Categories
Старый блог

Друзья и безумства. Спецоперация

Обложка:

Дарья Евдокимова

“Барракуда”

Кратко. О спецоперации в Петербурге, проведённой совместно с Дэном Патиным. Пена дней.

Твои друзья, Чернореченский, они должны быть чокнутыми на всю голову. Они должны верить в марсиан и святую барракуду Хумба-Пумбу. Да вообще во что угодно. Только не в вечерние воркшопы в сельской библиотеке…

…Самолёт, хоть и АН, долетел до Питера без происшествий. Уже в 11:00 я сидел на Техноложке и завтракал.

…Дэнька продирает глаза где-то часам к двум:

-Да иду я, иду. Спал я.

В шесть мы сидим в кафешке “Ориент Экспресс” на Марата. Стилизована под плацкартный вагон.

-Мы идём завтра или нет в эти твои смрадные дыры? – спрашиваю я.

-А для чего ты тогда приехал?

-Вообще-то по делам. Но. Слу-у-у-ушай, а давай это… пригласим Кима.

-Что-о-о? Нет!

-А я его давно не видел. Поболтать с ним хочу.

Я словил азартинку – и глазёнки загорелись. Через какое-то время нездоровый блеск появляется и у Дэна. Началась операция под кодовым названием “К.И.М.”

-Звони ему.

-А что я ему скажу?

-Ну, мол, давно не виделись, пойдём в кафе и тыры-пыры. Потом типа в клуб заглянем.

-А если он догадается?

-Значит, не упирайся. Говори прямо, что да как. Мол, ага, Чернореченский зовёт.

-Аррр, Карачайкинский, какой цирк…

-Давай-давай.

Мы бредём по Питеру. Весна медленно-медленно входит в свои права. Ветрено. Промозгло.

-Есть ответ? – нетерпеливо бью копытом я.

-Пока нет. Прикинь, если он ответит: “В Бойстер с тобой и Чернореченским я не пойду…” И припишет: “Мы с Кондрашовым там были вчера!”

Ржач.

Приходит ответ.

Ким хочет в кафе, “где тихо и где диванчики”.

-Будет ему кафе, где тихо и где диванчики.

-Какое?

-“Миракл”. Недалеко от Миллионной. Встретишь его на Адмиралтейской и приведёшь.

-Господи, он же по почерку догадается, что это твоя режиссура.

-Пускай. В загадке всегда содержится половина ответа. Если согласится, значит, сам себе признаётся, что хочет встретиться.

-Я так понимаю, что помогаю тебе восстановить с ним отношения?

-Что-то вроде того. Он просто сам не до конца осознавал, что творит. Как и я – потому что был кризис. А вообще кто-то проницательный сказал: “Признать ошибку может умный, попросить прощения мудрый, а восстановить общение – только мужественный.” Мне уже по барабану история с той песочницей. Но не по барабану друг, которого ценю.

-Окей, окей…

Я засел в кафешку за полчаса до их прихода. И операция чуть не провалилась с треском. Всё бы ничего, если бы не стеклянная дверь. Ким явно меня засёк.

С грохотом вваливается Дэн.

-Ким сбежал!

-Да куда он мог сбежать?

Выскакиваю на улицу. Ветер. Только бы не заболеть. Пустынно. Одна лишь подворотня.

-Здравствуй, Ким…

-Зачем ты это сделал?

-Затем, что я не ищу ни вчерашнее, ни завтрашнее. Я ищу всегдашнее. И для меня нет такой цены, которую я бы не заплатил, чтобы видеть тебя во всегдашнем.

Мы его втолкнули в кафе и усадили на диванчики. Но и Ким будет не Ким, если не предпримет попытку свинтить.

-Нет, ну ты посмотри, – обращаюсь я как будто к Дэну. – Дуется, как мышь на крупу. А на роже написано. Заржать и заулыбаться же хочет.

Цель была достигнута. Ким краснеет. Улыбается. Ржёт.

-Всё. Я пошёл. – Ким хватает свою сумку. – Я после концерта. И я устал.

-А клуб, Ким? – спрашиваю наивно я.

-Какой ещё клуб? Мне вставать рано.

Я проводил Кима до набережной. Он ушёл, не оборачиваясь. Как я и попросил.

Дэн ждал в кафе:

-Не по-клубному, конечно, он одет в своих лакированных ботинках и чёрном концертном.

-Проехали. Погнали дальше.

Мы мчались по ночной Миллионной в сторону Казанского.

-Я чувствую себя виноватым перед Кимом, Лёш…

-Брось. Это он дулся для виду. Поверь мне. Он чувства никогда не показывает. А так… просто зуб даю: едва давил в себе радость.

-Ох…

Мы нырнули в смрадную дыру.

В этот момент прилетела смска от Кима.

-Смотри,- показываю я Дэну. – Доказательство моей правоты. Понимаешь… Какое счастье – знать, что твои взаимоотношения с людьми – это офигенные цитаты, которые потом ты вспоминаешь и которые тебя греют.

-Ну… теперь я спокоен. Можно начинать отжиг.

Диджей крутанул пластинку. Ночь застучала новыми ритмами…