Categories
Старый блог

Телеграф-7. Религия и сервис по-русски

Обложка:

Валерий Страхов

“Зарядье”

Кратко. Абсурды в чёрных тонах. Про моё образование. Интернеты. Прогулки по Варварке. Снова церковные крысы.

Ёпт.

Час от часу не легче.

Абсурд года приобретает чёрные краски.

Поздний вечер.

Звонит Ирина.

Хотя для неё 22:00 – рабочее время в самом разгаре.

“Алексей.”

И голос – загробный.

“Да?”

“Пока наши испанские вечера повременим.”

“Что-то случилось?”

“Петарда взлетела.”

“А?”

“Муж в реанимации.

Попала в глаз.”

“Господи.

И… что с глазом?”

“Тут уже не о глазе речь.

Точно не спасти.

Сейчас за мозг борьба.

И просто за жизнь.”

Я шоково выругался в трубку.

На большее не хватило.

“Крепитесь…”

“Я наберу.”

Они никогда не летали самолётами вместе.

Чтобы дети не остались полными сиротами.

Если вдруг что.

А судьба – она такая.

Прилетает сама.

Причём так подло.

И в таком буквальном смысле.

Без всяких самолётов.

Эдуард обычно сдержанный.

Тут при встрече меня обнимает.

Прямо не выходя из лифта.

Втаскивает внутрь.

Тащит в курилку.

Сразу болтать-расспрашивать.

“Вернулся!

Ура!”

“Да…

Был шок…”

“Понимаю.

У тебя и образование соответствующее.

Оно позволяет усложнять себе жизнь.”

Да нужно ли далеко ходить?

Всё же элементарно.

Интернет подключить неделю не могу.

Почему мне никто во Вьетнаме не выносил мозг Интернетом?

Ни в одной захудалой деревушке?

Почему он там – везде?

Почему в Москве проблему доступа к щитку решает клиент?

Что за чушь?

“Договоритесь с председателем, чтобы мы попали на крышу.”

Ёпт.

Вообще же.

Понятно ли из ситуации, насколько мы дикие?

Я – должен решать проблему компании-провайдера?

Меня как волнует доступ?

Вы берётесь подключать дом?

Вы берётесь за это получать денежку?

Какого ж хрена не договорено?

Вот приду я за обувью.

А мне предложат самому прибивать подошву.

Свою вингерко повёл по Москве.

Довольна, аки конь.

Сегодня – Варварка.

И тут же – снова наши реалии.

Варвара-Великомученица открыта.

Высокий мужчина творческого вида открывает дверь.

Оказалось – реставратор.

Впускает – проходите.

Входим посмотреть.

Тётка, ещё нестарая, слышит английский.

“Здесь запрещено экскурсии!”

Уже опешил реставратор:

“Какая экскурсия?

Два человека гуляют.”

“Здесь не музей!

Сюда нельзя!”

Чуть не в бой рвётся на нас.

Выталкивать к чертям собачьим.

“Я же вижу, что экскурсия!

Пусть платят!”

Цэрькоф.

Блин, обещал же не ходить больше по нашим храмам.

Даже просто смотреть архитектуру.

Уже хочу повернуть назад.

Реставратор удерживает:

“Дом Христа открыт для всех.

Проходите.”

Показал фрески.

Житие Варвары, усекновение главы.

Апостолы.

Восстановлено.

“Максима сейчас восстанавливаем.”

“А что с Анной-Что-В-Углу?”

“Как только дадут решение по парку.

Сразу откроют.”

Идём к выходу.

А реставратор всё ещё пререкается с тёткой.

Я всё же хренею от наглости этих прицерковных крыс.

Ей-Богу.

Почему реставратор объясняет элементарное?

Служительнице храма?

Провожает нас до Максима.

Показывает фрески там.

Я ощутил кайф бытия просто человеком.

Смотрится смешно.

Поясню.

Постоянно я вечно кого-то водил.

Вечно какие-то эти “проекты”.

Конечно, официоз – и отношение ко мне типа-серьёзное.

Строишь из себя больше, чем ты есть.

Сейчас – просто противно на себя прошлого.

А теперь строю меньше, чем есть.

Прикольно смотреть, как реагируют на общение с обычным человеком.

Меня последнее время с разных сторон спрашивают про “Телеграф”.

Говорят, что достаточно необычно смотрится.

Спрашивают, чем навеяно.

Василий Хуторов  – в частности.

С ним заочно познакомились по переписке.

На почве Вьетнама.

И открыток.

Но отвечаю всем.

Не стремлюсь ни к чему.

Так пишется.

Как слышу себя и свои дни.