разрешат. Но издание — это не ярмарочный калейдоскоп, и в астрономическом журнале не напечатают статьи о кроликах, как бы она офигенна ни была. Любое издание — это своя концепция; и свобода прессы, баланс в политике и обществе — это возможность ткнуться в свою нишу, в кусочек своего спектра, где ты можешь сделать и сказать то, что считаешь нужным.

Там, где нет этого выбора, этого спектра — после первой радости от изгнания соперников ты остаешься балансировать один на один с ларчиком.

До которого уже не дотянуться. Потому что он на другом конце той платформы. И твоя вчерашняя цель — власть, доминирование — теперь твой захватчик, твоя удавка. А ты заложник.

3 September 2016. — Tver (Russia)