Categories
Старый блог

Телеграф-6. Молоко для депутата

Обложка:

Рита Бекман

“Клубника с молоком”

Кратко. Маё новое вингерко. Москва под микроскопом. Блинчики с брынзой и пепси-кола в Георгиевском. Старый шкаф. Телеграф.

Полночь – это китайский иероглиф.

Вертикальная черта shù и горизонтальная héng.

Они то обнимаются, то пересекаются.

А то и просто проходят друг мимо друга.

Это полночь меж двумя половинками месяца.

Год пока растёт.

Сегодня – день звонков и договорённостей.

Устаканиваем расписание.

Сижу всё так же в И-Бу.

Старчески верен стереотипам.

Перевариваю вчерашнее.

Маё новое вингерко живёт в том самом Ангелово.

Классная дама.

Две дочери.

Муж на контракте в Москве.

И чихуашка Фифи.

Приставучая.

Игручая.

“Fifi! Nem!”

А Фифи всё равно тащит мне игрушки.

Швыряй.

Носить буду.

“Не хочу сидеть в Ангелово.”

“Окей. С четверга по Москве шляемся.”

Да и мне тоже не кайф.

Полтора часа в один конец.

Это я её потом в русский посвящу подробнее.

Расскажу, что такое – Хуево-Кукуево.

Но чуть позже.

Пока же – Москва.

До детальки.

До камушка.

Вингерко чуть не прыгает от восторга.

Что чихуашка.

Посмотрим завтра, ахаха.

Главное, чтоб морозы не шибанули.

Ну ничего.

Галерей тоже до хрена.

И метро изучать – не переизучать.

Трифонов в депутатском кресле.

Красиво смотришься.

Тебе даже и работать не нужно.

С такими-то чучелами.

Такими-то лебледями.

Покоматозил в его конуре в Георгиевском.

Проверил почту.

Начинаю канючить:

“Пойдём на десятый.

Кушать блинчики с брынзой и пепси-колой.

Ну пойдём…”

“Так ты сюда за блинчиками ходишь?”

Расплываюсь скопированной когда-то у Пронина улыбкой.

“А ты себе что вообразил?”

“Ну ходи, ходи пока.

Пока снова паспорт не потеряешь.”

Толсто троллит, толсто…

Ничего.

Я тебе припомню Юлькину фразу в магазине.

“Илья-а, а ты депутату молока купил?”

Рождественку закатали в плитку.

Теперь – пешеходка.

Дома застаю хозяйку.

Привезла стол и стулья для рабочего кабинета.

Пытается в одиночку разобрать страшный совковый шкаф.

“Юлия! Ну что вы творите!

Я же обещал!

Раздербаним с друзьями и вышвырнем!”

“Но я же тоже обещала убрать!”

“А мы потом передоговорились!”

Отругал её немного.

Подтолкнул шкаф к стенке.

Надавил коленкой.

Херанул плечом.

С жутким грохотом старое уёбище сложилось вчетверо.

“Ой, бедные соседи…”

“Потерпят.

На работе надо быть в пять дня.

А не дома сидеть.”

К вечеру у меня был оборудован уже и кабинет.