Categories
Старый блог

Телеграф-19. Крепи смычку!

Обложка:

Е. Чепцов

“Заседание сельской ячейки”, 1924

Кратко. Продолжение приключений питерских лазурных рыцарей. Вихрь дней по Москве. О подготовке новых маршрутов для прогулок. Размышляю и задаю вопрос – всем и себе. Анонс новой “Пятницкой болтовни“. Дэн и Лёша в Госдуме. Метромузей. Ретроградство навигации. Новые маразминки от Гринписа. Выставка советских плакатов “Смерть мировому капиталу!” в Петровском пассаже.

Мои лазурные рыцари кожаного меча укатили в клуб.

ЦС на Комсомольской.

Тот же концепт, что и на Думской в Питере.

Сегодня ночью им это таки удалось.

Вчера чудик забыл паспорт.

А там до 23 лет вход бесплатный.

Соблазняют молодёжь вот медовой заманухой.

Турист, блин.

Раззява.

Стопицот раз повторил: паспорт при себе.

Это не Питер.

И не деревня Череповец.

Вернулись в результате около трёх утра.

Развесёлая была неделька.

“It was a gay week.”

Если в переводе на английский.

Оч’смешно.

А дни пролетели диким вихрем.

И что пугает – мне хорошо.

Я делаю то, что предлагается жизнью.

Но большее не форсирую.

Я уже не расстраиваюсь отказами.

Не хотите ставить со мной спектакль?

И похуй.

Хотите пойти погулять по Москве?

Нате.

Зажжём по полной.

Я выложусь на максимум.

Неважно – друзья или чужие.

Двое или толпень.

Не хотите со мной концерт?

А я ведь предложил “Кипарисовому ларцу”.

Маша Козлова так расстраивалась.

Всё вспоминала “Медленно прорастающие слова”.

Мол, кризис формы.

Я-то готов.

Вы только соберитесь – и всё будет.

А я придумаю всю концепцию.

Отыграю музыку.

Но если остальные пассивны…

Далось оно мне сто лет.

Р5 согласился принять “Пятницкую болтовню”.

Супер.

Готов выложиться по полной.

В пятницу, 8 февраля 2013, кстати, вышел второй выпуск.

Свинг на перекрёстке“.

Читайте.

Не хотите?

Да я срал.

Я для себя пишу и для Натальи и Юрия.

И для мамы.

А остальное катись к чертям.

Не хотите в своём кафе про Вьетнам?

Ну и ебал я это сто раз.

Плывёт всё как плывёт.

Мне предлагают подать на конкурс фотки.

На хер мне это надо?

Я не приближённый устроителям.

Кто меня ждёт?

Зачем мне тратить время?

Что это?

Скажите?

Я стал всё-таки опытнее?

Или это – тупо апатия?

Выкуриваю с трудом своих стервецов на улицу.

Вы тут приехали в Москву ляжки тянуть?

Ну-ка марш на раз-два гулять.

И я воспользовался этими днями.

Я системно промчался по всей Москве.

Наконец-то.

Впервые после Вьетнама.

Продумывая новые маршруты.

Москва вернулась в меня.

Я так боялся…

После Ангкора…

С моими хипстерами, разумеется.

Все эти дни.

Обзорка на Воробьёвых.

Патриаршие.

Сретенка.

Даев, Костянский, Ананьевский…

Открытие одного междусобойчика во ВХУТЕМАСе.

Догадаться было надо, а…

Припереть грудного младенца…

Пипец.

Спиногрыз орал как недорезанный.

Метромузей:

“Так когда в метро появится латиница?”

“Наше метро не приспособлено под латиницу”.

Убийственный ответ.

Логика нервно курит в сторонке.

Ушлёпки ретроградные.

Гнать всех поганой метлой и в шею.

Переделывать всё к чёртовой матери.

“Пойдёте в Думу – смотреть изнутри?”

“Аррр”.

Настоящий патинский ответ.

Лёша улыбается.

Через Илью заказали пропуска.

Поднимаемся на одиннадцатый.

“Ты, Илюха, что думаешь?

Зачем они пришли?

Пофоткаться и на Инстаграмчик выложить.

То-то лайков сейчас срубят.

Главная валюта в этих Интернетах.”

Наша забегаловка на двенадцатом.

Наши блинчики с брынзой.

Сочники с творогом.

Дэн довольный.

Урчит, как покормленный кот.

Ну ясен пень – на главной лестнице.

У кабинета Жирика.

Они ещё кабинет Милонова искали.

Сфоткаться хотели в обнимку.

Под табличкой.

“Это кто?”

“Который придумал термин знаменитый.

Пропаганда того самого.”

“Тьфу на вас.

Выметаемся на улицу.”

Сокольники.

Шли на литературные субботние чтения.

Навигация по парку – хуёвее некуда.

Двадцать пять охранников переспросили.

Какие-то левые девочки.

Просят подписаться для Гринписа.

Я идиотствую:

“За что подписываемся?”

“Против поджогов травы.”

“Чо?”

“Мы отнесём это самому президенту.”

“Бля.

Давно не доводили их всех там до сарказма?”

“К нам прислушиваются в правительстве.”

Дэну и Лёше – в сторону:

“Вспомните наш поход в Думу к Илье.

И тот разговор.”

Девочке:

“Погодите.

Ответьте мне на вопрос.

Как вы будете контролировать поджоги?

Автоматчика на каждое поле?”

“Понимаете…

У нас в законодательстве…”

“Ответьте мне на вопрос.”

“Человек будет бояться…

И сам не будет жечь.”

“Я и так боюсь.

И не поджигаю.

Зачем мне подписывать?”

Дэн входит во вкус.

Поблизости – собачья выставка.

“Хочу!”

Ладно, заваливаемся.

Сначала хотелось блевануть.

Принюхался к запаху.

Тибетский мастифф.

Заворожил всех троих.

Дэн интересный по характеру.

Он сопротивляется чему-то новому.

Но если в его душу что-то достучится…

Сначала ворчал против “Му-Му”.

После третьего заведения этой сети – выдал:

“Я начал проникаться.

И мне всё больше нравится.

Почему у нас в Питере такого нет?”

И мы заглянули в Петровский пассаж.

Там выставка советских плакатов.

Название классное.

“Смерть мировому капиталу!”

Бляха.

Это пипец.

Мало того, что это не репродукции и не копии.

Там представлено даже два оригинал-макета.

Живая гуашь.

Окна РОСТА.

Собственнолапное от Маяковского.

Ребята рассматривали долго и внимательно.

Я боялся, что убегут, а я не успею вникнуть.

Хрена лысого.

Проторчали с час.

“А классные плакаты.

Мощные.

Особенно раннего советского времени.”

Это сказал Дэн?

Да, это сказал Дэн…