Categories
Старый блог

Солнце над мангровыми зарослями

Обложка:

И.Э. Бендицкий

“Горячее вечернее солнце”

Кратко. Последние дни в Сайгоне. Прощальный приезд Петра Ковалёва с чемоданом из Муйне. Вунг-Тау. Прощание с океаном. Тропический закат

Последние дни и часы во Вьетнаме я ловлю жадно, словно приговорённый перед казнью. Я стараюсь кушать килограммами солнце, воздух, улыбки, впечатления, улицы, здания, мотобайки, машины, историю, общение, язык, деревья, тропические новогоднести. Словом – всё, что я только могу взять от Сайгона, который для меня отныне и навсегда – одна из самых ярких страниц. И город, куда нужно вернуться. Причём не на день-два… А делать что-то большее…

Да что там уж скрывать. Год был сложный, противоречивый, изменивший всё не только в моей жизни, но и в жизни многих в моём кругу. Тем не менее при всём при этом я встаю и громко заявляю: вот по состоянию на сегодня – это был самый лучший год в моей жизни.

В Сайгон примчался Петька Ковалёв – буквально на пару ночей, чтобы отдать мне чемодан, оставленный у него в Муйне ещё в начале ноября 2012. Мы ходили по улицам, что-то обсуждали, а потом сидели вчетвером в очередном и о-о-о-очень буржуазно-пафосном руфтопе. Ночной ветер обдувал нас и колыхал свечи на столах. А мы потягивали вискарик и повторяли любимую фразу Юрия:

-Как же приятно… аж противно!

Утром на советской “Ракете” мы умчались в Вунг-Тау, курортную зона Сайгона: именно сюда съезжаются по выходным сайгонцы оторваться и развлечь себя. Но посреди недели, как это и было сегодня, мы бродили по улицам города, словно в бергмановской “Земляничной поляне”…

Таксисты налетели на нас огромным скопом – стоило нам только сойти на берег: в рабочие дни работы у них, как ни оксюморонно, нет…

Но у меня было своё представление о том, как провести несколько выдавшихся на Вунг-Тау часов. И мы поднимались этими долгими ступеньками к Иисусу – почти точной копии рио-де-жанейровского, ехали в тайский ресторан, заглядывали в пагоды, катались на фуникулёре к самому красивому панорамному виду, осматривали интерьеры Белой виллы, где Думер, французский генерал-губернатор, в начале двадцатого века прелюбодействовал да чревоугодничал…

Но последний парахедик до Тхань-Фо Хо-Чи-Мынь отправляется в 16:30, и вот та же “Ракета” отчаянно зовёт возвращаться в Сайгон. Обратно дороги нет. Завтра вечером… не хочу думать о том, что будет завтра вечером. Пока пусть позвучит последний аккорд.

Ведь я снова обнимался с океаном. Я не говорил ему прощай, но почему-то до скорого.

Ракета промчалась по заливу и влетела в дельту Меконга.

Над мангровыми зарослями разливалось вечернее солнце.

Это был последний мой тропический закат.