Categories
Старый блог

Кунстгейзер – смотрящий и фонтанирующий

Обложка:

Олег Максимов

“Тяжёлый труд”, 1967

Кратко. Подробно словесами о вчерашнем открытии Кунстгейзера в галерее ТНК-Арт, о пришедших гостях, о планах, предстоящей объёмной работе и неизбежных обеспокоенностях за судьбу детища. Ещё раз о названии и его перекличке с концепцией.

Корабль спущен на воду.

Но отныне без фанатизма.

Итак, 1 июня 2012 мы открыли Кунстгейзер в галерее ТНК-Арт с личным дружеским участием Киры Крейн, куратора. Сайт будет постепенно развиваться под чутким руководством и наблюдением Лёши Старогородцева, а мы, уже потихонечку скучковавшиеся вокруг многоаспектной идеи проекта, будем наполнять контентом…

На сайте же вы найдёте и вчерашнюю презентацию проекта, и описание частей, и правила участия.

Почему без фанатизма? А потому, что прыгать с горящими глазами “да-я-щас-вам” или тянуть за собой тех, кто ну совершенно не расположен идти в одном с тобой направлении,- глупость несусветная; но сколько нужно было работы внешней и внутренней, чтобы осознать, сформулировать и выстроить на новом уровне.

На уровне бесстрастной страстности. Именно так, как бьёт гейзер: он силён не потому, что он хочет показать свою силу. Он силён потому и ровно настолько, насколько он силён. И всё. Не более – и не менее.

И я смею надеяться, что за почувствованный многими новый уровень и подход говорит как раз “гостевой набор”: на открытии была и Аня Ильичёва из Галереи ВХУТЕМАС (МАРХИ), и руководители одной из серьёзнейших в Москве лингвистических школ – супруги Кутырёвы. Забрели Макс Марусенков, Света Пичужкина  со своим фотоаппаратом, на котором объективы менялись быстрее, чем слайды презентации, Андрей Скворцов , что для меня было огромным комплиментом, Асия Усманова, Эдита Фил (флейта) и Катя Антокольская (виолончель), а также несколько художников и актёров, с которыми мы только-только познакомились на встрече, но уже договорились о налаживании контактов для участия.

Денис, корреспондент RussiaToday, меня после презентации долго расспрашивал про тонкости проекта, и в некоторых вопросах приходилось искать формулировки на ходу – в принципе, как это и положено при дотошном выспрашивании. Он спросил, чем же будет отличаться проект от других ивент-сетей или новостных порталов. И вот этот вопрос меня поставил в тупик не тем, что я никогда о нём не думал, а тем, что, по всей видимости, не проговорил это отчётливо.

Поэтому повторюсь: Кунстгейзер – это многоаспектный проект, который совмещает в себе и говорение об искусстве, и его создание, и мастер-классы от именитых участников проекта. Это поиск собственного голоса на интеллектуальном пространстве. Это собирание людей под одной концепцией, но это не социальная сеть; это организация и анонсирование событий, но это не ивент-сеть, ибо мы генерируем свои события; это лекторий и мастер-классы, но это не образовательное учреждение; это прогулки и экспедиции, но это не турбюро, потому что мы не делаем массовый продукт; это публицистический портал, но это не лента новостей, потому что об искусстве и культуре писать будут те, кто в рамках иных частей проекта создаёт арт-события.

Кунстгейзер – это логические микроцепочки событий, которые будут пронизываться объединяющей деталью, и деталь эта будет проста, как петровская полушка. Это работа прежде всего на самих себя, собственное развитие в создании крупного коллективного портфолио.

Денис Абасов будет курировать портал публицистики, Женя Киктенко – лингвопрограммистский проект, в котором мы вроде как нащупали общую почву понимания физика-математика и тупого гуманитария, но теперь будем совместно ваять проектную документацию на исследование, а Женя Морозов после моей театральной мессы, закурив на крыльце галереи, изрёк:

-Ну спасибо тебе. Вот я и лишился режиссёрской девственности.

Немалая работа предстоит Илье и Юле Трифоновым: проект всё равно будет нуждаться в пиаре и финансировании, хотя и может существовать вполне себе автономно даже если в нём останусь один только я.

Да, да, да. Это большие планы. Но без всякой нездоровой и необоснованной страсти.