Categories
Uncategorized

Мама с сабачкоу

Обложка:

Бертрам

“Собака” (2007)

Кратко. Фотодневнички возвращаются.

Сама по себе получилась серия фотографий “Мама с сабачкоу”.

Всмотритесь в глаза этой чудесной псинки. Сама нежность и незлобивость, правда?

IMG_0792_cr

“Доброта”

IMG_0807_cr

“Дикая доброта”

IMG_0808_cr

Двойной фотопортрет: “Мама с сабачкоу”

Я люблю тебя, мамочка.

Очень люблю.

А вот собачка твоя – да-а…

Categories
Uncategorized

Отахи аллейн

Обложка:

Поль Гоген

“Отахи аллейн” (1893)

Кратко. На всех языках. Как минимум – не на одном. По натянутым нервам.

одиночество Einsamkeit yksinäisyys magányosság தனிமை

solitas 孤獨 осаменоста cô đơn solitude einsemd

vientulība singurătate samota самота

solitudine eensaamheid самотність ensomhed ความสันโดษ

samotność soledad адзінота solitude

üksindus solitudni kesendirian unigedd

upweke malungkot na lugar eenzaamheid vienatvė

təklik एकांत solidão নির্জনতা vetmi

孤独 ensamhet մենակություն bakardadea એકાંત

தனிமை ఏకాంతం yalnızlık усамљеност

ensomhet soidade μοναξιά

მარტოობის 고독 ಏಕಾಂತತೆಯಲ್ಲಿ одиночество

одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество одиночество

одиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночествоодиночество

ОДИНОЧЕСТВО

Categories
Uncategorized

“Другие акценты” с 12 по 18 октября 2013, или Начинается работа над книгой

Обложка:

Николай Рерих

“Книга жизни” (1930-1939)

Кратко. Внезапно накопившееся за неделю на обособленный отчёт о том, что мы сделали. Сбор материала в Дзержинске. Инстаграм-серия (ссылка). Спектакль-хеппенинг. Фотография от Марка Чернышёва.

Казалось бы, всего неделя. Но я решил её выделить в собственный и особый период.

Потому что прошло слишком много всего, чтобы это не заметить.

Во-первых, 12-14 октября 2013 с Артёмом Филатовым проведена была большая полевая (пленэрная) работа по самым значительным из выявленных объектов архитектурного наследия Дзержинска.

Я вёл Инстаграм-репортаж “Двадцать четыре шедевра Дзержинска”, где все объекты, которые будут представлены в каталоге, уже выставлены на обозрение.

16 октября 2013 в галерее А3 в рамках выставки Наталии Хлебцевич прошёл наш студийный спектакль-хеппенинг. Собственно, всё начиналось с моего микроспектакля, но затем основное действо перешло к гостям.

Дима Курылёв подготовил прекрасный фоторепортаж, доступный в нашей группе на Фейсбуке.

Я сегодня представил своим коллегам первый разворот каталога архитектуры.

И Марк сегодня прислал фотографию “Начинается работа над книгой”.

Я — в предвкушении.

photo1

(Фотография Марка Чернышёва — 18 октября 2013)

Categories
Uncategorized

“Прощание с объектом” у Наталии Хлебцевич: История трёх фотоудач Димы Курылёва

Обложка:

Жан-Франсуа Милле

“Смерть и дровосек”

Кратко. История трёх фотографий (и сами фотографии), которые Дима Курылёв сделал за один вечер нашего спектакля-хеппенинга “Прощание с объектом”. По просьбам зрителей – ссылки на мои прочитанные тексты. Немного разъяснений и интерпретаций. Поиск автора скульптурной композиции.

Дима за один вечер мимоходом сделал три кадра с тремя совершенно несхожими историями.

Интерактивному хеппенингу с белой глиной “Прощание с объектом” предшествовал мой небольшой моноспектакль, построенный на четырёх текстах, характеризующих четыре эпохи человеческой жизни.

Период первый: рождение <–> умирание. “Её нежные руки”

Период второй: детство <–> умирание. “Звезда на кроне тополя”

Период третий: зрелость <–> умирание. “Обратная сторона тени”

Период четвёртый: старость <–> умирание. “Карта в заветную страну”

Дима Курылёв вообще очень удачливый в плане фотографии. Ему удаётся заполучить кадры, какие иные люди выжидают. Некоторые чуть не молятся на возможность полупостановки. Димка со своей мыльницей не парится — и поэтому он с лёгкостью получает в руки самое вкусное. Нужный щелчок в нужный момент.

Например, вот эта фотография полностью отражает результативную идею спектакля: после каждого текста, разрывая листы (“порвать с прошлым”), я обливал руки краской как символ опыта на руках человека, идущего сквозь жизнь. Пока человек чист – только белая краска (“tabula rasa”), но к концу жизни всё дополняется и тёмной. Синей.

В последний миг Дима ловит момент: на руках видны все четыре слоя, причём так, как я и хотел: белый виднеется чуть-чуть. Словно детство, которое в старости уже кажется чем-то маленьким, недоступным и почти неприметным, нереальным. Зато синяя тоска скорого ухода закрывает остальные периоды – жёлтый (юность, “желторотость”) и красный (взрослость, “огонь”).

1383616_632156920139876_892628657_n

И ещё одна фантастичность кадра. Это уже ну просто гиперудача. За спиной – четыре фотографии Наталии Хлебцевич, которые характеризуют четыре периода жизни существа через жизнь грибов. Посмотрите на ракурс. Видны три. Моей спиной закрыта старость, которая меня пока только ждёт. И до которой на самом деле уже не так и далеко.

Я предложил участникам слепить из глины любой из четырёх этапов жизни. На этом строилась последовавшая арт-игра.

И среди объектов был вот этот.

1374319_632157076806527_1068366235_n

Я был всецело занят координацией игры после спектакля, и только ночью (а мы, разумеется, демонтировали все наши временные глиняные статуэтки сразу, как и было задумано) меня вдруг осенило, что это была за лисица. Это же моя лисица! Иллюстрация к моей “сказошке”… Участник (кто? кто? кто? – отзовитесь!) слепил мою лисицу у столба…

И опять удачливость Димы. Крупным планом иллюстрация к тексту.

Выбрал же именно этот объект…

Забыв о холоде, я смотрел и на непонятного происхождения столб, и на тень, и на лисицу, вкрадчиво появившуюся на другом конце сада. Она, осторожно принюхиваясь к снегу, кралась по направлению к подсобным помещениям. Лисица медленно приближалась к столбу, очевидно с намерением обнюхать и его: проверить на безопасность в такое время имеет смысл любой объект.

Тень от столба медленно поползла в сторону зверя, но он был всецело занят следами и запахами. В следующий миг лисица взвизгнула и забилась в конвульсиях, словно влекомая какой-то невидимой сетью: тень от столба захватила её и поволокла против часовой стрелки.

Ну и вот этот шедевр я не могу обойти стороной.

Как же мы прыгали вокруг клетки с мадагаскарскими таракашками-лапочками, уговаривая их попозировать и поползать для фотоаппарата.

Ни черта.

Пришёл Дима – всё для него.

Ну ты же пришёл, тебя ждали, давай фоткай меня… типа.

1378858_632157156806519_1666063551_n

(Фотографии Дмитрия Курылёва, 16 октября 2013)

Categories
Uncategorized

Прощание с объектом. Перформанс-практикум 16 октября 2013

Обложка:

Наталия Хлебцевич

“БиоЛогика”

Кратко. Анонс и приглашение на завтрашний перформанс-практикум Наталии Хлебцевич и Алексея Чернореченского.

Сегодня из Ангелово я сразу рванул в галерею А3. К Наталии Хлебцевич. Готовить и репетировать завтрашний перформанс-практикум.

Получается же на самом деле ещё и вдобавок ко всему спектакль-игра.

Застаю старых знакомых. Григорий Капелян, оказывается, прилетел из Нью-Йорка.

Я только сегодня узнал, что он не гражданин нашей доблестной родины аж с 1978.

Ну это так. Просто потому, что я обожаю перипетии человеческих судеб.

Теперь же перейдём к завтрашнему.

Это совместная затея “Других акцентов” и галереи А3 в рамках выставки Наталии Хлебцевич “БиоЛогика”. Сама же выставка проходит в рамках Параллельной программы Пятой Московской биеннале современного искусства.

Вот и релизик.

Не всё из того, что интерпретируемо, мы интерпретируем верно. Не всё из того, что кажется нам неинтерпретируемым, неинтерпретируемо в принципе. Мы находимся в плену субъкт-объектных отношений, и распутать клубок (или запутаться в загадку ещё больше) мы планируем совместно с Натальей Хлебцевич.

Мы зададим несколько импульсов к вашему размышлению, и этим займётся Алексей Чернореченский, который предложит несколько монологов-исходников. Вам предстоит подумать, что из этого всего сможете вынести вы. Потому что вас будут ждать глина и Наталия Хлебцевич, под руководством которой вы в глине будете отвечать на вопрос. Прежде всего – для себя самих.

Но ничто не вечно. И с нашим объектом – у каждого свой будет он, этот объект, – нам придётся прощаться в тот же вечер. Останутся воспоминания. И ответ на вопрос. Или добавится ещё один вопрос.

Что получится?

Будем посмотреть завтра:

16 октября 2013

с 18:30 до 21:00

в Староконюшенном, 39

в галерее А3

Categories
Uncategorized

Пара слов из Дустенбурга

Обложка:

Леонид Афремов

“Осень”

Кратко. Немного о нашей работе в Дзержинске.

Надо же всё-таки черкнуть пару строк из Дзержинска.

В субботу утром совершенно не было никакого желания вылезать куда бы то ни было.

Я приполз с утреннего Сапсана и с трудом оторвал себя от манившей мягкой кроватки.

Но я знаю волшебное слово: “НАДО”.

Составил карточки объектов, разлиновал и вышел на архитектурную охоту.

За три дня мы с Артёмом покончили с заполнением карточек всех объектов, самые удалённые я отфотографировал.

Сделал также и Инстаграм-серию “Двадцать четыре шедевра Дзержинска”.

Погода улыбалась нереально: просветлённое осеннее небо.

Холодновато, но зато светло и солнечно.

Сегодня возвращаюсь в Москву.

В среду наш студийный перформанс, кстати.

Categories
Uncategorized

День, в который я не произнёс ни слова. Безмерность # 1

Обложка:

Анна Ягужинская

“Яичница”

Кратко. Новая волна этого всего строковеяния. Я ничего не могу поделать с собой – само лезет. Как ни пытаюсь прекратить это баловство. Безмерности, эксперимент первый.

смятое поутру одеяло единственное существо которое нуждается в тепле твоего тела

стучишь кофейной ложечкой о кромку чашки словно мантру повторяя стихи превера

и молчание расползается удвоением ты-плюс-пустота но уходить всё равно некому

в гипнозе замираешь не дыша перед сайтом лёгких знакомств или барельефными греками

елейные поздравляю-с-днём-рождения потому что машина бездушно но всё же напомнила

и в ответ вымученные дежурные улыбки-спасибо от которых у обеих сторон диалога оскомина

унылый рой новостей взрывы убийства война ограбленья дефолт всё до тоски привычное

и только на затёртом до дыр фото глазами пожираешь губы навсегда несбыточные

хруст яичной скорлупы растекание жижицы по масляной сковородке

молчаливо долбя челюстями хотя бы глазунье в любви признаешься кротко

чья-то мутная выставка по которой ходишь стиснув зубы потому что тебя и не звали

давишься временем что мутно-натужно течёт меж осенними фонарями

отрицательным кивком отвечаешь улыбчивой узбечке манящей отведать душистого плова

да пусть издохнет гнилою змеёй ещё один день когда я вновь никому не сказал ни слова

Categories
Uncategorized

Студия “Другие акценты”: Первая половина октября 2013

Обложка:

Сергей Сиделев

“Октябрь. Почтамтский мост”

Кратко. События и итоги первой половины октября 2013 в “Других акцентах”.

Сегодня мне логичнее подвести итог половины месяца не совсем строго по истечении двух недель.

Потому что с утра начинается очень напряжённая работа на ближайшие три дня.

Но об этом позже.

Мы закрыли сезон покатушек, причём получилось так, что — вынужденно закрыли.

6 октября 2013 провели с Димой Курылёвым прогулку по архитектурному обновлению городов — на примере Шехтеля.

Солнце разыгралось бабьим летом, и я, вдохновлённый, спрашиваю Диму:

-Может, ещё покатаемся этой осенью?

-Посмотрим, – отвечает Дима, – как погода будет.

Ответ пришёл спустя несколько часов. Мы разъехались с Димой после окончания события, и потом читаю у него в новостях: на стоянке спёрли его велосипед.

Сезон закрылся сам собой.

Передал Марку на вёрстку нашу с Дэном книжку.

А на сайте “Акцента” Дима продолжает рассказывать о культурных событиях, которые неутомимо посещает (я в восторге и восхищении, как он всё это успевает).

Скоро придадим новую визуализацию сайтам, Марк выходит понемногу из пике рабочего аврала. Так что скоро.

Categories
Uncategorized

Не затягивая допоздна…

Обложка:

Андрей Шустов

“Шёпот”

Кратко. Ну раз одобрено прямым адресатом… Строковей. Простенький и восьмистрочный.

v.n.

не затягивая допоздна но и не спозаранку

не прямолинейно но и не наизнанку

не говоря ничего лишнего

кроме рифмоплётского восьмистишия

не придумывая натужных теорий

о которых лишь бы поспорить

подойду по риску по краю по кромке

и на ухо тебе что-то шепну негромко

Categories
Uncategorized

Карта в заветную страну

Обложка:

Сикейрос

“Смерть и погребение Каина”

Кратко. Старики и карта. По натянутым нервам.

Я слишком долго повторял эту форму.

Te vagy. Ты еси.

Слишком часто, чтобы внимательная Вселенная не откликнулась.

Она ворвалась в мою жизнь, эта форма.

Te vagy.

Ворвалась с тем же искажением, с каким мы слышим её второй звук.

Ты еси. Te vagy.

Если ты еси. Ha te vagy.

Ha te vagy velem. Нет, ты не со мной.

И не будешь. Nem leszel velem.

Soha. Ни. Ког. Да.

Gyakran arra gondoltam. Igen. Magányos leszek.

У подъезда стоит пожилая пара. Просто в передышке. Перед ступеньками.

Октябрьский ночной неоновый свет смотрит на них как-то прощально.

Предсмертно.

И они оба взглянули на меня.

Одновременно.

Без эмоций. Так, как смотрят уходящие на тех, кто остаётся.

И я понимаю. Старость взглянула на меня.

Напомнила о своём существовании.

Idős korban.

До какой же степени старики становятся похожи друг на друга к старости.

И они прекрасно понимают: кому-то из них всё равно уходить первым.

Кто-то второй ещё хлебнёт этого одиночества.

Отвратительного ожидания на лавочке.

Или на кровати. Когда уже нет сил дойти до плошки с похлёбкой на кухню.

Где ты, Страна Бессмертия?

Нет Страны Бессмертия. Ибо опасна она – Страна Бессмертия.

Не ищи Страну бессмертия.

Да нет, я и не ищу Страну Бессмертия.

А что ты ищешь?

Я ищу Страну Раннего Умирания.

Я не хочу в Страну Одинокого Умирания.

Только в Страну Раннего Умирания.

De te nem vagy.

Знаешь, я не успел тебе сказать… нет… шепнуть…

Шепнуть на ухо: te vagy.

Зато я слышал вопрос: почему же именно так?

Да просто потому, что не хочу ещё полвека мучить остальных своим тоскливым одиноким взглядом.

Ибо te nem vagy. Ты не еси.

Нужно уходить раньше.

Здесь не с кем стареть.

Ни у кого нет карты, чтобы пройти в Страну Раннего Умирания?