Categories
Старый блог

Беседа застольная, душевная

Обложка:

Якоб Йорданс

“Бобовый король”

Кратко. Как переквалифицироваться из стоматолога в травматолога, разговоры банкетные и столовые – безобразно-медицинские. Поезд кинешемский, некондиционируемый.

-Я сначала хотела стать пианистом, потом стала стоматологом. Приехала на курсы, чтобы переквалифицироваться в травматолога.

Одно хорошее дело красавица уже сделала. Не стала пианистом. Надеюсь, она сделает ещё одно благое миру дело: не будет после пятидневного курса пытаться работать травматологом и не будет доламывать кости, которые уже сломаны без неё. Не без намёка на это Марк Леонтьев рассказал такой предвыборный анекдот.

Встречаются два приятеля. Один держится за зуб. Второй спрашивает:

-Что случилось?

-Да вот… хожу к стоматологу лечиться уже двенадцать лет, а зубы болят всё больше и больше.

-Так что же ты не сменишь стоматолога?

-Ой нет… я за стабильность.

Не дай Бог попасться таким стоматологам на зуб. Потому у нас все и бегают с больными зубами и по несколько раз в год. Даже если кариеса нет, просверлят так, что появится…

-А они вовремя, Мирек, вчера свалили с банкета.

-Вы ещё долго сидели?

-До часу ночи травили анекдоты. Была идея вообще поставить видеокамеру, а потом смонтировать «решемские посиделки».

-О-о. Андрей, но почему вовремя? – Мирек не унимался и даже оторвался от завтрака.

-Ты тоже вовремя свалил.

Мирек пришёл уже в полное недоумение.

-Из них ни одна так и не дождалась перехода от теории к практике, как в том анекдоте про клитор и дыню. «Лучше выпить водки литр, чем лизать солёный клитор…» А мы после их ухода начали обсуждать, как правильнее дрочить по PNF. Предплечье должно быть в отведении или в приведении? Какой хват пениса будет наиболее физиологичным? – Вахтанг отрезал кусок яблочного пирога.

-Смотри с голодухи не помри,– говорю я.

-Да аще. Опять красная икра на завтрак. Сколько можно?

-У тебя вон в компоте залупное молочко плавает поверх апельсинчиков. Можешь отказаться. На диету заодно сядешь.

-Я или диету раздавлю, или сам исхудаю. Я пятьдесят килограммов тому назад был спортсмен! – Вахтанг не без юмора относится к своей комплекции.

-О-о-ой, Лёша, фу,– Мирек засмеялся и продолжил ту же линию. – Ну очывищьче, же в приведении. В отведении должен кто-то-нибудь второй тебе онанировать,– резюмировал Мирек.– А так получается, что вообще согласно диагоналям тут будет неподвижность дистальной части при подвижности проксимальной.

Своё объяснение он сопроводил красноречивыми движениями рукой вверх-вниз по салфетке, стоявшей на столе в виде башенки. А мы сползли под стол все трое. С соседних столиков на нас оглядываются уже давно. С первого дня.

-Знаете что,– говорю,– я вот подозреваю, что народ из несеминарских, кто в поле наших застольных разговоров оказывается за едой, нас проклинает и с нас тихонечко худеет.

-Как сказал Аршавин, «это не мои проблемы, а ваши»,– Вахтанг вскрыл ножом сытную корочку курицы.

-Угу,– я выпросил себе ещё порцию чая…

…Через пятнадцать минут бескондиционерный душный поезд, плавящийся на июльском солнцепёке, выползет из Кинешмы на Москву…