Categories
Старый блог

Безличмон #9. Солнце закатное

Зачем ты передо мной потрясаешь тем, чего ты – достиг? Чем хочешь зацепить, поразить, умилить? Прошедшим временем – глагола и действия? А будущее – есть оно?

Как же жизнь до сих пор тебя не научила, что потрясать надо тем, что ты достигаешь – сейчас? Чего ты достигнешь – потом?

Да, ровно сейчас, вот в эту самую минуту, в эту самую секунду. Когда ты снова стоишь на изломе, на этой вечной излучине реки, где на стрежне никогда неизвестно, куда крутанёт твой баркас в следующую секунду,– и будут ли пересмешники разносить весть о кругах, сомкнувшихся над твоей головой?

Будут пересмешничать о твоих сомнениях и болях за то, что ты делаешь,– возможно, делаешь заново, перестраивая всё. И когда ты строил трамвайный парк, а получился свечной заводик – тебе должен быть непонятен вопрос, где же этот самый трамвайный парк. Ведь ты будешь показывать на построенный свечной заводик и отрешённо повторять – а вот он. В результате-то получилось – так.

Когда ты умеешь понять, что твои лавры прошлого – они прошлому и принадлежат, не тебе. Они увядают вместе с последней секундой, раздававшей их. Не так ли вянут лютики на следующее утро?

Ты что же – хочешь жить этим самым прошлым? Как мопассановская героиня, перебиравшая под старость свои «реликвии» в ларце? И говорить, что не плоха и не хороша жизнь, что она просто – жизнь?

Если за достижением больше ничего нет – не это ли тупиковая улочка твоего городка? Не это ли предел, за который ты не выберешься, как бы высоко ни прыгал, не это ли непреодолимый забор, как бы бойко ты на него ни кидался?

Ведь если ты бесконечно киваешь на своё сделанное (а почему ты не хочешь, чтобы другие оценили?), если ты восхищаешься днями прошедшей, отгремевшей, оттрезвонившей славы, не есть ли это простое признание: пик пройден – «и теперь только вниз босиком»?

А выше-то – ничего нет? Тогда какой смысл аплодировать спускающемуся с горы? Твоё солнце – уже закатное, такполучается.

Я тобой буду восхищаться только тогда, когда, пройдя одну гору, ты невзначай сам себе (именно сам себе!) бросишь «фи-и-что?» и – пойдёшь на гору ещё более высокую. Оставив толпы, от века никуда не сдвигающиеся со своих филистёрских мест, аплодировать в своё удовольствие.

Но не потому, что тебе так нужен исступлённый вой пассивных поклонников. А потому, что тебя страшит одна-единственная мысль:

«Не приведи Господь быть всему лучшему – только в прошлом!»