Categories
Старый блог

Кляксы 13-16. Сети для ненормальных

Обложка:

О. Устюжанина

“Нефтеперерабатывающий завод”

Кратко. Туда и обратно. Ничего у вас не будет. Своё до прожжённости. С Марком за детальками. Кляксы 13-16.

Клякса 13. Туда и обратно

Ночевать в первую питерскую ночь я должен был у Марковых в Сестрорецке. Трёп затянулся допоздна: мы, как и обычно, с Лёшкой протрындели до хрипоты. У каждого свой взгляд. В том и прекрасность.

Но накануне утром дозвониться до него я не мог. Недоступен – куда делся?

Всё прояснилось к вечеру. Когда я у них выгрузился.

-А я просто в самолёте был. Из Вьетнама летел.

-Ты же вроде в мае 2013 хотел?

-Пришлось сейчас сгонять. Вчера туда…

-Э-э-э-э… типа за документами? На пару часиков в Сайгон?

-Ну вроде того. Прилетел, попил кофе, забрал, что нужно, и сел на обратный самолёт.

Хронически не могу с нормальными людьми в последнее время общаться. Реально пришарахнутые нужны. Которые именно так будут доставлять и вдохновлять.

Клякса 14. Ничего у вас не будет

Прогулка Дмитрия Воробьёва v-cafe. С нами Томас Кэмпбелл. Он уже многие годы живёт в Питере с женой. Занимается городскими пространствами. Излёт прогулки – мы сидим в кафе.

Внезапно Томас вскакивает и, посылая неизвестного адресата с куя-на-куй, в бешенстве выскакивает наружу.

-Обрусел американец… – задумчиво резюмировал я.

Народ на секунду засмеялся, а потом дружно выскочил вослед. Разбираться и успокаивать.

-Что случилось-то?

-Вы можете себе представить? Я согласился сделать корректуру научного сборника. А это 250 страниц. Я потратил кучу времени, чтобы выверить даже правильность цитирования. А теперь мне непонятно кто из этой редакции пишет, что у них ко мне – ко мне, к носителю языка,- претензии по части правки.

Почти все присутствовавшие, собственно, подавали статьи в этот сборник. У всех осунулись лица и все, мягко скажем, в тихом шоке молчали.

-Знаете, что я вам скажу? Именно поэтому я уверен, что в России ничего не получится. И ничего не будет. Именно из-за подобного самоуверенного ко всему отношения. И из-за такого неуважения.

Мндя. И если это в Петербурге. Да ещё и в филиале европейского вуза…

Клякса 15. Своё до прожжённости

Весь мой клубный опыт – чуть ли не по пальцам одной руки.

Дэном меня притащено (дайте поломаться и сделать вид, что мне было неинтересно) ни больше ни меньше – в гей-трэш-бар. Тот самый, который Бойстер. За Гостинкой. Питерские ночи продолжали зажигаться.

-Иди. Садись на диванчики на втором этаже. Я сейчас буду развратничать,- хорохорился Дэн.

И продолжал стоять, глядя на танцпол внизу.

-Не верти башкой и не пяль глаза. Это расценивается как знак внимания.

-Ну так что же ты? Когда я посмотрю на обещанный разврат? – провоцировал я.

-Я без коктейльчика не могу. А у меня денег не хватает.

-Вот тебе деньги. Заодно принеси один и мне. И начинай уже.

Приплыла голубоватая жидкость с соломинкой.

-Ну? – опять нетерпеливничаю я.

-Иду. Иду…

Время катилось к четырём утра. Пароксизм. Диджей безумствовал, целуясь с каким-то парнем и заводя новые пластинки. Дэн растворился в толпе. Я пил кофе и коктейли, смотрел и думал. Электризовался новыми эмоциями и впечатлениями.

Вдруг Дэн срывается с танцпола и влетает на второй этаж ко мне. Наклоняется над ухом и орёт сквозь грохот – в самое подходящее время и в самом подходящем месте:

-Слушай, а я вот тут подумал! А если винительный падеж в венгерском и японском…

Именно в такие моменты и понимаешь, что такое – свой человек.

Клякса 16. С Марком за детальками

Я не стал много церемониться. Я просто написал Марку Чернышёву – привет, нравится, как ты сделал дизайн Р5, и очень разделяю страсть к городским деталям. Поехали иллюстрировать мою рубрику “Вскрик”.

-А поехали,- был совершенно прямолинейный ответ.

Суббота, 20 апреля 2013. Выхино.

Мы стоим с Кристианом на платформе – ждём. Крис прилетел только накануне.

-Тебе это может быть неинтересно. Это специфичная работа.

-Йа фсё интересуюс.

-Na gut.

Появляется Марк.

-Привет.

-Привет.

-Приятно познакомиться.

-Мне тоже.

-Погнали?

-Погнали.

Раменское. Жуковский. Люберцы.

Кристиан смотрел на нас, как на умалишённых. Мы рассматривали каждую скамейку, каждый шрифт, каждую трубу и каждый объектик. Обсуждали. Я записывал нужное. Марк фотографировал.

-Кажется, Марк, ты ненормальный.

-Абсолютно.

-Значит, мы должны понять друг друга.

-Хороший способ, кстати,- резюмирует он.

-Это не способ. Это фильтр. С нормальными неинтересно.

-Это точно. Кристиан уже просто фигеет с нас: с чего эти два придурка так прутся.

-Ньет, мне ощень интересно!

Ну-ну. Смеёмся.

Люберцы. Подуличный переход.

Финал дня.

Надпись на стене:

“Беда, что наша нравственная опора – отсутствие культуры.”