Categories
Старый блог

Маэстро Юль-Чирсаныч вспоминает Хайфу на ночь…

В общем, как бы ни смешно и ни стыдно было себе признаться, но выбрал я посещения городов не без того, чтобы посмотреть, над чем же так по-доброму стебались Никтитины в своей песне “Ершалаим”. Теперь я понимаю, почему маэстро вспоминает на ночь Хайфу и почему Персидский ему грезится залив. Правда, там Средиземка, но Никитиным и Сухареву это неважно: поэтицкий образ, матьё!  И заливное с хреном. Есть что повспоминать. И есть, куда полазить.

Знакомство с Хайфой началось с курьёза. На центральной автобусной станции моё появление в уже пригородном автобусе вызвало дискуссию – подключились все. Когда я прошёлся по городу, я понял, что именно было не так. Я попросился в центр города. Оказалось, что жители понимают его по-разному. Завязалась дискуссия, куда меня отправлять – на 103 или 133 номере. Кармель-центр и Портовый (старый) центр – две разные вещи. Но не это забавно. Понятное дело, что говорю я по-английски и использую слово downtown в привычном для меня значении “центр города”. Но в Хайфе своё словоупотребление: даунтаун – это нижний центр (даун же ж!), который у моря, в низине; а аптаун (в нормальном языке означающий “пригород”) – это верхний, Кармель-центр, потому что на горе, оттуда и “ап” (что вы, блин, как маленький, вам ещё – типа – и английский тут объясняй).

Единственный город в Израиле, где есть бесподобное метро (Кармелит): это одноколейка, прорубленная в горе и связывающая Кармель и Порт. Первое впечатление может создаться, что попадаешь в какую-то глухомань, потому что ни в одном магазинчике нет карт города и не очень много публичных заведений и шума. Но когда в порту смотришь на хрен-знает-сколькипалубные лайнеры со всего света и стоишь под неведомым раскидистым деревом около гранитной стойки, читая в халявном вифи-Нете про Хайфу и попутно чирикая первые мысли,- всякое ложное впечатление пропадает полностью.

К вчерашнему: Иерусалим разочаровал. Меня как опытного Городского Льва не обманешь новоделами – и тошняк вызвали они у меня непроходимый. Особенно Виа Долороза, которую продают турью (а они покупают) за чистую монету. Второй день я не хочу. Особенно смотреть на наших паломничков.