Categories
Старый блог

Берёзовый сок, или Пред родиной вечно в долгу

Обложка:

И. Шишкин

“Ручей в берёзовом лесу”, 1883

Кратко. Новый “логотип” России, Статья 29 Конституции РФ, вкусы, культура и новые нежные встречи с истеблишментом РПЦ.

Думаю, что обсуждение шедевра, который намедни вывалили на стыд тем, кто ещё хоть как-то в этой стране мыслит, и на потеху всему миру, уже успело поднадоесть за двое суток. Россия честному народу ещё раз явила всё, на что способна и по части дизайна, и по части самопрезентации. Собственно, какова культура (точнее – её отсутствие), каков её туризм (на что и направлен вроде как опус), каковы вкусы (а точнее – опять же полное их отсутствие), таков и логотип. “Яка дэржава – таки и тэрорысты”.

В том, что попилили на “разработку” немало,- я даже не сомневаюсь. Но ничего другого ожидать не приходится. И распил бабла к наличию/отсутствию культуры тут имеет прямое отношение: ни одна страна с мало-мальским самоосознанием себе такого унижения просто не позволит, а приворовывают всё равно повсеместно – куда без этого где бы то ни было. Но если позволяем сами себе да на таких уровнях – значит, чего с нас же и взять.

305056_3044776578120_1991980097_n

Вот не могу понять. Что пытаемся всему миру доказать? Что мы пойдём своим путём? По тем же граблям, только в другой последовательности?

Вселенская самозащита в собственной неполноценности, в нежелании двоечника учиться. Такая поза напоминает взъерошенного семиклассника, нашкодившего, но кидающегося первым, чтобы обороняться. Инфантильная боязнь признаться в собственных слабостях и ошибках, недоделках и недоучках. Более опытные товарищи говорят – ну не наступайте вы в то же дерьмо, блин, ну проходили мы это; ну давайте мы вам подскажем. И в ответ огрызаются вроде как даже здравомыслящие: “Не учите меня жить!” – собственно, людоедка с колокольни своего умственно-духовного развития это и говорила. И прикиньте – официальные лица государства позволяют себе опускаться до дискурса дамочки с тезаурусом объёмом в тридцать фраз: “Не вам учить нас жизни.” Бодрячком, пацанчики.

Я краснею, когда слышу такое и когда должен оправдываться перед недоумевающими друзьями из-за рубежа. Я отвожу взгляд, когда вижу обсуждения наших соотечественников на форумах новостных Интернет-площадок: невежество похлеще американского – и это ещё мягко сформулировано…

…Да и на левинэре в субботу мы в очередной раз сцепились с РПЦ за право фотографировать. Чтобы сделать репортаж и по сути быть готовыми добровольно прорекламировать и рассказать о церкви, её архитектуре, её убранстве.

“Только с благословения батюшки.”

С какой стати? Зачем оно мне?

Я не должен на территории своей страны испрашивать разрешения на исполнение Статьи 29 Конституции о свободном сборе и систематизации информации. А что выдумали сами себе про фотографирование – так то не мои проблемы.

В этих вещах мне благословения не нужно.

Мне нужно благословение или совет, когда мне трудно.

А поди попробуй с кем-то из них поговорить или посоветоваться.

И вообще. Откуда столько лицемерия?

Почему, когда мы приезжаем на какие-то развалины старого монастыря, нам улыбаются, просят пофотографировать – в надежде, чтобы мы рассказали, показали, чтобы, может, кто денежку дал бы на реставрацию. Потом кумулятивный эффект даёт плоды, что-то где-то в итоге восстанавливают – и вот вчерашний скромный монах, теперь уже с пузом и на бэхе, гонит тебя же прочь.

Средневековье – это не когда у тебя нет тех или иных технических прибамбасов.

Средневековье – вот оно.

И, честно, уже не знаю, как реагировать, когда я останавливаюсь на выходе из храма, где меня по-христиански облаяли за пять минут до этого, присаживаюсь на корточки, снимаю рюкзак, начинаю искать в сумке денежку, чтобы оставить на поддержание прихода, а мне в спину – “батюшка”:

-Идите отсюда поскорее да с миром, совсем потеряли всякое уважение и стыд.

Тоже очень по-православному, правда? Человеколюбие там, уважение к своей пастве, демонстрация примера терпимости…

…Как говорится на логотипе – “Моя Россия”.

Такая она ровно, как её “визуальный паспорт”.

Родину, сынок, не выбирают.