Categories
Старый блог

Безличмон #7. На последний танец…

Танец – он как желтый осенний лист. Отвечает шорохом на вопросы – и тихо умирает. Он приводит в порядок буйное лето и августовский листопад. Он подпевает городским вальсом на гитаре, валторне, кларнете… Выставляя роскошь, которую не достичь никогда.

Все шепчет тебе танцем… и тут-то прорывается труба. Минорно. Душно. Запакетированно… Очень в такт… Чему? Чарльстону? Степу? Твисту? Горстка менял продает себя на большой улице за чашку монет: только бы увидеть на булыжных мостовых свой… свой танец…

Но добрая ночь – вишневая, черешневая… она сама станцовывает через мглу по листве и обнимает твои плечи так, как их не сумел и не сумею обнять я. Потому что я – не танец. Я гимнастика. Я сухость. Я рык. В конце концов… вы уходите парными фигурами. Вы уходите пониманием… раз-два-три… раз-два-три…

Потому что танец – он хранит такт даже тогда, когда по-стравински семь как-то лихо сочетается с одним и тремя ударами. Потому что Стравинский умел. А мы уже – нет. Мы глухие и прямолинейные. Бьем в лоб. Деньгами и материальным.

Чем не буги-вуги, которыми заполонилась планета? И вовсе не потому, что танцуется естественно и легко, а потому – что модно. Снять со старой полки какой-то позадесятилетний мусор, стряхнуть пыль и вспомнить, как это было, когда мы еще и не народились…

Потому что у тебя есть танец. У тебя есть любовь. У тебя есть белогривый фрегат, на котором можно ежевечерне уноситься по вечернему озеру…

Приглядись внимательно – в танце все ли элементы тобой выполнены верно? Или где-то неосторожно поставленная стопа завтра заболит, заноет, заскулит, не заживая до конца дней?