Categories
Старый блог

Дочешу котофея

Обложка:

А. Никифорова

“Ступени эволюции (1)”

Кратко. Второй приезд в Решму, прогулки со съёмками фильма – теплоход и велосипеды. Погода и осенние впечатления перед отъездом в тропики. Мой няшный иерусалимский шарфик. Изучение китайского и вьетнамского, перенос спектакля и лекций на более поздний срок, планируемые разъезды. Ресурсы и работа с архивами.

Этот осенний (второй) приезд в Решму меня переполняет ощущениями какой-то нереальности всего происходящего. Наверное, на это накладывается предвкушение отъезда из России более чем на полгода. И вот только сейчас появилась минутка, чтобы черкнуть пару строк.

Андрей Бурмистров воплотил в жизнь мою небольшую мечту: я провёл теплоходную прогулку по Волге. Из Кинешмы был пригнан теплоходик – и вот я дорвался до микрофона. Ура. Собственно, что я обещал людям в июле 2012, то и сбылось: я сделал свой, авторский рассказ о Волге, об истории, о взаимоотношениях России и Польши, о топонимике региона.

Вчера же у нас состоялась кунстгейзерская велосипедная прогулка в старинное село – всё было объявлено публично и каждый мог присоединиться. Кирилл Андреев оба вечера рабоче-терпеливо снимал происходившее, так что недостатка в материале нет. Всё это видео я только что получил: буду смотреть и думать. Скорее всего, сверстаю в один большой фильм о Решме.

Категорически повезло и с погодой: всю дорогу по-осеннему моросит дождь, прохладно, но… аккурат на оба пленэрных события было светло, относительно тепло, а осадки терпеливо ждали, пока мы закончим. Вчера, как только мы поставили велосипеды на стоянку, почти сразу зарядила морось. Но она приятная для меня – эта морось. Я по ней успею соскучиться.

А ещё вчера я смог позволить себе первый и последний раз в этом сезоне слабость, которая мне ни на фиг не будет актуальна во Вьете: я, наконец, опробовал новёхонький синий кашемировый шарфик, который подцепил у одного сирийца в Иерусалиме…

Мне необходимо расставить приоритеты до отъезда во Вьетнам – и кое-что из запланированного перенести (не отменить): я спешно изучаю вьетнамский и привожу в порядок свой китайский, пытаясь восстановить знания, которые были куда как более значительными лет пять назад. Но иероглифика стала запоминаться гораздо проще – в отличие от значений вьетнамских слогов, которые, казалось бы, записаны латиницей и должны быть более простыми. Соотношение между визуальным образом иероглифа, его значением и запоминаемостью, как выясняется, играет не самую последнюю роль в этой и без того непростой жизни.

В общем, всё свободное время с утра до ночи я корплю над этими двумя тоновыми языками. Здесь, в Решме, как обычно, есть и время, чтобы поработать над музыкой и кое-что подредактировать.

Вот по этим причинам я и решил чуть-чуть повременить с третьим моноспектаклем, тем более что он сейчас переферментирует в моей башке: теперь хочу всё сделать несколько иначе; ну а в том, что касается музыки и архитектуры Востока,– об этом мы поговорим тоже немного времени спустя. Из Фантьета.

Так что ухожу в учебный процесс. Ещё меня ждут разъезды-переезды (Дустенбург, Нужный Новгород и Петербург).

Буду параллельно приводить в порядок и все ресурсы, в особенности сайт Кунстгейзера, который я никак не могу увидеть в том функционале, какой жажду. Мой сайт вроде уже начинает принимать необходимые мне очертания, и на него я вскоре буду выкладывать архив всего, что делалось в допрочерконскую и прочерконскую эпоху.

С архивом Прочеркона будет, пожалуй, самая большая засада: снималось и фотографировалось много, но о чём говорить сейчас, если я тогда не мог добиться почти ничего. Мне это очень напомнило историю с подкастами, когда между записью и публикацией чуть не полтора-два месяца проходило.

Больше всего, конечно, жаль «Недействительных причастий» во ВХУТЕМАСе. Хотя многие, кто видел, мне искренне говорят, что ставить их надо заново, поскольку требуется не просто заучивание, но чувствование актёром того текста, который он говорит; нужно иметь достаточную опытность, чтобы понимать, почему и что за черепки ищет Человек в Халате и почему так долго вспоминал свою любовь Посетитель Салона…

…но у нас даже стулья плетёные держатся на болтах и на гайках.