Categories
Прочеркон

Идеалистам на заметку

Меня удручает, что твой идеализм, которым ты упиваешься, тебе же и мешает жить. Всё ведь очень просто: прощёлкаешь – упьются другие, потому что у них цинизма больше. А они о тебе не думают. Не то чтобы плохого желают; нет. Они тебе – вообще ничего не желают. Они – себе желают.
И делают они всё так, как сами в состоянии. Не сможешь сделать хотя бы приемлемо ты – ну жди, что какой-нибудь хлыщ сделает быстрее, пусть и хуже. Зато он станет первым, и до совершенства помогут дойти ему, а не тебе. Потому что ты стоял и смотрел, как над белой зеброй сменялись красные и зелёные челобречки.

Идеалист – это тот, кто умеет и не боится делать по максимуму своих возможностей, не оглядываясь и не сжирая себя – изнутри, а других – снаружи; тот, кому плевать, впереди он или сзади: «Эй, сзади, делай, как я! Это значит – не надо за мной! Колея эта – только моя! Выбирайтесь своей колеёй!»

Главная трата времени – как раз на оглядки и сравнения. Свою фору не отдавай никому, но и помни, что под небесами столько свободного места, что не хватить нам его всем просто не может. Соревнующиеся без цели подобны тому балбесу, который подходит к сидящим на длиннющей рельсе с требованием «подвинься».

И без недоработок не бывает: недостатков не видят или ослеплённые со стороны фанатики, или сам деградирующий автор. При нормальном зрении в этих-то недоработках и есть вся прелесть. Страшнее – та пауза, в которую ты ждёшь, что вот-вот-вот… завтра уже сваяешь ещё одну такую Венеру Милосскую, что все остальные Венеры марсом подавятся и сникерсом перемажутся.

Уильям Блейк всё понимал, куда мы идём… и даже могилку готовить себе не стеснялся… и знал, что мы с тобой тоже, может, и могли бы, хотели бы любить друг друга вечность… но – шиш. На кладбище звенит колокол и по самым безупречным, и по грешным. Так чего ж мы?

Bring me an axe and spade,
Bring me a winding sheet;
When I my grave have made,
Let winds and tempests beat:
Then down I lie, as cold as clay.
True love doth pass away!
(«Song»)

Да, кстати, всё тот же Блейк писал имя одного человека – «Spenser»; совершенно спокойно – и чхать хотел на рекомендации следовать правилам языка. Будь сам себе правилом твоего языка.

Пока, конечно, «зелёные» и прочая околоекологическая шобла-ересь всё-таки не сведут нас с ума и не заставят жить по абсурду «защита природы – это много крика». А уж когда придут деньки, когда вся промышленность будет работать на поддержание, приючение и обогрев армии протестующих против ухудшения экологической ситуации,– вот там и посмотрим.

Можно вообще всегда по течению: подаваться туда, где правительство выдаёт деньги, лишь бы только особо ретивые затыкались и делали вид, что производят нечто общественно полезное (точнее, ничего не производят, а только орут, но хотя б не мешают остальным – кому грабить, кому философствовать).

Так сейчас делают и с оппозиционными, с позволения сказать, художниками.

А как ты хотел? Они «профильные». А кто «профильный» – получай свой транш. А кто получай свой транш – тот отрабатывай его. Как отработает «профильный» еколог? Пойдёт на пустырь и будет драть себя в грудь: «Здесь ещё вчера был Фимкинский лес!» А художник возьмёт баллончик и нарисует вокруг останкинской телебашни то ли подобие вытянутого трилистника с характерной дужкой, то ли магнит – да и назовёт это «арт-акцией». Все будут счастливы по самые помидоры. Они будут каждый заниматься своим очень большим и очень важным делом,– главное, чтобы помалкивали и думали про своё собственное «зысыс хорошо».

Выбирай, какое такое важное и сурьёзное, идеализированное и безупречное дело тебе по душе.

Да. И ещё. Поменьше смотри на тех, кто орёт, что у него-де «постоянное развитие» и «бесконечная открытость миру». Людей, которые стоят на месте, по этим плакатным взвизгам и узнаёшь: они именно так любят сами себя уговаривать, когда знают, что ни хрена-то у них не меняется. (А чаще ваще просто становится ещё хуже…)

Быть великим – это действовать в любой ситуации сообразно с самим собой, не предавая себя; но это ещё и умение вовремя уйти, когда песня спета и когда есть риск оказаться посмешищем.

Кто долго изучает обстановку, тот просто трус; кто бросается в омут без раздумий, тот дурак. Ищи сам эту чудесную серёдку, имя которой – смелая игра.

6 May 2011. – Dzerzhinsk (Russia)