Categories
Старый блог

Телеграф-16. Сквозь толщу метафор усталых

Обложка:

Неля Воржева

“Цветок папоротника”

Кратко. Личная точка в долгоигравшем вопросе большого социального явления.

Во Вьетнаме я окончательно научился читать знаки.

Уже не так, как ещё тогда.

В Америке.

Когда хотел в католичество.

Лишь постфактум понимал значение.

Теперь умею – на бегу.

На лету.

В воскресенье Вингерко отменила вторничную встречу утром.

Что-то и должно было произойти на вторник.

В ночь.

Я знал – всё неслучайно.

И – произошло.

Сижу у себя.

Готовлю “Пятницкую болтовню”.

Сегодня вечером сдавать в редакцию.

Мысли не ложатся.

Я дыцкаю по клавишам.

Стираю.

Снова дыцкаю.

Туплю, слушая воющий орган Дмитрия Рузанова.

Цезарь Франк.

Стук в комнату.

Входит мой гость.

Он встал около стены.

Просто прислонился.

Как Сен-Себастьян.

И на меня хлынул поток.

Словно Дарзи под гипнозом кобры, я сидел истуканом час.

Уткнувшись носом в комп.

Не в силах даже схлопнуть крышку.

Слушал.

Что?

К чему?

Почему только пронинская строчка витает в голове?

“Я уже не вернусь сквозь толщу метафор усталых…”

Почему не вернусь?

А ведь и точно не вернусь.

Почему меня всегда так прикалывало до интереса это?

Почему любил похихикать?

Даже пообезьяничать?

Почему никогда – все эти клубы?

Разговоры всерьёз?

Тем более все эти – активы?

Пассивы?

Все эти “шлю”?

Почему Иру и Инну я прошу ограничить от Саши и Кости?

Ведь я снова на Осьмомарт к ним в Тулу.

Потому же, почему на пути мне было достаточно Юрки.

Просто его видеть.

Ужаснуться результатам его наркотических экспериментов.

Его стеклянные глаза.

Амфетамин.

Гашиш.

Марихуана.

Чтобы пришли выводы.

Монолог кончился.

Я встал из-за стола.

“Послушай, что я скажу.

Ты понимаешь, что гей-клубы – это путь в никуда?

Это путь к разврату.

Причём тупиковому.

Дальнейшее, конечно, рассуждение не к месту.

Особенно в полтретьего ночи.

Обычные клубы – это архетип.

Один из древнейших.

Это почти Иван Купала.

Неужели непонятно, что за папоротник искали?

Нагишом?

Разбредаясь по лесу?

Тот, что цветёт один раз в жизни?

И где его и кто срывал?

Но там был смысл – продолжение рода.

Здесь что?”

“Я не смогу всё воспринимать, что ты говоришь.

Я слишком понял, как мне с ним охуенно.”

“Кто предупреждён – вооружён.

Особенно когда будешь возвращаться на землю.

Неважно – падая ли с высоты.

Или выкарабкиваясь из пропасти.”

Он вернулся в спальню к своему спавшему другу.

А у меня всё крутится эта строчка…

“Я уже не вернусь…

…не вернусь…

…сквозь толщу метафор…”

Да.

“Усталых.”

Ключевое слово.

Важно понимать своё отношение к явлению.

К тому, к которому непривычно общество.

Любое – не только наше.

Везде в новинку.

Просто где-то цивилизованнее.

“Но ведь и ты не женился до сих пор?”

“Всё впереди.

И не обо мне речь.

Да и у меня миссия другая.

Я – особый случай.”

“Это какой же?”

Я помолчал.

Улыбнулся.

Процитировал.

“Дети могут стать взрослее,

только я – не постарею…”

Сакральный смысл примерно этот.

Да.

Жизнь слишком коротка.

Не надо её жить по указке ограниченного большинства.

Я – за то, чтобы не совались в личную жизнь людей.

Чтобы каждый имел право на своё счастье.

Чтобы не стеснялся это говорить вслух.

Но чтобы каждый имел и право не слышать.

Если он не хочет.

Как я в равной мере не хочу гей-парадов.

Так не хочу и гетероэксгибиций.

И не хочу мамаш с чадами.

Последних – особо.

Особенно на фотках в соцсетях.

В обнимку со своими розовыми поросятами.

Обязательно в подгузниках и в слюне от носа до колен.

И комментарии эти:

“Ути, мой ням-ням-ла-а-а-а-а-апа…”

Но и чтобы не ёбали паникадилами по морде.

И не совали по автозакам.

Я – за легализацию однополых отношений.

Но всё должно быть умеренным.

На этом я поставил точку в собственном поиске ответа на вопрос.