Categories
Старый блог

Прогулки для эстетического мазохизма

Обложка:

Лю Арчер

“Вбивание золотого гвоздя”

Кратко. Взгляд на предолимпийский Сочи. Краткое описание и субъективный анализ. Городские обзоры.

Брожу по Сочи, словно по сюрреалистическому ужастику. А сочинцы повторяют одну и ту же мантру: “Как же вы задрали с вашей этой Олимпиадой.” Вашей.

Пыль от дикой и нелепой, бессмысленной и бессистемной стройки в Адлере (а лучше так: “в Гадлере”, “в Задлере”) отпугнула тех, кто когда-то отдыхал там регулярно. Да и хозяев многих хибар, на которых красовалась самодельная табличка “Сдаётся комната”, согнали прочь, лишив кормушки. Но это их дела – курортные.

Более страшно то, что даже сами сотрудники Оргкомитета промеж себя называют “ёбаный стыд на весь мир”. Которого все опасаются в весьма обозримом будущем. Задумка строительства нового, якобы сверхсовременного города лично мне ясна: нынешняя власть замахивается на новаторский уровень Петра Первого. Мол, вот и мы построим ещё один Петербург. Отгрохаем новый Сочи. Международного класса и всё такое.

С чем/кем тягаемся? С дубайскими высотками? С Заха Хадид? Не смешите меня. Я и так чуть не плачу.

Конечно, здорово, что на примере Сочи, впервые за пределами Москвы и Петербурга, в нашей практике появляется общероссийский архитектурный дискурс. Эстетическое обсуждение творимого. Однако печальны обстоятельства рождения этой практики.

А вся нелепость, чудовищность и абсурдность заключаются вот в каких моментах.

Когда строился Петербург, во-первых, Пётр (понимая, что на момент начала строительства у русских зодчих не хватит сил и способностей) пригласил итальянцев, которые и сами строили, и русским помогали учиться. А во-вторых, насколько я помню из истории, Пётр лично возился с чертежами, по сто раз переделывая и оттачивая. Вплоть до момента, когда при очередном требовании всё снести и перестроить, отступил, ибо зодчие взбунтовались, умоляя не трогать уже сложившееся.

Про суммы – это пусть потом Счётная палата “внезапно” всех удивит откровениями: “А ты батюшки с матушкой! Надо же! Итить, разворовано!”

Проанализируем то, что видим.

1. Театр всегда начинается с вешалки. И первое, чем будет встречать Сочи в 2014, это аэропорт, по уровню примерно напоминающий ухоженный сарай в Сием-Реапе, куда приземляются ангкор-ватовские посетители. Меня не убеждает рассказ: дескать, “ты не знаешь, что было здесь десять лет назад”. Если город претендует быть витриной страны на весь мир через семь месяцев, то и отвечать он должен всем ультрасовременным требованиям. А не демонстрировать шокированным прибывающим “зимний садок” в санаторном стиле семидесятых. Причём это невозможно назвать “умышленной стилизацией”. Стилизация должна производить впечатление до миллиметра продуманной, но никак не пыльности и небрежности.

2. Безвкусные и наспех сляпанные “проекты” из стекла и железобетона, которые сорняками торчат среди когда-то логично смотревшегося городского пейзажа. Сочинцы мне рассказывали, что почти все эти высерыши стоят пустые. Скупают в них квартиры москвичи и питерцы, но сочинцы сами знают, на каких почвах стоят эти дома и что с ними будет при ближайшей сейсмике. Какой у них есть риск медленными и изящными движениями поползти по склонам вниз. Кстати, в 2013 уже, как мне Роман Устинов поведал, было что-то похожее на землетрясение. Потом якобы втирали: это были “проверочные колебания” для анализа устойчивости. Правду нам не откроют, но Сочи действительно стоит в сейсмозоне.

3. Полная нерешённость проблем дорог, транспортного сообщения и городской навигации. Дороги остались такими, какими были в семидесятые. Узенькими, едва пропускающими две машины. Дизайн остановок просто чудовищен, а уровень самосознания людей, которые тут же расписывают все свежие стикеры-указатели своими граффити, откидывает мыслями если не в пещерный век (там хоть Альтамиры создавались), а в девяностые. В сцену из “Окна в Париж”, когда шокированная француженка, оказавшись в озверелой Москве, смотрит на то, как парень ни с того ни с сего крушит телефонную будку. Транспортное сообщение настоятельно требовало, как ни фантастически звучит, метрополитен. От Весёлого через Адлер и Красную Поляну хотя бы до центра Сочи. Про возможность что-то найти по стрелкам и указателям я вообще молчу. Это тихий ужас дизайнера.

Разумеется, изначальная сталинская задумка была в русле его принципов градостроительства: создать незыблемый образ, монументальный и неразрушимый. Для этого доминанты города и были поручены не кому иному, а К. Алабяну (Морвокзал, 1955) и А. Душкину (Желдорвокзал, 1952). Особняком стоит монументальный Зимний театр, который Сталин поручил некоему К. Чернопятову (1934-1937) – архитектору, который словно выложился в этой постройке, больше ничем так особо и не прославившись. Теперь же город представляет аморфную массу, которая, что самое обидное, с простотой и наивностью советского колхоза, не имеет даже фирменного стиля.

И катать гостей на чём будем? На разбитых девятках и пятёрках абхазцев? На вонючих газельках? Убейте меня за углом куском балки от строительства, если я не прав.

Хотя остаётся одна надежда. А давайте по обыкновению помолимся? Не, архангелы уже не помогут. Разве если двум русским святым, которые единственно по-настоящему, похоже, нас и оберегают: вездесущий Жареный Петух и дядюшка Авось.

Скорее всего, правда, получится, как с празднованием 300-летия Петербурга. Заляпают наспех фасады и насадят временный фантик-обёртку. Который испарится через месяц после закрытия.

В общем, грустно это всё.

Лично для меня прогулки по Сочи сейчас – просто эстетический мазохизм.