Categories
Старый блог

Как аукнется…

Не особо о чём бы то ни было подозревая и, правду сказать, совершенно не заботясь, Прочеркон в октябре 2011 попал в программу двух фестивалей – «Sretenka Design Week» и «Стоянка человека. Ландшафтная архитектура». Большой неожиданностью было в день нашего перформанса и спектакля в галерее ВХУТЕМАС видеть красивые программки фестиваля с приглашением на наше действо. Сергей Яралов, куратор «Стоянки человека», особо и в моём присутствии редактировал в каталоге выставки  информацию про нас и про дискуссию, которую ваш покорный слуга модерирует в предстоящую субботу (22 октября 2011, 14:00) в «Доме на Брестской».

Если я не признаюсь, что доволен и выступлением 15 октября 2011, и аудиторией, то скорчу лицемерную мину деланого скромнятки. Да, доволен – и признаю открыто. Да, получилось: и «Недействительные причастия» с вкраплениями из «Колыбахи», и Эдита Фил с флейтой соло (Богуслав Шеффер, «Негативы»), под которую народ вдохновлялся на хеппенинг Наталии Хлебцевич с биномами, и беседа по видеоконференции с Григорием Капеляном из Нью-Йорка… Лучше всего, и скрывать никто не стал, получились пироги от Наталии – особенно с баклажанами. Марина, наш гримёр, предложила называть теперь встречи не «капустниками», а «баклажанниками»…

И всё вроде неплохо: и маман прикатила специально смотреть на всё это безобразие, и Пронин всем понравился в роли Нюни (все отметили, что он именно играл, а не монотонно читал, как пономарь), и мы с Олегом на сцене опять забыли про аудиторию, потому что погрузились в проживаемые события, и народ внезапно заострил внимание на моей фортепианной прелюдии к «Причастиям»… и фоторепортаж, говорят, будет, и видео-то записали, и люди новые к проекту стремятся, и визитками с нами обмениваются, и уже не спрашивают, что это за «левый стартап». А что-то всё равно грызёт… Хожу, как недоёная корова,– не могу догнать, что…

И вдруг – «ещё один всё понял».

Меня поражает полная пофигистичность студентов. Ни один из них, несмотря на мои всяческие приглашения как на наши встречи, так и на встречи наших теперь уже не просто коллег, но друзей,– просто не отреагировал. Сказать, что мне обидно? – Нет, не обидно. У нас есть своя аудитория, свои сочувствующие, свои нарастающие обороты. А что тогда? Хм. Тебе так нужно их видеть у себя? Не принципиально, хотя, конечно, не отказался бы, если бы они включались,– себе прежде всего в плюс,– в интересное общение и круги знакомств, коих у нас завести море можно с полпинка. Приятно быть таким вот энергетическим центром. Но раз не хотят – не надо. Тогда что же за терзания? Успокойся, выпей цикория – всё пройдёт.

Опять стопорюсь в рассуждениях. Смотрю тупо в одну точку.

И понимаю следующее.

Пофигистичность в принципе. Вот что обидно. Им как данность неинтересно то, что происходит вокруг: какая-то фундаментальная апатичность в отношении накопления интеллектуального багажа, который, по сути, им приносят в разжёванном виде. Но они ленивы даже проглотить. Стоп, скажут мне пытливые рассуждатели. Кто тебе сказал, что им должно быть интересно всё это твоё искусство? У них всё-таки несколько иная, хоть и близкая, сфера. А вот ничего подобного. Не в меньший шок меня повергают девочки, которые возвращаются (нота, блин, беня!) с полугодовой стажировки в Италии, приходят ко мне «досдавать академическую разницу», размахивают документом о «прослушивании курса» итальянской литературы (чтобы я «перезачёл автоматом»), но при этом не могут ответить на вопрос, в чём заключалось литературное противостояние Гольдони и Гоцци. Им в лом полюбопытствовать даже по своему прямейшему профилю. Не поставлю, говорю, зачёт. – Ну пожалуйста, клянчат. Пожа-алуйста. Мндя. Всё равно ведь не выучите. Давайте сюда… ваши эти зачётки. Может, какая-то пресыщенность интеллектуальной деятельностью? Сомневаюсь. Не думаю, что так уж до дыр исстарались, раз и по «профильному региону» до постыдного всё слабо.

У современного студента нет никакой мотивации к тому, чтобы становиться культурным и широко образованным человеком. Есть только желание поскорее получить корочку, которая кажется бесполезной бумажкой. («Ах ты скотина, ах ты гад! И на тебя я потратила лучшие годы жизни! И всё ради чего?» – «Дочка, прекрати разговаривать с дипломом!»)

И в нашей стране бесполезной бумажкой диплом кажется более чем уместно: как же ещё к нему относиться, раз он сам себя дискредитировал? Ну подумаешь – университет закончил. Я, мол, тоже своему ребёнку образование покупал!

Действительно – я на платном учусь. Мне что – за свои деньги ещё и напрягаться? Вы мне корочку дайте – а папинька даст работу.

Сами того не подозревая, мы вырастили поколение слабовидящих людей, которые мыслят категориями формального положения на лестнице, для которых духовные ценности оказываются приоритетом не второго и не третьего, а двадцатого плана, людей, для которых лишний раз пошевелиться и посмотреть, что же интересного происходит вокруг них же (зачастую прямо тут, почти не выходя из аудитории),– труд необычайный и нелепо-ненужный. Людей, для которых есть только мышление одним днём. И не надо кивать на мегаполисность. Нью-Йорк помегаполиснее будет.

Я как-то с грустью смотрю на планировавшиеся с ними в этом семестре пленэры. Думаю, даже бестолково заикаться о выставках и пробах писать рецензии на них. Не буду даже беспокоить знакомых кураторов, которых думал просить немного рассказать о «другой» стороне работы галерей: как происходит отбор произведений, как идёт монтаж и установка света, как осуществляется продвижение события, как производится создание и дизайн флаеров, как организуются фестивали и широкие программы…

…Насильно всё равно мил не будешь. А мы потом ещё послушаем, какой песенкой всё это аукнется.