Categories
Старый блог

Рефлексии на закуску

Таким тихим и безлюдным я метро не помню уже сто лет. Разве только когда одним жарким днем мы со Светкой танцевали на площадке движущегося вагона, под смех родителей, на обратном пути с прогулки домой. Детенками. Но то были восьмидесятые и лето. То была усталая разморенность Москвы.

В понедельник вечером с Олегом, опасливо спускаясь у меня на Преображенке, мы застали испуганную пустоту вагонов на Сокольнической, вычурный спуск президента по эскалатору на Лубянку (нельзя было отделаться от ощущения, что все это было прописано в протоколе месяца за два), дабы возложить цветы…

Когда во вторник с утра ко мне на той же Лубянке подрулила девица, тыкая в нос микрофоном, чтобы я что-то сказал в камеру, я не сразу сообразил, что вообще не хочу ни с кем и ни о чем говорить. Я начал развивать какие-то метафизические мысли – а что я мог поделать, если это и было моим ощущением? если я понимал нашу сиюминутную беспомощность перед власть имущими, в чьих руках моя жизнь – это разменная пешка? если заглянул в беспредельную беспомощность перед Вечностью?

Но ее это не интересовало. Ей изволь банальностей – да посопливее!

Что за театр фальшивых оплакиваний? Дайте мне скромно поставить свечу! не мешайте незаметно положить два цветка! уберите камеры! приглушите свет на станции!

Но нет…

…Не претендуя ни на какого всесведущего «следователя», каких вона теперь объявилось тысячи (особенно радуют «следователи» из Иркутсков, Лондонов или того ближе), поделюсь двумя наблюдениями (ваше право их счесть параноидальными, ибо отчасти я их считаю таковыми, зная свое умение развивать фабулы), которые меня настораживают.

1. Что настораживает как драматурга и семиотика
Лихо закрученная постановка, тонкий когнитивный зацеп параллелей: 27 ноября — 29 марта. Четыре месяца с момента взрыва «Невского». Слишком уж для москвича сильна привязка москвопитерской символики Сокольнической (красной по схеме) с курсирующим по ней красным же именным поездом «Красная стрела», который, собственно, и был взорван на Лубянке: Сокольническая ветка – это гордость метро, первая ветка, это Москва – Питер, это Ленинградский вокзал на Комсомольской, это Красная площадь (опять же цвет) на Охотном. «Страстно» начатая Страстная неделя.

Откровенная игра ресурсом тончайших символов.

2. Что настораживает как любителя метро, знающего закутки его станций
Если в планах – смести как можно больше людей, то странно уж как-то выбраны станции: Лубянка (с достаточным простором своего станционного зала, широкими проходами между пилонами) и Парк Культуры на Сокольнической (колонная, где закрытого пространства еще меньше). Если бы дело произошло на Парке Культуры Кольцевой, то там бы уж гарантированная сотня от взрыва да дважды столько же в давке (все мы не понаслышке знаем дичь с ограждениями и эскалатором, на котором в обычное-то время боишься быть затоптанным). Ну или на Чистых Прудах (пожалуй, наиболее из всех загруженной, где сходятся задыхающиеся Люблинская и Калужско-Рижская).

P.S. Одна из моих студенток оказалась во взорванном поезде – через три вагона. На занятии она сегодня сидела, еще не до конца отрезвев от шока: «Слишком глупо было взрывать в плотной гуще народа, ведь по сути из-за плотного кольца пассажиров жертв было не так и много: погибли в основном те, кто находился в непосредственной близости». (Вспомнилась история про учителя, который своим животом гранату закрывал, чтобы не погибли дети во дворе, в классе и коридоре.)

Все странно. Все более чем странно.